WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В первую очередь необходимо снять необоснованные опасения по поводу так называемой «китайской угрозы», концепция которой получила хождение в ряде стран и, в первую очередь, муссируется в Японии. Очень важно не поддаваться эмоциям и исходить из конкретно-исторического принципа и договорно-правовой основы при обсуждении весьма деликатных вопросов демографического давления Китая на российский Дальний Восток и китайской миграции в России, а также территориального вопроса. Что касается поставок вооружений в КНР, то, судя по публикуемым данным, которые проанализированы в нашем диссертационном исследовании, Россия весьма выборочно удовлетворяет заявки Пекина на военные системы третьего и четвертого поколения, т.к. соблюдает ряд принципов: ненанесение ущерба собственной безопасности, выполнение международных обязательств по ОМУ, ненарушение баланса военных сил в регионе. Несомненно, заботят обе стороны вопросы развития взаимного торгово-экономического сотрудничества, оптимизации его форм и структуры, что будет способствовать растущий обоюдному интересу деловых кругов двух стран к установлению и расширению взаимовыгодных контактов и обменов. Весьма болезненным является для КНР, ставшего в мире импортером углеводородов № 2, явное лоббирование Токио и Сеула нового проекта нефтепровода от Восточной Сибири до Тихого океана. Еще пока на начальной стадии находится работа по созданию правовой базы для углубления и расширения сотрудничества в природоохранной сфере и в области экологии. Существуют также проблемы недостаточной скоординированности внешнеполитической деятельности Москвы и Пекина в рамках противодействия неоднократным попыткам американского руководства использовать военную силу против суверенных государств без мандата ООН, а также планам Вашингтона по созданию системы противоракетной обороны ПРО ТВД. Надежной гарантией преодолнения этих и других трудностей, а также необратимости процесса углубления китайско-российского взаимодействия, (и хорошо, что как в Китае, так и в России дальновидные деятели уже заметили и оценили важность этого положения), является расширение плоскости соприкосновения двух стран по всем азимутам и во всех сферах.

III. Основные выводы по результатам исследования:

1. В результате перехода к политике «реформ и открытости» в сфере экономической модернизации и формировании новой внешнеполитической парадигмы, исходящей из положения, что «практика – единственный критерий истины» специалисты-международники КНР изменили прежнее представление о современной эпохе как «эпохе империализма и пролетарских революций», выдвинув тезис о том, что существуют две главные насущные проблемы современности – мир и развитие, а не революции и войны. Китайские эксперты отказались от положения, что войны невозможно избежать, если существует империализм и «социал-империализм», и пришли к выводу, что растут факторы мира, поэтому в течение сравнительно продолжительного периода новой мировой войны можно будет избежать – реальна борьба за благоприятную международную мирную обстановку и благоприятное мирное окружение. Тенденция углубления многополярности, выступающей в качестве синонима демократизации международных отношений, проявляющаяся и на глобальном, и на региональном уровнях, в политике, в экономике, в упадке и росте великих держав, в формировании новых центров сил, а также в увеличении комплексной мощи и роли развивающихся стран, больше способствует миру и стабильности, чем биполярная структура или «монополярный мир». При росте независимого и самостоятельного самосознания народов всех стран, мир становится все более взаимозависимым. И хотя военные факторы по-прежнему играют важную роль, центр международной конкуренции уже переместился из сферы гонки вооружений в сферу мирного соревнования за счет экономических и научно-технических факторов. Главные источники угрозы еще неспокойному миру: сохраняющееся мышление времен «холодной войны», гегемонизм и силовая политика; усиление военных блоков и союзов, локальные конфликты, вспыхивающие время от времени на почве национальных, религиозных и территориальных противоречий.

2. Драматическое завершение «холодной войны» в Европе и распад СССР поставили перед китайской политологией задачу выработки формулы взаимоотношений «нового типа» с «правопреемницей» СССР Российской Федерацией, свободных от негативных ассоциаций прошлого, т.е. отношений «без союза, без конфронтации и без нацеленности против третьих стран». Не желая форсировать процесс создания «справедливого и рационального нового международного политического и экономического порядка», основой которого неизменно служат «пять принципов мирного сосуществования» и «ненавязывание другим общественного строя и пути развития» под предлогом защиты «прав человека» и «демократии», сложившийся в КНР политико-академический комплекс приступил к кропотливой работе по конструировании многоуровневой «архитектоники партнерства», выступающей антиподу политике неравенства, диктата и «унилатерализма». Апробация модели партнерских отношений началась с налаживания «отношений равноправного и доверительного партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие в XXI веке» с Российской Федерацией, ставших образцом и прообразом отношений «нового типа», максимально обеспечивающей равноправное участие всех государств в общемировых процессах, что гарантирует им системные возможности для наиболее эффективной реализации своих национальных интересов развития. Горизонтальная и вертикальная мобильность в рамках подобной многополярной модели, сформулированной в китайско-российских подходах и выступающей синонимом демократизации международных отношений, предоставляют свободу развития форм общения, выбора направлений взаимодействия и интегративной самоорганизации участников международных отношений, обеспечивают равную безопасность для каждого из государств, оптимальные условия для их «гармоничного развития» и «мирного возрождения», равноправное участие всех членов мирового сообщества в политическом, экономическом и культурном строительстве мировой системы.

