WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Унитарное государство Бельгия возникло в результате революционных действий в сентябре 1830 года, завершившихся свержением власти короля Нидерландов Вильгельма I. В декабре того же года оно было признано на международном уровне пятью великими державами.

Первая и единственная конституция Бельгии была принята в 1831 году. С учетом многочисленных поправок и глобального пересмотра её структуры в 1994 году она действует и по сей день, и является вторым в мире «долгожителем» после конституции США 1778 года.

По конституции 1831 года вновь образованное государство Бельгия являлось парламентарным правовым государством, основанным на принципе гибкого разделения властей в форме конституционной монархии.

Главой государства являлся монарх, наделенный полномочиями в сферах исполнительной, законодательной и судебной властей. Носителями законодательной власти являлись совместно Король, Палата представителей и Сенат. Исполнительная власть осуществлялась Королем и его министрами, которые имели право контрассигнации всех актов Короля и несли ответственность перед Парламентом. Судебная власть осуществлялась судами.

По структуре Бельгия была простым унитарным государством, состоявшим из девяти провинций, разделенных на административные округа и коммуны. Помимо этих административно-территориальных единиц, она не включала никаких автономных образований.

Анализ организации центральной и местной государственной власти и характера их взаимоотношений позволяет охарактеризовать Бельгию как относительно децентрализованное унитарное государство. Центральные органы власти имели полномочия вмешиваться в процесс проведения местной политики. В провинциях и коммунах наряду с выборными органами (советами) имелись должностные лица, назначавшиеся Королем или подчинявшиеся непосредственно центральной власти. Такая структура унитарного государства в основных чертах оставалась неизменной до 70-х годов XX века.

Унитаризм, предполагающий наличие сильной центральной власти, являлся наиболее приемлемой формой государственного устройства для молодого бельгийского государства, освободившегося от голландского господства в 1830 году, поскольку отвечал целям сохранить и упрочить свою независимость и объединить бельгийскую нацию. На данном историческом этапе следует говорить именно о бельгийской нации, поскольку самобытность фламандцев и валлонов стала провялятся позже – в ходе активного отстаивания ими своих культурно-лингвистических прав.

Хотя в стране превалировало население, говорящее на голландском языке и его диалектах (57%), политическую элиту государства составляли представители франкоязычного населения (42%), которые удерживали власть с помощью избирательной системы, основанной на имущественных цензах. Единственным официальным языком в стране являлся французский, население фламандских провинций было сильно ущемлено таким положением.

Уже в первой половине XIX века фламандцы начали борьбу за отстаивание своего культурно-лингвистического своеобразия. В ходе политической борьбы во второй половине XIX века они добились права употребления на фламандских территориях своего языка в отдельных сферах (школьного образования, уголовного судопроизводства, административной сфере). Благодаря введению всеобщего избирательного права в 1893 году повысился политический вес фламандцев, и во вновь избранном Парламенте они добились принятия Закона, признавшего голландский язык в качестве официального наравне с французским (так называемый Закон о равенстве языков 1898 года).

На повестке дня, кроме лингвистических задач, появились новые – «фламандизация» среднего, технического и университетского образования. В период Первой мировой войны отмечается зарождение фламандского национализма, который знаменует собой переломную веху в развитии культурно-лингвистических конфликтов между двумя общинами. Это проявилось в создании националистских и профашистских партий, сотрудничестве с немецкими оккупантами и продвижении идей создания суверенной Фландрии.

Активность валлонов была направлена на сдерживание «фламандского натиска» и отстаивание своей культурной, экономической и политической гегемонии. На заре XX века в их рядах также появляются идеи административного разделения Валлонии и Фландрии.

Последовали несколько этапов лингвистических реформ, в ходе которых был закреплен принцип одноязычия во Фландрии и Валлонии и принцип двуязычия в Брюсселе и его пригороде. А в 1963 году принцип одноязычия в областях французского и фламандского языка был усилен, и впервые были установлены условные границы четырех лингвистических областей (три одноязычные области: французская, голландская и немецкая, и одна двуязычная область: Брюссель с пригородом). Установление лингвистических границ стало вехой на пути к федерализму. Понятие лингвистической области играет важнейшую роль в бельгийском публичном праве, поскольку служит основой для определения сфер компетенции нынешних субъектов бельгийской федерации – сообществ и регионов.

Таким образом, в процессе урегулирования лингвистических конфликтов между двумя общинами наметилась тенденция к прорабатыванию вопросов государственного устройства.

50-60-е годы XX века характеризуются усилением напряженности в отношениях между франкофонами и нидерландофонами. Ситуация также обострилась из-за экономического кризиса в Валлонии (до этого она была богатым промышленным регионом) и перемещения центра деловой активности во Фландрию.

Автор диссертации считает, что причинами несостоятельности унитарного государственного устройства стали острые и продолжительные конфликты в культурно-лингвистической, социальной, экономической и политической областях между фламандской и валлонской общинами. Урегулирование межэтнических проблем оказалось невозможным в условиях унитаризма, и глобальное преобразование структуры государства становилось неизбежным. Путь к разрешению конфликтов между общинами заключался в необходимости признания их культурной автономии.

