WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Теоретико-методологической основой исследования явился структурный, системный и сравнительный анализ, который сделал возможным изучение объекта и предмета исследования в комплексе, выявление их наиболее существенных элементов, а также взаимозависимости и взаимообусловленности между ними.

Предметом исследования является роль и место информационного противоборства во внешней и внутренней политике США.

Объектом исследования является механизм ведения информационного противоборства США.

Положения, выносимые на защиту:

- выводы, сделанные на основе исследования теории и практики информационных операций вооруженных сил США;

- результаты исследования структуры, содержания, форм и методов ведения информационного противоборства США;

- определение сущности информационного противоборства, его места и роли в межгосударственном вооруженном противоборстве. Итоговые данные о практической роли и значении информационного противоборства, осуществляемого США;

- рекомендации и предложения, вытекающие из результатов исследования структуры, содержания и методов ведения информационного противоборства вооруженными силами США.

Основной целью исследования является комплексный анализ и классификация основных направлений информационной стратегии США по созданию и использованию средств ведения информационного противоборства в различных сферах.

Достижение поставленной цели мыслится как решение следующих задач:

  • провести комплексный анализ взглядов военно-политического руководства США на механизм ведения информационного противоборства в конце XX-начале XXI веков;
  • провести анализ основных направлений ведения информационного противоборства США;
  • оценить роль США в ведении информационного противоборства и показать перспективы развития концепции информационного противоборства;
  • выявить новые элементы в информационной стратегии США;
  • проанализировать основные аспекты плана защиты информационной системы США.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

  • на основе всестороннего изучения значительного объема зарубежных и отечественных источников проведен комплексный анализ взглядов военно-политического руководства США на механизм ведения информационного противоборства в конце XX-начале XXI веков. Обобщен новый материал, в научный оборот введены источники, которые ранее по объективным причинам не могли быть использованы в отечественной научной и специальной литературе;
  • исследованы содержание, аппарат, формы и методы реализации задач информационного противоборства, их роль и место в общей системе применения вооруженных сил США;
  • уточнено понимание ряда терминов информационного противоборства США, рассмотрены принципы его практического осуществления;
  • сформулированы выводы, научно-практические рекомендации и предложения, вытекающие из анализа структуры аппарата, форм, методов и содержания информационных операций, проводимых вооруженными силами США.
  • определена сущность и структура стратегической информационной войны, рассмотрена ее роль как явления современной политической действительности и значение в системе противоборства государств.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее положения и выводы могут быть использованы в практической деятельности МИД России, других государственных министерств и ведомств, а также в сфере научных исследований и применительно к учебному процессу в Дипломатической академии, МГИМО(Университет) МИД России и других вузах соответствующего профиля.

Структура диссертации обусловлена целями, общим замыслом и логикой работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

II.ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, раскрывается степень ее разработанности, определяется предмет, объект, цели и задачи исследования, показаны научная новизна и степень значимости.

В первой главе Основные направления ведения информационного противоборства” представлена и обоснована классификация основных направлений ИП. Рассматриваются основные группы целей на которые предполагается оказывать целенаправленное информационное воздействие в ходе ведения ИП.

Специфические черты информационного противоборства вызывают настоятельную потребность в изучении и обобщении его содержания с целью выработки новых положений как военной теории, так и теории информационной безопасности государства.

По замыслу американских разработчиков, информационное противоборство, реализуемое через информационные операции, подразумевает использование сил и средств информационной борьбы для подготовки и применения вооруженных сил США и включает в себя деятельность высшего военно-политического руководства, органов государственного и военного управления, средств массовой информации, соответствующих компонентов информационного противоборства, направленную на подготовку и применение вооруженных сил США, формирование благоприятной информационной среды и создание условий для выполнения поставленных перед ними задач.

