WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

МУКОЖЕВ Арсен Хабалович

Ислам в новейшей истории кабардинцев

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Нальчик – 2009

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова.

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Дзамихов Касболат Фицевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Зумакулов Борис Мустафаевич

кандидат исторических наук

Каров Арсен Хасанович

Ведущая организация: Российская академия государственной

службы при Президенте Российской Федерации

Защита диссертации состоится « 16 » октября 2009 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д.212.076.03 по историческим наукам в Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М. Бербекова по адресу: 360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова.

Автореферат разослан « 15 » сентября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент М.И. Баразбиев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Исторические особенности функционирования ислама у кабардинцев относятся к числу наименее разработанных тем в отечественном кавказоведении. Религиозное возрождение, начавшееся в российском обществе, в том числе и в Кабардино-Балкарии, с конца 1980-х годов, пробудило массовый интерес самих этнических мусульман к истории их вовлечения и пребывания в исламском пространстве. Реисламизирующееся население стало подвергать ревизии выводы советского исламоведения о довольно поздней и якобы исключительно насильственной исламизации кабардинцев, как и всех адыгов, противостоянии морально-правового кодекса адыгэ хабзэ этому процессу, «роковой» роли ислама в период мухаджирства адыгов, органической «чуждости» им этой религии в силу природной индифферентности к монотеизму и т.п. С другой стороны, воспитанная на секулярных традициях часть национальной интеллигенции, экстраполируя результаты собственной атеизации на состояние религиозности народа в досоветский период, стала реанимировать эти положения и принижать роль ислама в адыгской истории. Историческая наука все ещё не дала на эти вопросы исчерпывающего ответа.

При анализе же современного состояния ислама у кабардинцев обнаруживается, что многие проблемы, как в религиозной жизни, так и в отношении к религии населения, были заложены ещё в годы советской власти. Именно поэтому изучение двух разнонаправленных процессов, имеющих тесную внутреннюю связь и происходивших в новейший период отечественной истории, – деисламизации и реисламизации – представляется чрезвычайно актуальным. Рассмотрение этих двух направлений религиозной жизни кабардинцев в рамках одного исследования оправдано ещё и потому, что большая часть этноса (как верующих, так представителей государственных органов) была вовлечена в оба процесса. Исключение, естественно, составляет молодежь, обратившаяся к исламу уже в постсоветское время.

Именно с молодыми мусульманами, преимущественно кабардинцами, связаны трагические события, произошедшие в г. Нальчике в октябре 2005 года. После них появилось большое количество публикаций, в том числе и на Интернет-сайтах, и большей частью публицистического характера. Специальных же работ, посвященных исследованию причин и обстоятельств происшедшего, крайне мало. Ну а «журналистское» освещение хроники событий, безусловно, не может удовлетворить, а тем более заменить академическое исламоведение.

Таким образом, заявленная тема является частью общей проблемы изучения ислама в истории кабардинцев и призвана в некоторой степени восполнить имеющийся в отечественной историографии пробел.

Цель и задачи исследования. Не претендуя на исчерпывающее освещение заявленной темы, мы поставили перед собой посильную цель: на основе доступных нам источников и литературы, пользуясь достижениями предшествующих исследователей, дать комплексную характеристику особенностей функционирования ислама в кабардинском этническом социуме, проживающем на территории Кабардино-Балкарской Республики, в новейший период истории. Такая целевая установка обусловила постановку и попытку решения следующих исследовательских задач:

  • дать общую характеристику степени вовлеченности кабардинцев в исламский социоультурный и социополитический контекст к началу ХХ века;
  • показать трансформацию государственно-религиозных отношений от консенсусных к запретительно-репрессивным в первые десятилетия советской власти;
  • исследовать механизмы и результаты административной секуляризации и деисламизации кабардинцев советско-партийной системой;
  • рассмотреть основные итоги исламского возрождения в республике и выявить его внутренние проблемы;
  • изучить причины внутиримусульманского раскола, а также истоки и факторы радикализации молодежного исламского движения;
  • проанализировать современные интерпретации роли ислама в истории и этнической культуре кабардинцев.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является кабардинский этнический социум, проживающий на территории Кабардино-Балкарской Республики, а предмет исследования составили особенности функционирования в нём ислама в новейший период отечественной истории.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с 1917-го по 2008 г. Но в первой, вводной, главе мы посчитали целесообразным осветить историю ислама в Кабарде до начала ХХ века, отмечая вероятность знакомства адыгов с этой религией с XIII–XIVв. – периода Золотой Орды.

