WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Фундаментализм определяется тем, что его приверженцы выступают за восстановление принципов «чистого» ислама, освобождение его от позднейших наслоений (которые защищают традиционалисты), призывают к полному (интегральному) претворению в жизнь норм ислама (поэтому их еще иногда называют интегристами). Он провозглашает в качестве своей цели восстановление в современной жизни мусульман конкретных институтов и норм раннего, времен пророка Мухаммеда и первых четырех (праведных) халифов, ислама. Политизация ислама и экстремистские проявления воинствующего исламизма предстали в последние десятилетия в общественном сознании, международной публицистике, а иногда даже в трудах ученых, именно как «исламский фундаментализм»

Фундаменталисты решительно против свободного толкования священного мусульманского наследия. Такфир – это обвинение в неверии (куфр) всех тех, кто не согласен с салафитами. Причем, неверными (кафирами) признаются не только немусульмане, но и все те мусульмане, которые не следуют той, специфической интерпретации ислама, которую салафиты провозглашают единственно правильной. Джихад ими трактуется как вооруженная борьба против кафиров (неверных).

Следующей тенденцией в современном исламе выступает модернизм, который определяется тем, что его сторонники (их еще называют реформаторами) стремятся реформировать, приспособить мусульманскую догматику к нуждам современного развития. Они настаивают на возможности синтеза ислама с современными западными либеральными (ранее – и социалистическими) ценностями и институтами мусульманского мира. В отличие от фундаменталистов, добивающихся преодоления социально-экономической отсталости мусульманских народов через возврат к идеализированному «золотому веку» правления Пророка и первых четырех праведных халифов, сторонники модернизации ислама преследуют цель трансформации традиционного общества, в современное и включение его в цивилизованный мир.

Реформаторы выступили за возрождение права на свободное толкование священного мусульманского наследия (иджтихад), за независимость в суждениях относительно сути религиозных текстов. В противовес доминирующим в традиционализме и фундаментализме представлениям о ничтожности личности по сравнению с Богом, реформаторы так возвышают человека, что позволяют считать его даже соучастником творения.

«Исламский радикализм» представляет собой лишь крайнюю часть всех течений в рамках «политического ислама». Все три идейных течения в исламе (традиционализм, фундаментализм и модернизм) неоднородны. В аналитических целях каждое из них можно подразделить на несколько составляющих, например, на «нормальную» («религия-вера») и «аномальную» («религия-идеология», или радикальная часть «политического ислама»). Иначе говоря, по мнению автора, понятие «исламский радикализм» (или «исламизм») применимо только к определенным частям всех трех идейных течений. Отсюда, в частности, следует, что термины «исламский радикализм» и «фундаментализм» (а также «традиционализм» и «модернизм») далеко не тождественны. «Нормальный» фундаментализм, как и «нормальные» составляющие других идейных течений в исламе («религия-вера»), и составляют основное содержание ислама, как религии мира, добра и терпимости. Радикальная же часть присутствует (или может присутствовать) во всех трех течениях.

Автор полагает, что, хотя степень радикализации фундаментализма сегодня действительно выше, чем других течений, это обстоятельство не меняет существа вопроса. Но автор признает, что основу духовной базы современного радикального исламского движения составляют, прежде всего, системообразующие элементы фундаментализма (как суннитского, так и шиитского), что, по всей видимости, и стало причиной отождествления этих явлений (фундаментализма и радикализма) некоторыми исследователями. Но чаще на практике идеологическими обоснованиями социально-политических действий исламских радикалов, экстремистов и террористов выступают доктрины в смешанных формах. В частности, в идеологическом обосновании экстремистской деятельности афганского движения «Талибан», палестинской «Джихад Ислами» лежат идеи смешанного фундаменталистско-националистического типа, турецкой «Боз курт» - исламо-турецкого синтеза (причем исламская составляющая здесь представлена, в основном, модернистскими тенденциями), ультрарадикальных группировок чеченских «ваххабитов» - этно-религиозно-криминального эклектизма. Даже проиранские группировки, такие как ливанский «Хезболлах», нельзя назвать полностью фундаменталистскими, поскольку в основании их идеологических воззрений лежит концепция «велаят-е факих» («хокумат-е эслами», или «исламское правление»), полностью не совпадающая с принципами шиитского фундаментализма.

Поэтому, говоря о радикализме в исламе, мы должны иметь в виду некую суммарную слагаемую «радикализма»: в традиционализме, реформизме и фундаментализме. Радикализм не стоит считать крайним течением в политизированном исламе (в качестве таковых выступают экстремизм и терроризм), поскольку существует, или может существовать, например, радикализм решительных мусульманских реформаторов конструктивного толка.

