WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В первом параграфе второй главы феномен постмодерна рассматривается как путь возвращения к традиции. В истории культуры можно насчитать несколько особенных точек, когда этапы замыкания знаковых форм на себя носили динамический скачковый характер. Одним из таких скачков было возникновение письменности, другим - утверждение логоцентризма как культурной парадигмы. Сейчас очередной скачок в самозамыкании знаковых систем, притязающих в постмодернистском сознании на тотальное растворение в себе последних островков «объективной реальности», в полном соответствии с законом отрицания отрицания, отрицает логоцентризм.

Признаки изживания логоцентризма прослеживаются во всех порах культуры, а далеко не в одном только постмодернизме. Однако именно последний наиболее адекватно рефлектирует и концептуализует этот процесс. Так, деконструктивизм Ж.Деррида, оказывающий сегодня сильнейшее влияние на самые различные сферы гуманитарного мышления и художественного творчества отталкивается от критики «логоцентрической традиции», понуждающей традиционное мышление искать во всём некую истину. А за жаждой истины стоит, по Деррида, не что иное, как «желание» или ницшеанская «воля к власти». Таким образом, любые построения традиционного мышления, по сути, иррациональны все его претензии на адекватность реальности, упорядоченность, логичность и т.д. оказываются несостоятельны.

Изживание логоцентрической культурной парадигмы с её монотеизмом, презумпцией Должного, диктатом «законодательного разума» (по З. Буаману), и всем спектром мироустроительных установок от теократии (антропологический минимализм) до либеральной демократии (антропологический максимализм) – является, пожалуй, самый глобальным и фундаментальный процессом нашей переходной эпохи. И не он является признаком постмодернизма, а постмодернизм выступает одним из планов выражения последнего.

В перезаполненном знаками мире традиционная европейская схема субъектно-объектных отношений, где присутствует гносеологически активный субъект и онтологически пассивный объект, в конце концов, перестала работать.

Этого не могло не произойти, хотя бы потому, что наращивание знаковых звеньев, опосредующих такого рода субектно-объектную связь не может увеличиваться бесконечно без изменения качественного состояния структуры.

Изнутри всякой новой парадигмы плохо видится то, что совокупный культурный ландшафт определяется не тотальным господством инновационного мировоззрения, а контекстом его взаимодействия с другими культурными парадигмами.

Поэтому, вопреки постмодернистским декларациям, полный крах рационально-иерархического принципа миру никак не грозит. От того, что определённый субъектный слой в некоторых сферах своего мышления и деятельности вышел на горизонтально-сотовые доминанты смыслообразования и, погрузив в них свое переживающее «я», перестал замечать иерархические основы как всеобщего, так и своего собственного бытия (взять хотя бы рутинный социально бытовой аспект), последние от этого не перестали существовать.

Сегодня постмодернизм уже, сформировавшийся в 70-х и переживший свой пик в 80-х, пропитывая и пронизывая все поры культуры, всё более растворяется в ней, снижая остроту доктринального противостояния. И, хотя на сегодняшний день, другой сомасштабной постмодернизму моровоззренческой установки, объясняющей взрыв интерпретирующего мышления во всех его проявлениях, не существует, можно говорить об отчётливых контртенденциях.

В последние пять лет наблюдается явная усталость от произвола, некачественности, эклектики и иных фигур постмодернистского инструментария типа двойного кодирования, палимпсеста, различного рода цитирования, декомпозиции, бриколажа и др. Не говоря уже о кричащем противоречии между плюралистическими декларациями и жёстком навязывании постмодернистского кода в гносеологии и эпистемологии, непереносимом снобизме и диктаторском конституировании той самой «законодательной истины», против которой, и был, изначально направлен весь пафос постмодернизма.

Сегодня ряд авторитетных авторов (например, Х.Блум) уже не стесняется выступать за возврат к традиционному бинарному коду, к целостным онтологическим и эпистемологическим конструкциям, центризму, «реанимации», «похороненного» Р.Бартом автора, установлению границ контекстуализации текста и т.п. Никому в истории ещё не удавалось ничего возродить или вернуть в прежнем виде. Но не будет ничего удивительного, когда на смену эпохе господства постмодернизма придёт эпоха неоклассики. Именно постмодернизм остановил модернистскую гонку оригинальности и сделал всех современниками. И это следует иметь в виду, когда будем искать объяснение тому, что во второй половине XX века, по крайней мере, в некоторых направлениям художественного творчества наблюдалось явное замедление инновационного бума.