Степень научной разработанности проблемы. Хотя заявленная тема не стала предметом специального изучения, различные её аспекты рассматривались в трудах отечественных ученых.

В исследованиях советского периода религия вообще, а ислам в особенности, преподносился как вредное явление, ассоциирующееся с отсталостью и невежеством, с жестокостью и насилием. Выше мы уже отмечали, что именно тогда в отечественном адыговедении утвердился искаженный взгляд на сложный и неоднозначный характер вовлечения и пребывания кабардинцев в сфере влияния исламской цивилизации. Написанные в этом духе работы А.А. Дадова, Б. Х. Цавкилова, Е. Т. Хакуашева, А.Т. Тхагапсоева, А.В. Авксентьева1 были направлены на «разоблачение» ислама и поиск путей и методов преодоления религиозных пережитков. Вместе с тем в рамках критики ислама в них излагаются интересные исторические факты, свидетельствующие о состоянии мусульманской практики у кабардинцев в этот период. Среди этих работ можно выделить капитальный атеистический труд Б.Х. Цавкилова «Мораль ислама». Следует согласиться с его высказыванием о том, что «в жизни мусульман-горцев, как и других народов, исповедовавших ислам, в силу исторически сложившихся условий произошло переплетение многих древних обычаев и догм ислама»2.

В постсоветское время историю ислама непосредственно у кабардинцев первым затронул Ж.А. Калмыков. В своих работах3 он обозначил несколько этапов исламизации кабардинцев, начиная с ХIII–ХIV до начала ХХ в. Несомненный интерес представляет описание места мусульманского духовенства в российской административно-политической системе управления Кабардой. Вместе с тем точка зрения автора о «роковой» роли ислама в период адыгского мухаджирства, на наш взгляд, во многом упрощает проблему вынужденного переселения адыгов в ходе и результате Кавказской войны. Не можем мы также согласиться с мнением Ж.А. Калмыкова относительно соотношения ислама и адыгэ хабзэ.

Первое монографическое исследование истории ислама в Кабарде ещё в 1999 г. провела Н.М. Емельянова4. Она в целом правильно отразила основные этапы исламизации кабардинцев, отметила неравномерность распространения этой религии среди них, обратила внимание на синкретичность религиозных воззрений и сохранение доисламских традиций даже при господствующем положении ислама в XIX в. (например, в обряде вызывания дождя).

Целый раздел в монографии посвящается изучению роли ислама в кабардинском обществе в ХХ в. Н.М. Емельянова проанализировала большое количество документальных материалов, охарактеризовала основные механизмы государственного атеизма. Вместе с тем ряд направлений советской антирелигиозной политики, а также реакция самих верующих на антиисламскую кампанию остались недостаточно освещенными. В работе встречается противоречивая статистика (по количеству мечетей, общин, служителей культа), имеют место и некоторые неточности в датах. Кроме того, в целой главе, посвященной 1950-м гг., даётся описание положения дел в стране без единого упоминания о Кабарде. Мнение же автора о «либерализации религиозной политики» в годы «хрущевской оттепели» опровергается имеющимися у нас документальными свидетельствами по Кабардино-Балкарии.

В следующем разделе, в котором исследуется исламское возрождение в 1990-е гг., затронута лишь малая часть возрожденческих тенденций, причем фактического материала в нем крайне мало. Проблемы раскола мусульманской уммы, формирования альтернативных духовному управлению молодежных структур, религиозной дискриминации и мн.др., имевшие место уже ко времени выхода монографии в свет, автор не затрагивает вовсе. Однако в другой своей работе – статье «Тайное и явное в северокавказском исламе (на примере Кабардино-Балкарии и Северной Осетии)»5 Н.М. Емельянова в определенной степени восполнила этот пробел.