3. Контуры и принципы международных отношений «нового типа» - без союза, без конфронтации, без нацеливания против третьих стран – не являются плодом чисто теоретических рассуждений китайских экспертов. Они, можно сказать, были «выстраданы» политологической мыслью КНР на базе изучения опыта моделей взаимоотношений, которые существовали в истории китайско-советских отношений, характеризующихся как периодами тесного сотрудничества и искренней взаимной симпатии, так и более чем двадцатилетней бессмысленной конфронтации, которая нанесла нашим связям невосполнимый урон. Китай отныне рассматривается Россией не в качестве «брата» или противника, а в качестве равноправного партнера, а новые российско-китайские отношения будут строиться не в целях идеологической идентичности или разыгрывания какой-либо «карты» против кого-либо, а во имя справедливого порядка нового многополюсного мира, поддержания геополитического равновесия и стратегической стабильности как исторической миссии России и Китая. В последние 15 лет, усвоив горькие уроки прошлого и трезво глядя в будущее, наши государства целенаправленно создают целостную системную модель долговременного стратегического партнерства и всестороннего взаимодействия, венцом которой стал Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве от 16 июля 2001 года. Создание уникального механизма регулярных встреч на уровне глав государств и правительств, постоянных контактов между заинтересованными государственными ведомствами, солидной договоро-правовой базы, активизация торгово-экономического сотрудничества и налаживание широких гуманитарных связей, свидетельством чего явились беспрецедентные по масштабам «Год России в Китае» и «Год Китая в России», обеспечивают то, что с каждым годом российско-китайское взаимодействие становится все более комплексным и сбалансированным. Принципиальным является то, что общность наших подходов к актуальным проблемам современности не является результатом союзнических обязательств или принуждения, а представляет собой результат взвешенных оценок и учета интересов собственного государства.

4. У китайских исследователей международных проблем сложилось четкое осознание того, что постепенно завершается процесс превращения КНР из сугубо региональной державы, делающей акцент на урегулирование отношений на двусторонней основе в первую очередь со своими соседями по региону, в глобальную державу, члена ВТО, активно участвующую в формировании будущей мировой архитектоники и, может быть, единственную, способную бросить вызов планетарным претензиям США и «новым формам гегемонизма в политике». Теоретическое обеспечение этой новой роли Китая в мире, помимо ставших уже «классическими» положений о «мире и развитии», «независимости и самостоятельности», «мультиполяризации», «комплексной мощи», «мирном окружении», «новом международном порядке» и т.д., обогащается новыми концептуальными составляющими, такими как, «мирное возвышение», «концепция кооперативной безопасности», «новое мышление в дипломатии», «консенсусная дипломатия», «новое глобальное самоуправление», «гармоничный мир», «экологическая дипломатия», «энергетическая дипломатия» др. Неизменным остается уверенность китайских политологов в том, что замена старой архитектоники на новую и старого порядка на новый должна проходить без навязывания своих ценностей и диктата, без военных потрясений, а путем согласования и ненасильственных методов конкурентной борьбы в рамках общепризнанных международно-правовых и политико - дипломатических основ. В этом плане концептуально-теоретические построения китайских международников типологически тяготеют к конструктивистской школе западной политологии и более всего схожи с мягкой ценностной «консенсусной конструкцией» многоцветного мира и поливариантного развития.

5. Сегодня как Китай, так и Россия прилагают усилия для роста своей национальной комплексной мощи, развития экономики и улучшения жизни народа. Всестороннее углубление делового сотрудничества между Китаем и Россией в торгово-экономической, энергетической, инвестиционной и других областях помогают двум странам взаимно обогащаться, преодолевать имеющиеся трудности, находить адекватные «ответы» на «вызовы» современности, перенимать друг у друга все лучшее для того, чтобы быстрее и успешнее развиваться. КНР и Россия занимают идентичные позиции по важным международным и региональным проблемам и находятся в сходном положении в плане стратегической безопасности. Успешно разрабатывается новый тип отношений не только на двустороннем уровне, но и в рамках многосторонних региональных отношений в рамках ШОС, что подразумевает добрососедство и взаимное доверие, равноправие и взаимную выгоду, солидарность и сотрудничество, совместное развитие, переходящее в соразвитие, укрепление стратегического компонента и общей концепции безопасности в добрососедских и дружеских отношениях. Укрепление отношений «нового типа», стратегического партнерства и сотрудничества помогает обеим сторонам более эффективно отстаивать собственные национальные интересы и способствует укреплению мира и развития, как во всем мире, так и в регионе.

