WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Отдельные же эпизоды данной проблемы изучены местными авторами. Так, Х.Б. Мамсиров рассматривает советскую конфессиональную политику и проблемы мусульманского образования на Северном Кавказе в 20-е годы ХХ века19.

Репрессии мусульманских священнослужителей в конце 20 – начале 30-х годов ХХ века освещались С.Н Бейтугановым, Б.Х. Бгажноковым, А.М. Гоновым, Г.К. Дзуевым, Г.М. Мамбетовым и З.Г. Мамбетовым20.

Многие современные аспекты исследуемой проблемы освещены в работах известного исламоведа-эксперта А.В. Малашенко21. Он наиболее полно разработал общие тенденции и частные моменты исламского возрождения в современной России и на Северном Кавказе, уделив особое внимание политизации ислама, идеологии и практике тех, кого принято называть в России «ваххабитами». Сам автор предпочитает термин «салафиты» или «исламисты». Анализ и суждения А.В. Малашенко отличаются верифицированностью и репрезентативностью.

Существенную теоретическую и методологическую помощь в осмыслении проблемы исламского радикализма оказали также работы А.А. Игнатенко, В.Х. Акаева, С.А. Воронцова, И.П. Добаева, Л.Р. Сюкияйнена, Э.Ф. Кисриева22.

При исследовании исторических особенностей взаимодействия национального и религиозного компонентов этнокультуры кабардинцев мы обращались к работам М.П. Мчедлова, Б.Х. Бгажнокова, В.Х. Кажарова23.

В работе над диссертацией нами использовались отдельные высказывания адыгских общественных деятелей Ш. Ногмова, Хан-Гирея, А.-Г. Кешева24, а также современных отечественных исследователей Т.Х. Кумыкова, Х.М. Думанова, Б.К. Мальбахова, К.Ф. Дзамихова25 и др., касающиеся заявленной темы.

Источниковая база исследования. Работа основана на документальных материалах, извлеченных из Государственного архива Кабардино-Балкарской Республики (ЦГА КБР), Центра документации новейшей истории Кабардино-Балкарской Республики (ЦДНИ КБР), архива Института гуманитарных исследований Правительства Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук (Архив КБИГИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), текущих архивов Министерства по информационным коммуникациям, работе с общественными объединениями и делам молодежи Кабардино-Балкарской Республики и Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарской Республики.

Из материалов ЦГА КБР нами использованы: ф. И-6 («Управление Нальчикского округа Терской области»), ф. И-23 («Кабардинский временный суд»), ф. Р-198 («Народный Совет Нальчикского округа Терской области»), ф. Р-780 («Уполномоченный Совета по делам религий по Кабардино-Балкарской Республике»). Особо следует отметить, что в аппарате уполномоченного СДР по КБР был сосредоточен богатейший материал по состоянию и динамике религиозной жизни и государственно-религиозным отношениям в республике. Сюда входят данные о количестве религиозных организаций, мечетей, сведения о служителях культа, регистрационной политике СДР, заявления и ходатайства верующих, инструктивные письма, ежегодные информационно-аналитические справки и отчеты, направляемые республиканскому и союзному руководству.

Общие тенденции и региональные особенности осуществления советской государственной религиозной политики прослеживаются в материалах Совета по делам религий при Совете Министров СССР, хранящихся в ф. Р-6991 ГАРФ.

Ценные сведения по теме исследования содержатся также в документах партийных и советских органов власти, отложившихся в фондах ЦДНИ КБР. В частности, нами использованы: ф. П-1 («Кабардино-Балкарский республиканский комитет Коммунистической партии РСФСР»), ф.П-2 («Нальчикский городской комитет Коммунистической партии РСФСР»), ф.П-9 (Кубинский районный комитет Коммунистической партии РСФСР»), ф.П-15 («Чегемский районный комитет Коммунистической партии РСФСР»). Эти материалы позволяют конкретизировать как состояние и формы выражения религиозности кабардинцев в различные периоды советской истории, так и практические механизмы административной секуляризации общества.