Автор приводит ряд определений исламизма, данных ведущими российскими исламоведами и, в конечном итоге приходит к выводу: «исламский радикализм» - это идеологическая доктрина и основанная на ней социально-политическая практика, которые характеризуются нормативно-ценностным закреплением идеологического, политико-мировоззренческого и даже вооруженного противостояния мира «истинного ислама» по отношению к миру «неверных» вовне и миру «неистинной веры» внутри ислама и требуют абсолютного социального контроля и мобилизации (служения идее) своих сторонников. Что касается крайних и наиболее опасных проявлений радикализма в исламе, то они выступают в форме экстремизма и терроризма. «Исламский экстремизм»20, считает автор, представляет собой ультра-радикализм, который, в отличие от радикализма, однозначно имеет негативный смысл и в практическом плане характеризуется использованием таких методов ведения борьбы, которые выходят за рамки законных с точки зрения международного права. В свою очередь, «исламский терроризм»21 выступает крайним проявлением экстремизма. Наиболее «узким» и опасным явлением в цепочке радикализм – экстремизм - терроризм следует считать феномен последнего. Поэтому сводить понятие «исламский радикализм» к более узким явлениям – «экстремизму» и «терроризму» - нельзя. Игнорирование этого требования в теории ведет к тому, что ставится знак равенства между ними, их идеологиями и практикой. Зачастую эти понятия, как уже отмечалось выше, также отождествляются с фундаментализмом, что в принципе неверно.

В третьем параграфе третьей главы «Идеи мира и толерантности в исламе», автор пишет, что ислам нередко сводят к стереотипной триаде: “ксенофобия, насилие, женоненавистничество”, а страх по поводу исламского фундаментализма и его вариаций – исламизма и интегризма – то и дело смыкается с идеями антимусульманства и даже расизма. Ставшее популярным благодаря книге американского политолога С.Хантингтона «Столкновение цивилизаций» противопоставление Север – Юг (богатые-бедные) начинает интерпретироваться как неизбежность столкновения христианской и исламской цивилизации. И так в Западном мире именно ислам прочно ассоциируется с экстремизмом и терроризмом.

В настоящее время многие полагают, что именно мусульман отличает повышенная политизированность, склонность к экстремизму и терроризму во имя веры. В исламе видят не религию, а специфическую разновидность реваншистской и одновременно экспансионистской идеологии, которая служит оправданием деятельности разрушительных движений, угрожающих национальной, региональной, а теперь еще и мировой стабильности. Ислам воспринимается многими как агрессивная религия, на него смотрят сквозь призму обязательного для каждого мусульманина джихада, узко интерпретируемого как война против неверных.

Подчас такие умозаключения, полагает автор, являются результатом незнания основ мусульманского вероучения, где на самом деле повелевается уверовавшим творить мир и добро, не допускать угнетения и страданий людей. На сегодняшний день необходимо с наибольшей полнотой и доступностью раскрывать несовместимость, неприемлемость с позиций священного Корана посягательства правоверного мусульманина на высший дар Всевышнего – человеческую жизнь. Самоубийство исключено для правоверного мусульманина по определению, ибо по Корану жизнь каждого человека в руках Бога.

В Заключении суммируются выводы глав, и делается общий для всей работы вывод.

Подводя итог диссертационного исследования, автор заключает, что хотя в международном терроризме и присутствует исламский вектор, этот вектор связан не с исламом – религией мира и толерантности – а с наиболее крайними течениями исламизма, который представляет собой религиозную идеологию, принимающую как крайние, так и умеренные формы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях соискателя:

Международный терроризм в современном мире \ Обозреватель. 2007. №_3_ 1п.л.

История возникновения терроризма \\ Высшая школа Казахстана. №2. 2007. 0.5.п.л.

Радикальный ваххабизм как идеология религиозно-политического экстремизма \\ Поиск. Научный журнал министерства образования и науки РК. №2. 2007.1.3 п.л.

Исламизм как политический и социальный термин \\ Поиск. Научный журнал министерства образования и науки РК №2. 2007. 0.7 п.л.

Ислам как религия мира и толерантности \\ Высшая школа Казахстана №2. 2007.1 п.л.


1 Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Т. 1-3. М.: Научная книга, 2002-2003; Бажанов Е.П. Современный мир. М.: Научная книга, 2004; Задохин А.Г. Внешняя политика России: национальное сознание и национальные интересы. М.: Дипломатическая Академия, 2002; Лебедева М.М. Мировая политика. М., 2003; Ли В.Ф. Теория международного прогнозирования. М.: Научная книга, 2002; Цыганков П.А. Теория международных отношений. М., 2002 и др.

2 Василенко И.А. Политические процессы на рубеже культур. М.:УРСС, 1998; Галумов Э.А. Международный имидж России: стратегия формирования. М.: Известия, 2003; Рудов Г.А. Я сердцем русский, духом евразиец. М., Бишкек: Эркин-Тоо, 2002; Шутов А.Д. На руинах великой державы или Агония власти. М.: Вече, 2004; Митрофанова А.В. Политизация «православного мира». М.: Наука. 2004 и др.