Основные положения диссертационного исследования изложены автором в следующих публикациях:

1. Чэнь Юн. Чжун-Э цзюньши цзишу хэцзо: цзюйсянь юй инъсян (Китайско-российское военно-техническое сотрудничество: конкретная ситуация и значение), Пекинский университет, Пекин, 2005г. - 4 п.л.

2. Чэнь Юн. Российско-китайское стратегическое сотрудничество в глобализирующемся полицентричном мире // Вестник Восточного института, Экономики, Гуманитарных наук, Управления и права,

(специальный выпуск «Мир Востока»), ч. 1, Уфа 2006 г. - 1,2 п.л.

3. Чэнь Юн. Российско-китайское стратегическое сотрудничество в глобализирующемся полицентричном мире // Актуальные проблемы гуманитарных наук, Материалы конференции Томского политехнического университета, Томск 19-20 апреля 2006г. - 0,7 п.л.

4. Чэнь Юн. Китай и Россия в современном мире // Свободная мысль, 2006, № 3 (1565) (1,5 п.л.)

5. Чэнь Юн. Китайская политология о международных отношениях нового типа // США - Канада: Экономика-политика-культура, -№ 11 (455), ноябрь 2007г.- 1,7 п.л.


1 См., например, Никонов В. Россия и вызовы грядущего тысячелетия // Никонов В.// Дипкурьер. – 2000.- № 10. - С. 23.

2 Гоцзи гуаньси сюэ гайлунь (Общая теория науки о международных отношениях) / Чжан Цзилян. – Пекин. - 1989. - С. 28-29.

3 «Гоцзи чжэнчжи яньцзю» (Studies of International Politics /Quarterly). - №1. - 2004. - С. 5-8.

4 Эр Шисюн. Сифан гоцзи гуаньси лилунь дэ синь фачжань (Новый этап развития теории международных отношений на Западе) // в соавторстве Лу И. и др.// – Пекин. - 1999. - С. 370.

5 Цинь Яцин. Синь сяньшичжуи хэ синь цзыючжуи: Цун луньчжэн дао цюйтун (Неореализм и неолиберализм: от дискуссии к конвергенции) // Яцин Цинь// Гоцзи луньтань. - 2001. - № 3. С. 6-13.

6 Ялишаньда-Вэньтэ. Гоцзи чжэнчжи дэ шэхуэй лилунь (А.Вендт. Международная политика и социальная теория)/ Ялишаньда-Вэньтэ/Перевод Цинь Яцин/. - Шанхай. - 2000.

7 Ли Син. Дули илай Элосы вайцзяо чжулю сянчао пэйси (Поэтапный анализ главных направлений внешнеполитической мысли России со времени обретения независимости)/ Ли Син// Гоцзи чжэнчжи яньцзю. - 2004. - №1. - С. 116-122.

8 Чжоу Эньлай вайцзяо вэньсюань (Избранные работы Чжоу Эньлая в области дипломатии). – Пекин. – 1990.; Дэн Сяопин вэньсюань (Избранные сочинения Дэн Сяопина), в 3-х томах. – Пекин/ - 1993.; Дэн Сяопин. Цзяньшэ ю чжунго тэсэ дэ шэхуйчжуи (Строительство социализма с китайской спецификой). – Пекин. – 1986.; Дэн Сяопин. Основные вопросы современного Китая. – М. - 1988.

9 Хэ эр бу тун. Шаньлин гуго. Чжунго чжаньлюэ цзиюйци дэ чжунъэ гуаньси (Гармония без унификации. Добрососедство – основа укрепления государства. Китайско-российские отношения в период стратегического шанса для Китая)./Ред. Хань Лихуа. – Пекин. – 2006.; Российско-китайские отношения. Состояние, перспективы. / Рук. проекта М.Л.Титаренко. – М. - 2005.

10 Библиографическое описание работ указанных авторов находится на с. 170-183 представленного к защите диссертационного исследования.

11Современные международные отношения и мировая политика: Учебник / Отв. ред. А.В. Торкунов. - М., МГИМО (У). - 2004.

12 А.Д. Воскресенский Россия и Китай: теория и история межгосударственных отношений. - М. – 1999.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»