Во второй параграфе второй главы вводится термин «утопия», который раскрывается как основная эстетическая категория постмодерна, его зеркало и стержень. Постмодерн – это состояние реализованной «Утопии», достигнутого совершенства, осуществленного проекта. Специфика современного состояния заключается именно в том, что мы продолжаем жить в институциональном и языковом пространстве, сконструированном модерном, но в ситуации, когда сам модерн как проект уже завершен.

При всей отличающей его пестроте подходов, постмодернизм создал собственную специфическую «Традицию» социального анализа, которая отчётливо выделяется среди всех остальных. «Мир как текст» - один из наиболее известных и основополагающих тезисов постмодернизма.

Отсюда вытекает важнейший тезис постмодернизма - о ненадёжности знания, получаемого с помощью языка, и, как следствие, о проблематичности той картины действительности (эпистемы, по Фуко), которая существует в ту или иную эпоху. Это - исходная и главная идея постмодернизма, рождающая установку на сопротивление власти языковых структур, источник его негативистского пафоса.

Она выражает те кардинальные изменения социокультурной ситуации, которые произошли в мире (и не только в западном обществе) под воздействием глобализирующейся системы масс-медиа, мистифицирующей массовое сознание, порождающей мифы и иллюзии. Бодрийар назвал реальность, формирующуюся под их воздействием, гиперреальностью.

В исследовании возникло необходимость ввести термин «Утопия» и определять ее как одну из основных эстетических категорий постмодернизма. Гиперреальность как следствие Утопии возникает тогда, когда культурные представления утрачивают связь с человеческой реальностью, которую они должны описывать, и становятся автономными - симулякрами.

Это ставшее модным слово означает псевдовещь, заменяющую «исчезающую» реальность, не обладающую никаким референтом. Таким образом, отношения человека с миром трансформируются фундаментальным образом. В мире, где доминируют искусственные модели, уже не делается различий между «словами» и «вещами» («Слова и вещи», М.Фуко).

Постмодернизм характеризуется двумя основными чертами - распадом характерного для модерна единства и ростом плюрализма. Это - религия и история, наука и искусство, либерализм и т.п. целостные идейные системы, обеспечивавшие целостное восприятие мира. Постмодернизм - это «недоверие к метарассказам», великим «объяснительным системам», это «конец метарассказов». Это означает освобождение мира от унифицирующей монокультуры и выход к культуре многообразия, признание многообразия и равноценности любых культурных форм, отказ от установления какого бы то ни было иерархического порядка - главный лозунг постмодернизма.

Поэтому для постмодернизма естественным оказывается отказ от идеи линейного развития истории, от принципа универсальности исторического развития, от идеи прогресса. В постмодернизме социальный мир теряет черты тотальности, выстроенности. Он предстаёт как неустойчивая совокупность локальных фрагментов, слабо скоординированных друг с другом, а потому таящих в себе многообразие возможностей дальнейшего развития. В постмодернизме представление о детерминированности и универсальной направленности социального развития сменяется представлением о его неопределённости и многовариантности.

Особое внимание постмодернизм уделяет процессам локальной идентичности, мультикультурализму - формированию множества групп, основанных на культурной, в первую очередь - этнокультурной идентичности.

Эти процессы свидетельствуют о распаде «универсальных» социальных структур модерна, об отказе от «универсальных» принципов организации общества. Глобальное «размножение» локальных идентичностей означает разрушение характерной для модерна, культурной вертикали центр-периферия как в национальном, так и в мировом масштабе, закат гегемонии Запада и возникновение нового социального порядка глобального уровня. В этом отношении постмодернизм выражает эпохальные изменения в парадигме мирового общественного развития, суть которых состоит в замене евроцентризма глобальным полицентризмом. Постмодернизм - это отражение кризиса универсальности, кризиса западного рационализма как его универсального культурного основания. В основе постмодернистского подхода к истолкованию бытия лежит попытка осмыслить в первую очередь сам механизм рождения смысла, упорядочивания его в знание и оформления последнего в авторитетные научные школы. Постмодернизм в принципе не верит в эффективность универсального учения о бытии, претендующего на высшую позицию в иерархии наук, описывающих мир.

Его задача — освободить представление современного человека об окружающем его мире от заблуждений и ограничений, накладываемых всякого рода глобальными детерминизмами. В этом принципиальное отличие постмодернизма от предшествующих гуманитарных теорий. Постмодернизм непросто создается в процессе истолкования новых, современных культурных феноменов, он берется за критический пересмотр всего культурного наследия человечества. В древние времена фольклорный повествователь всегда начинал свой напевный рассказ с информации о том, где, когда и при каких обстоятельствах он узнал (услышал) то, о чем собирается поведать своей аудитории. Такова была авто-легитимация знания в те давние времена: «я рассказываю то, что некогда сам услышал, как вы сейчас услышите это от меня и когда-нибудь передадите эту историю дальше». Так и рождалось Утопическое восприятие мира.