Из ф.1 Архива КБИГИ («История Кабарды в дореволюционный период») нами проработаны интересные документы, извлеченные сотрудниками института из ЦГИА Грузии, – «Записки жандармского подполковника Юрьева о шариате и тарикате на Кавказе, о Кабарде», а также переписка царских чиновников по проверке сведений, изложенных в данной записке. Эти материалы позволяют более полно представить состояние ислама в Кабарде в первой половине XIX в.

В работе также использованы материалы ф.2 Архива КБИГИ («Документы по Гражданской войне»), в частности, документ «Никонов И. О мульско-кулацком княжеско-дворянском блоке».

Ряд документов извлечен из опубликованных сборников: «Кабардино-русские отношения в XVI–XVIIIвв.»; «Документы по истории борьбы за Советскую власть и образования автономии Кабардино-Балкарии (1917–1922)»; «Союз Объединенных Горцев Северного Кавказа и Дагестана»; «Декреты Советской власти»; «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК»26.

Из опубликованных в сборнике «Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв.» нарративных источников в работе использованы высказывания И. Шильтбергера, И. Барбаро, Дж. Интериано, Ф.Д. де Монпере, Дж. Лукка, И.Г. Гербера, Г.-Ю. Клапрота27.

Источниковую базу дополнили материалы, собранные автором в составе этнографической экспедиции по Кабардино-Балкарской Республике, проведенной в 2002–2003 гг., а также в результате личных встреч автора с религиозными деятелями республики, верующими, представителями государственных и муниципальных органов власти в течение 2000–2008 гг.

Важными источниками информации стали также материалы сети Интернет, текущей российской, региональной и республиканской периодической печати.

Методология исследования основана на принципах диалектики и историзма, объективности, преемственности и системности научного анализа. В работе использованы проблемно-хронологический, сравнительно-исторический, ретроспективный и другие методы исторического анализа.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

– в данной постановке заявленная тема не стала предметом специального изучения в отечественной исторической науке;

– предшествовавшие работы, касающиеся исламской проблематики, исходили из посылки о поверхностном характере исламизации кабардинцев. Анализ исторических, этнологических, культурологических, социологических, лингвистических данных позволил в основу нашего исследования положить совершенно иной концептуальный подход, заключающийся в видении ислама в качестве базовых составляющих социокультурной системы и одной из идентичностей исследуемого этноса. Такая позиция существенно повлиял на характер и результаты самого исследовательского процесса;

– по сравнению с исследованиями государственно-религиозных отношений в советский период, в том числе и по другим регионам, значительно расширена документальная база, позволившая более полно рассмотреть способы и механизмы насильственной секуляризации общества;

– впервые в отечественной историографии в формате диссертационного исследования в историко-этнологическом ключе ставится и рассматривается проблема соотношения национального и религиозного в этнической культуре кабардинцев;

– в работах, посвященных отдельным аспектам исследуемой проблемы, практически отсутствуют полемические сюжеты. Автор счёл необходимым высказать свою точку зрения по ряду положений, встречающихся в исторической литературе, а также по вопросам, вызывающим современные общественные дискуссии;

– в диссертационном исследовании в научный оборот вводится большое количество неопубликованных ранее архивных документов и полевых этнологических материалов.

Теоретическая и практическая значимость. В результате проведенного исследования сформулирован ряд теоретических положений, которые могут способствовать дальнейшим изысканиям в данной области.

Работа позволяет более полно воссоздать историю функционирования ислама у кабардинцев в XX – начале XXI века. Её результаты могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории Кабардино-Балкарии, истории Северного Кавказа, учебников и учебных пособий, специальных лекционных курсов.

Проведенный анализ государственно-конфессиональных отношений, в том числе и на современном этапе, может способствовать корректировке государственной религиозной политики на республиканском и федеральном уровнях с прогнозированием её возможных последствий.

Выводы автора об истоках внутиримусульманского раскола и радикализации молодежного исламского движения помогут наладить диалогичные отношения между сторонами, находящимися сегодня в оппозиции друг к другу, что в конечном итоге позитивно скажется на стабилизации религиозной обстановки в республике.