3 Hoffman B. Inside Terrorism. N.Y.: Columbia University Press, 1998 (русский перевод: Хоффман Б. Терроризм: взгляд изнутри. М., 2003); Laqueur W. Interpretations of Terrorism - Fact, Fiction and Political Science // Journal of Contemporary History. January 1977; Juergensmeyer M. Terror in the Mind of God: The Global Rise of Religious Violence. Berkeley: Univ. of California Press, 1999; The Terrorism Reader. Ed by David Wittaker. L., N.Y.: Routlege. 2001; Замковой В.И., Ильчиков М.З. Терроризм - глобальная проблема современности. М., 1996; Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М., 1990; Ляхов Е.Г. Терроризм и межгосударственные отношения. М., 1991; Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 1999; Чекалин В.И. Современный ближневосточный терроризм: идеология, практика и перспективы. М., 1992; Ландабасо Ангуло А., Коновалов А. Терроризм и этнополитические конфликты. Книга первая. Из истории басков. Книга вторая. Терроризм сегодня. М., 2004; Современный терроризм: состояние и перспективы. М., 2000; Терроризм. Правовые аспекты борьбы. Нормативные и международные правовые акты с комментариями. Научные статьи. М, 2005; Терроризм и контртерроризм в современном мире. М., 2003; Терроризм в современном мире. Истоки, сущность, направления и угрозы. М., 2003; Терроризм - угроза человечеству в XXI веке. Антология. М.: Институт Востоковедения РАН, Крафт+, 2003.и пр.

4 Васильев Л.С. История религий Востока. М.,1983; Добаев И.П. К вопросу о типологии радикального исламского движения \\ Центральная Азия и Кавказ. № 3. 2002 и другие работы; Игнатенко А.А. Халифы без халифата. М.: 1988; 147. Lawrence B. Defenders of God: the Fundamentalist Revolt against the Modern Age. S.F.: Harper and Row, 1989; Малашенко А.В. Исламские ориентиры Северного Кавказа. М.: 2001; Малашенко А.В. Ислам в политике и политика в исламе//Азия и Африка сегодня. 1991. № 8; Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России - М.,1998; Малышева Д.Б. Исламско-фундаменталистский проект в реалиях современного мира // Мировая экономика и международные отношения, 1999. № 7; Малышева Д.Б. Братья-мусульмане как идейно-политическая сила в арабском мире \\ Идейно-политические течения в арабских странах. М.: ИНИОН, 1983; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций \\ Полис. № 1. 2004.

5 Бабкин С.Э. Религиозный экстремизм в Алжире. М.; 2001; Донцов В.Е. Современные исламские движения и организации на Ближнем Востоке в системе международных отношений. М.: ДА МИД, 2001; Кудрявцев А.В. Ислам на Северном Кавказе \\ Постсоветское мусульманское пространство: Религия, политика, идеология. М.: 2004; Haddad Y. Y. Islamist perceptions of U.S. policy in the Middle East // The Middle East and the United States: a Historical and Political Reassessment. Ed. by David W. Lesch. Trinity University, Westview Press, 1996; Кальвокоресси П. Мировая политика 1945-2000. в 2 т. М.: Международные отношения, 2003; Видясова М.Ф., Умеров М.Ш. Египет в последней трети XX века. Опыт либерализации экономики и политической системы. М., 2002.

6 Акаев В.Х. Религиозно-политический конфликт в Чеченской республике Ичкерия \\ Центральная Азия и Кавказ. № 4. 1999; Бережной С.Е., Добаев И.Л., Крайнюченко П.В. Ислам в современных республиках Северного Кавказа. Ростов-на-Дону: 2002; Борисов А.Б. Роль ислама во внутренней и внешней политике Египта (ХХ век). М.: 1991; Медведко Л.И., Германович А.В. Именем Аллаха. Политизация ислама и исламизация политики. М.,1988; Микульский Д.В. Актуальные проблемы современной мусульманской общественной мысли. М., 1990; Милославская Т.П. Деятельность "Братьев-мусульман" в странах Востока. - М.,1982; Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. М., 1986; Сюкияйнен Л.Р. Шариат и мусульманско-правовая культура. - М., 1997., Тегин Ю.Л., Филоник А. О. Исламский экстремизм в Египте.(70-е годы\ \ Ислам: проблемы идеологии, права политики и экономики. М., 1985; Esposito J.L. The Islamic Threat: Myth or Reality. N.Y., 1992; Ibrahim S. E. Anatomy of Egypt's Militant Islamic Groops \\ International Journal of Middle East Studies. L.; N.Y. 1980. Vol. 12; Mitchel PR. The society of the Muslim Brothers. L., 1969., Watt W.M A short history of Islam. Oxford, 1996., Fakhry M. A short introduction to Islamic Philosophy, Theology & Mysticism.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»