В ходе исследования было изучено два направления в информационном противоборстве: информационно-психологическое и информационно-техническое. При информационно-психологическом противоборстве главными объектами воздействия, а, следовательно, и защиты являются психика военно-политического руководства, личного состава вооруженных сил, спецслужб и населения, а также системы формирования общественного мнения и принятия решений. При информационно-техническом противоборстве главными объектами воздействия и защиты являются информационно-технические системы (системы связи, телекоммуникационные и компьютерные системы, радиоэлектронные средства и т.д.).

В США для описания информационного противоборства чаще всего используются такие термины, как «информационные операции»(ИО) («Information operations»), «информационная борьба» («Information warfare»).

По взглядам американского военного руководства, информационные операции в ходе ведения военных действий представляют собой совокупностью методов воздействия на информационные ресурсы и системы противника при защите собственных информационных ресурсов и систем в целях захвата информационного превосходства, доминирования в информационном пространстве. Таким образом, понятие «информационная борьба» («Information warfare»), по взглядам американского военного руководства, включает в себя комплексное применение сил и средств информационных операций и вооруженной борьбы в угрожаемый период и при ведении боевых действий.

В США новые взгляды на информационную стратегию прошли этап первоначального осмысления, оплодотворив процесс стратегического (геостратегического) планирования до 2020г., разработки документов, соответствующих следующим элементам структурно-логической схемы: программы, бюджетные предложения, оперативные планы, организационно-методические разработки.

К числу первых официальных документов Пентагона по этой проблеме можно отнести директиву МО США Т 3600.1 от 21 декабря 1992 года под названием "Информационная война". В 1993 году в директиве Комитета начальников штабов № 30 уже были изложены основные принципы ведения информационной войны.

Начиная с 1994 года, в США проводятся официальные научные конференции по "информационной войне" с участием видных представителей военно-политического руководства страны.

В августе 1995 года национальный Институт Обороны США публикует работу Мартина Либики "Что такое информационная война". В ней автор определил семь форм информационной войны.

В конце 1998 года Комитет начальников штабов ВС США издал документ "Доктрина проведения информационных операций" (Joint doctrin of infomation operations).

В нем впервые официально подтверждается факт подготовки американцев к проведению наступательных информационных операций. Ранее представители Пентагона всегда подчеркивали оборонительную направленность мероприятий США в информационной сфере.

Новым документом предусматривается возможность проведения наступательных информационных операций не только в военное, но и мирное время. При этом представители США, комментируя эти положения, утверждают, что использование наступательного информационного оружия будет проводиться при полном соблюдении соответствующих международных норм и договоров. Однако на сегодняшний день подобные международные соглашения либо отсутствуют, либо находятся на ранних стадиях проработки. Предложения МИД России, Организации Объединенных Наций по правовому регулированию мировой информационной сферы встречают жесткое американское сопротивление.

Осенью 1999 года в США создан центр ведения кибернетической войны (наступательной и оборонительной).

Идея завоевания информационного превосходства над противником путем проведения информационных операций последовательно воплощалась в документах КНШ МО США "Единые перспективы 2010" и "Единые перспективы 2020", а также в документах МО США "Четырехлетний обзор состояния вооруженных сил" от 2001 и 2006 годов. В них определены цели, задачи и основные принципы информационной борьбы, обязанности руководящих органов и должностных лиц по ее организации и планированию в мирное время и в кризисной обстановке.

К концу 90-х годов в США сформировался целый ряд экспертно-аналитических групп, принадлежащих к различным теоретическим школам и исследующих различные аспекты многофакторной проблемы ведения информационного противоборства. Уже в настоящее время результаты проводимых этими группами разработок в значительной степени влияют на выработку конкретных практических шагов в сфере ведения ИП, принимаемых на высшем военно-политическом и политическом уровне западных стран. В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть основные теоретические предпосылки и тематику исследований, проводимых наиболее известными из этих экспертно-аналитических групп.