Положения, выносимые на защиту:

1. Вовлечение адыгов в исламское пространство происходило на протяжении ряда веков, по всей вероятности, начиная с периода Золотой Орды. Середина ХVI в. стала для них решающим историческим рубежом в смене конфессиональной идентичности. В начале XVIII в. происходила активизация процесса приобщения кабардинцев к исламу. В начале XIX в. ислам лег в основу модели преобразования кабардинского общества. После завоевания Кабарды дальнейшее развитие её духовной культуры проходило в рамках и под воздействием российской административно-политической системы. В начале ХХ в. синтез адыгской традиционной культуры и исламской цивилизации определил новый качественный уровень развития нации.

2. К 1917 г. ислам прочно вошел в систему традиционных социокультурных отношений, общественных институтов, нравственно-этических ценностей, семейно-бытовую обрядность кабардинцев. На глубоком синтезе исламских и традиционных духовных ценностей выросла национальная интеллигенция. Национально-культурное развитие конструировалось в контексте исламской цивилизации. Однако с Октябрьской революцией Россия вступила в новую фазу социально-политического развития. В 1920–1930-х гг. советская власть переходит от декларации свободы совести к политике подавления религии. После физического уничтожения большинства священнослужителей и лиц, знавших арабскую грамоту, ликвидации шариатского судопроизводства, системы мусульманского образования, закрытия мечетей и жесткого администрирования религиозных вопросов пропал социальный спрос к теологической стороне ислама. Ислам ушел в свадебную и похоронно-поминальную обрядность и, смешиваясь с национальными традициями, репродуцировался в новом качестве.

3. В период Великой Отечественной войны наблюдалось некоторое потепление отношения государства к религии, но с конца 40-х гг. вновь начал доминировать административный метод секуляризации общества. Хрущевская «оттепель», вопреки распространенному мнению, не повлекла за собой смягчения государственно-религиозных отношений в Кабардино-Балкарии. С. 50-х гг. наблюдается даже расширение запретительных мер и нарастание антирелигиозной пропаганды. Добиваясь «отхода верующих от религии» советская власть использовала разнообразные методы: административные, политические, идеологические, юридические, экономические. Верующие вынуждены были прибегнуть к методам социальной мимикрии. В результате – резко снизилось богословское содержание исламской практики, религиозность кабардинцев была сведена до минимума, мусульманская обрядность сильно деформировалась.

4. Антирелигиозная деятельность советского государства вышла за рамки собственно атеизации. С убыванием религиозности в советской действительности стали менее заметными и показатели этнической идентификации кабардинцев.

5. В конце 80 – начале 90-х гг. XX в. произошли радикальные перемены в отношении к религии, как в общественном сознании, так и в государственных структурах. Начался процесс исламского возрождения, который выразился в создании духовного центра, массовой регистрации мусульманских общин, строительстве мечетей, формировании системы религиозного образования, восстановлении исламских традиций. Сформировалась новая система государственно-конфессиональных отношений.

6. Наряду с бесспорными достижениями исламского возрождения выявились и его внутренние проблемы, главные из которых – внутримусульманский раскол, политизация ислама и актуализация проблемы как исламского, так и антиисламского экстремизма. В октябре 2005 г. они вылились наружу в виде вооруженного нападения молодых мусульман на республиканские и региональные правоохранительные органы. В настоящее время проблема исламского радикализма в республике находится в латентной фазе развития.

7. После событий октября 2005 г. в г.Нальчике стала наблюдаться устойчивая тенденция противопоставления национальных традиций кабардинцев исламским. Неадекватное историческим реалиям освещение роли ислама в истории и культуре кабардинцев дезориентирует общественное сознание, ущемляет религиозные и национальные чувства верующих и может иметь далеко идущие негативные последствия.

Апробация работы. Отдельные главы, вошедшие в диссертационное исследование, обсуждены в отделе истории ИГИ Правительства КБР и КБНЦ РАН, сама работа – на расширенном заседании кафедры отечественной истории Кабардино-Балкарского госуниверситета им. Х.М. Бербекова.

Основные положения работы были изложены в докладах на международных, всероссийских, региональных и республиканских научных конференциях. Результаты исследования отражены в 21 научной публикации.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность избранной темы, определены цель, задачи, объект, предмет, хронологические рамки, методологические принципы исследования, характеризуются степень научной разработанности проблемы и источниковая база диссертации, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов, сформулированы положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации работы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»