В третьем параграфе второй главы рассматривается взаимопроникновение и взаимоотталкивание исследуемых эстетических категорий «Традиция» и «Утопия» в художественной культуре постмодернизма

С одной стороны, искусство постмодернизма пытается деконструировать или приостановить искажение правды, с другой, - преобразовать это искажение в «стихотворную форму», т.е. решить менее утопичную задачу, чем первая. Предпосылки такого отношения к действительности зародились в искусстве между двумя мировыми войнами, когда оно оказалось приверженным не столько глубокому самовыражению, сколько интеллектуальным игрищам, провоцированию скандальных ситуации, размыванию границ произведений искусства как некой самости, что с течением времени сформировало основополагающие черты постмодернизма.

Одной из таких особенностей является напускное отсутствие глубины в искусстве постмодернизма, безликие персонажи, безучастные лица, заурядные пейзажи, изображённые в самой безвкусной манере. Зачастую эта поверхностность носит иронический характер, словно высмеивая современное общество, где безвкусица порой воспевается как эстетический идеал. Таким образом, интернационализм эпохи модерна сменяется регионализмом, мультикультурализмом постмодерна, единство – многообразием. Принцип культурного многообразия, плюрализма становится в постмодернизме доминирующей ценностью, что, прежде всего, выражает себя стилистически.

На основе анализа репрезентации женщины в современном искусстве, можно построить концепцию о постмодернизме как явлении современной художественной культуры, которое строится на взаимопроникновении и взаимоотталкивании пространственно-временных категорий «Традиция» (как воплощение категории «Прекрасное» в прошлом) – проявления Маскулинности в эстетическом дискурсе и «Утопия» (как воплощение категории «Прекрасное» в будущем) – проявление Феминности в восприятии явлений художественной практики. В точке пересечения антагонизма и взаимосвязи и возникает культурная ситуация постмодернизма в художественной культуре.

Естественно, что равенство различного не может исчезнуть по воле какой-либо группы, выпустившей манифест и заявившей, что оно и есть то самое новое и долгожданное. При нынешней ситуации оно займет свое место среди других равных дискурсов. Безусловно, можно говорить о конце постмодернизма как революции — экономической, политической, социальной и культурной.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются выводы и рекомендации, намечаются новые задачи дальнейшего исследования на ба­зе синтеза философского и культурологического направлений.

Основное содержание исследования отражено в следующих публикациях:

В изданиях, включённых ВАК в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёной степени кандидата и доктора наук (2001 – 2007 гг.):

1. Беспалова, И.В. Основные черты эстетики постмодернизма [Текст] / И.В.Беспалова. – Кострома: Вестник КГУ им Н.А. Некрасова.- Спец. выпуск за 2007.- С.143-145.

Статьи

1. Беспалова, И.В. Модерн в архитектуре Нижнего Новгорода [Текст] / И.В.Беспалова // Культурно-историческое наследие Поволжья: сб. ст. и докл. Тринадцатой межвуз. конф. по культурологии.- Н.Новгород: ГХИ ННГАСУ, 2007.- С.162-165

2. Беспалова, И.В. Деревянный модерн [Текст] / И.В.Беспалова // Культурно-историческое наследие Поволжья: сб. ст. и докл. Тринадцатой межвуз. конф. по культурологии.- Н.Новгород: ГХИ ННГАСУ, 2007.- С.165-167

3.Беспалова, И.В. Человек эпохи постмодернизма [Текст] / И.В.Беспалова // 11 нижегородская сессия молодых ученых. - Гуманитарные науки: тез. докл. - Н.Новгород: изд.Гладкова О.В., 2007. – 275 с. –С. 193-194.

Методические рекомендации

1. Беспалова, И.В. Эстетика постмодернизма: Методические рекомендации для преподавателей [Текст] / И.В.Беспалова. – Н.Новгород: ННГАСУ, 2007. - 20 с.

2. Беспалова, И.В. Эстетика постмодернизма: Методические рекомендации для студентов [Текст] / И.В.Беспалова. – Н.Новгород: ННГАСУ, 2007. - 18 с.

3. Беспалова, И.В. Модернизм и постмодернизм: Методические указания для студентов [Текст] / И.В.Беспалова. – Н.Новгород: ННГАСУ, 2007. - 27 с.

Автореферат разрешен к печати диссертационным советом

Д 212.162.01 и ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» 26 сентября 2007 г.

Подписано в печать Формат 60х90 1/16

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»