Далее автором рассматриваются концепции "кибернетической войны" и "сетевой войны", выдвинутые сотрудниками RAND Corporation Джоном Арквиллой и Дэвидом Ронфельдтом, которые в настоящее время получили весьма широкое распространение. В частности, концепция "кибернетической войны" подразумевает, что в ходе будущих военных конфликтов информация будет играть решающую роль, а ключом к успеху будет являться достижение информационного превосходства.

"Сетевая война" является более сложной формой будущего военно-политического конфликта, в ходе которого борьба за информационное доминирование затронет социальные и национальные особенности сторон, вовлеченных в конфликт.

Затем диссертантом анализируются работы представителей теоретической группы Университета ВВС США (Air University, Maxwell Airforce Base, Alabama) Джорджа Стейна, Ричарда Шафрански и Оуэна Дженсена, которые полагают, что в будущем конфликте решающую роль будет играть сама информация (точнее, знания), которая при этом будет являться одновременно и оружием, и целью, преследуемой конфликтом. Такой тип конфликта, по их представлениям, будет проходить в до неузнаваемости измененных условиях. Предполагается, что в ходе конфликта, принципиально отличающегося от традиционного, не будут задействоваться не только традиционные системы вооружений, но и такие высокотехнологические системы, как "цифровое поле боя" и т.п., обычно ассоциируемые с ведением ИП. Иначе говоря, новые информационные технологии позволят "сражаться" непосредственно с сознанием противника, активно используя информационные сети и различные СМИ для ведения адаптированной пропаганды и создания у противника искаженной картины мира. Сами информационные технологии рассматриваются в данной концепции только как средство, облегчающее стратегическое информационное доминирование, под которым в данном случае понимается создание таких информационных условий, в которых действия противника в конечном итоге неизбежно окажутся выгодными или будут направлены на обслуживание интересов противоположной стороны. Как утверждают сторонники этой теоретической школы, ИП представляет собой своего рода функциональный эквивалент концепции использования воздушной силы для решения стратегических задач.

Автором рассмотрены и работы одного из наиболее влиятельных теоретиков в области ИП Мартина Либики (приложившего много усилий для того, чтобы теоретические разработки в этой области нашли свое практическое воплощение) который полагает, что в будущем информация станет основным средством сдерживания вооруженных конфликтов. По его мнению, взаимосвязанная информационная система, состоящая из сети космических спутников слежения, наземных, воздушных и морских датчиков, позволит контролировать любую военную активность на планете и, соответственно, позволит своевременно применять превентивные меры. В таких условиях любые действия потенциального агрессора будут абсолютно прозрачны для противоположной стороны и международного сообщества в целом. Соответственно, агрессор может быть лишен даже самой возможности проведения военных приготовлений, поскольку глобализация мировых информационных систем позволит парализовать и отрезать его экономические и информационные системы от прочего мира.

Для нас представляется важным то, что анализ появляющихся и постоянно уточняемых теоретических построений позволяет выявить общий вектор развития ИП. В частности, наиболее характерной чертой современных подходов является то, что основное внимание теперь, в отличие от предыдущих лет, уделяется уже не собственно технической (технологической) стороне проблемы, а организационным и психологическим аспектам ИП, причем информация сама рассматривается как цель и средство действий, предпринимаемых для разрешения конфликта. Такая смена приоритетов, естественно, не снимает с повестки дня разработку и совершенствование технических аспектов, поскольку информационные технологии выступают если не первостепенными, то необходимыми компонентами даже в самых футуристических теориях ИП.

Детальный анализ проблемы ведения ИП, включая определение возможностей для планирования мероприятий по осуществлению или отражению ИО, требует более четкого выявления основных направлений ИП. Согласно Мартину Либики, можно выделить семь таких направлений, которые легли в основу нормативных документов военно-политического руководства США:

1. Борьба с системами управления (C2W – Command and Control Warfare);

2.Информационно-разведывательные операции (Intelligence-based operations);

3. Электронная борьба (EW);

4. Психологическая борьба (PSYOPS);

5. «Хакерская» борьба (Hakerwar);

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»