В 2003 г. в свет вышла монография И.Л. Бабич и А.А. Ярлыкапова «Исламское возрождение в современной Кабардино-Балкарии: перспективы и последствия»6. В ней два раздела – по истории исламизации кабардинцев и современному исламскому движению в Кабардино-Балкарии – написаны И.Л. Бабич. В первом разделе большинство фактологического материала посвящено западным адыгам, что, разумеется, не может служить репрезентативной базой по истории ислама у кабардинцев7. Оценка автором собранного большого полевого материала о современном состоянии ислама в КБР, на наш взгляд, недостаточно отражает реальную конфессиональную ситуацию в республике в тот период.

Соавтор данной монографии А.А. Ярлыкапов в этой и других своих работах даёт характеристику новому исламскому движению в Кабардино-Балкарии8. Сравнивая аналогичные явления в Северо-Кавказском регионе, он выделяет особенности позиции «новых мусульман» и созданных ими структур в республике, отличительные черты их практической деятельности, что является несомненным достоинством указанного исследования.

В «Новейшей истории ислама в России» (2007) Р. Силантьев9 уделяет Кабардино-Балкарии минимальное внимание. Располагая огромным количеством информации, большей частью извлеченной из различных СМИ и Интернет-сайтов, автор сводит всю историю ислама в стране к истории раскола и интриг между духовными лидерами. Такая методология, естественно, не позволила Р. Силантьеву раскрыть ни реальные истоки внутримусульманского конфликта, ни причины распространения исламского радикализма в регионе.

Мало внимания уделяется освещению ислама и его роли в истории и культуре кабардинцев и балкарцев в учебном пособии К.Х. Унежева «История религий Кабардино-Балкарии»10, увидевшем свет в 2007 г., – всего один параграф, тогда как язычеству отводится целая глава. При этом отдельные суждения автора носят противоречивый характер, особенно в части соотношения национального этикета с исламскими традициями.

В 2008 г. А.Х. Каров выпустил книгу «Религии и государственно-конфессиональные отношения в современной Кабардино-Балкарии»11, которую сам автор назвал «практическим пособием». В ней опубликовано большое количество документов, в том числе законодательно-нормативных актов, приведены выдержки из опубликованных статей различных авторов, имеются и авторские заметки по интересующей нас проблеме.

В монографии С.И. Аккиевой «Ислам в Кабардино-Балкарской Республике»12, изданной в 2009 г., освещается ряд проблем современной мусульманской уммы республики: становление общин, создание и деятельность Духовного управления мусульман КБР, развитие исламского образования, противодействие экстремизму. Автор анализирует различные факторы, способствующие радикализации исламской молодежи. Следует согласиться с утверждением о том, что «недостаточный уровень религиозной культуры позволяет определенным силам использовать часть верующих в политических целях»13.

Другие работы, представляющие интерес для нашего исследования, целесообразно охарактеризовать по проблемно-историческому принципу.

При изучении этапов исламизации кабардинцев существенную помощь оказали работы В.Х. Кажарова14. Особое внимание автор уделяет роли ислама в период Кавказской войны и шариатского движения в Кабарде, указывая на произошедшие трансформации в сознании кабардинцев и преобразования во всех сферах их жизни на основе шариата.

Работы Е.Г. Битовой и Д.Н. Прасолова15 наряду с упомянутыми выше исследованиями Ж.А. Калмыкова способствовали определению роли ислама и места мусульманского духовенства в российской административной системе во второй половине XIX – начале XX в.

О мусульманском просветительском движении и создании системы религиозного образования в начале ХХ в. писали З.М. Налоев, Т.Х. Кумыков, М.З. Саблиров16.

Период революционных событий 1917 г. и гражданской войны на Тереке освещается в трудах Р.Х. Гугова, У.А. Улигова, М.А. Текуевой17. М.А. Текуева, описавшая движение «красных шариатистов» во главе с Н. Катахановым в поддержку советской власти, характеризует его как исламское.

Специальных работ, посвященных истории ислама в советский период, кроме упомянутого выше раздела монографии Н.М. Емельяновой нет. Однако для нас были ценными результаты подобных исследований по России в целом, которые провели М.И. Одинцов, Я. Рой, А.В. Малашенко, А.А. Нуруллаев18.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»