Автор отмечает, что переход от унитарного государственного устройства к федеративному происходил в Бельгии эволюционным путем. Далее рассматриваются четыре этапа государственных реформ, проходивших в период с 70-х по 90-е годы XX века.

Следует отметить, что поворотным событием на первом этапе государственных реформ 70-х годов стало учреждение новых образований – сообществ и регионов, и поэтапное наделение их компетенцией. Сообщества оформились в субъекты федерации, воплощающие культурную автономию, а регионы – в субъекты федерации – носители территориально-экономической автономии.

В составе Бельгии было образовано шесть субъектов федерации: три сообщества (Французское, Фламандское и Германоязычное) и три региона (Валлонский, Фламандский и Брюссельский). В Конституции было закреплено деление страны на четыре лингвистические области.

На этапе реформ 80-х годов было осуществлено институциональное оформление сообществ и регионов – созданы их собственные законодательные и исполнительные органы (советы и правительства). Все советы сообществ и регионов избираются прямыми выборами, за исключением совета Французского сообщества, который формируется исключительно непрямым голосованием. Из всех субъектов только совет Французского сообщества, Валлонского региона и Фламандский совет наделены правом учредительной автономии.

Особое место в структуре бельгийской федерации занимает Брюссельский регион, наделенный специфическим статусом и сложной институциональной структурой. Из-за того, что франкофоны с нидерландофонами долго не могли договориться о режиме управления Брюсселем, статус этого субъекта федерации был окончательно определен только в 1989 году. В связи с тем, что большинство населения этого региона составляет франкоязычное население, в его институциональной системе есть особенности, направленные на защиту интересов фламандского меньшинства (лингвистические группы в совете, процедура «звонка сигнализации» в законодательном процессе, формирование правительства по принципу лингвистического паритета).

Начиная с реформы 1970 г. поэтапно расширялся объем полномочий сообществ и регионов. Сообщества были наделены полномочиями в сфере культуры, «жизненно важных для населения вопросов» (здравоохранение, социальное обеспечение и др.), образования. Регионы были наделены законодательной компетенцией в сферах обустройства территорий, коммунального хозяйства, транспорта, коммуникаций, экономической политики. С 1989 г. Брюссельский регион был наделен идентичными полномочиями, за исключением четырех сфер: урбанизация, обустройство территории, общественные работы, транспорт. С 1993 г. все сообщества и регионы были наделены полномочиями заключать международные договоры по предметам своего ведения.

В ходе указанных этапов государственных реформ происходила также реорганизация центральных органов власти. Совет министров стал формироваться по принципу лингвистического паритета франкофонов и индердандофонов. В обеих палатах национального Парламента были сформированы две лингвистические группы франкофонов и нидерландофонов, которые участвуют в принятии законов по ряду вопросов государственного строительства и статуса субъектов федерации, перечисленных в Конституции, в особом порядке по усложненной процедуре специального большинства в обеих лингвистических группах. В парламентской законодательной процедуре предусмотрен специальный механизм защиты интересов двух общин с участием лингвистических групп – процедура «звонка сигнализации» (право приостановить обсуждение законопроекта или законопредложения, принимаемого специальным большинством, если его положения могут нанести ущерб отношениям между общинами). В 1983 году был учрежден Арбитражный суд1, наделенный полномочиями контроля за соблюдения всеми участниками федерации норм о разграничении компетенции, формирующийся также по принципу лингвистического паритета.

Выстраивание архитектуры федеративного государства завершилось после реализации 4-го этапа государственных реформ 1993 года. В Конституцию 1831 года был внесен большой массив поправок, и 17 февраля 1994 года был подписан Консолидированный текст Конституции (ныне действующий), в котором было официально закреплено федеративное государственное устройство Бельгии.

В дальнейшем преобразования коснулись расширения полномочий регионов (на сферу сельского хозяйства, внешней торговли, сотрудничества с развивающимися странами), упорядочения брюссельских институтов, изменения порядка финансирования сообществ и расширения полномочий регионов в налоговой сфере (2001 год); а также расширения компетенции Арбитражного суда на все конституционные нормы, касающиеся прав и свобод бельгийцев (2003 год) и переименования его в Конституционный суд (2007 год). В настоящее время заявлена масштабная реформа бельгийского Сената, направленная на превращение его в настоящую «федеральную палату».

Во Второй главе «Особенности бельгийской модели федеративного государства» рассматриваются общие правовые основы бельгийского федерализма по Конституции 1994 года, а также его характерные черты.

Проведен анализ правового положения Федерации и субъектов федерации – сообществ и регионов, а также механизмов взаимодействия этих уровней власти в рамках федерации.

Бельгия, как и любое федеративное государство, отвечает классическим параметрам федерализма (реализуется принцип автономии субъектов федерации, принцип участия субъектов в управлении на федеральном уровне, разграничение компетенции между составными частями федерации). Отдельное внимание автор уделяет механизмам взаимодействия и сотрудничества между участниками федерации. Конституционное право Бельгии закрепляет широкий перечень процедур кооперативного федерализма, среди которых: согласительные процедуры, процедуры совместного участия, соглашения о сотрудничестве (факультативные и обязательные).

Далее отмечается, что федеративное государственное устройство играет для Бельгии интегрирующую роль, как в экономической и политической сфере, так и в области права. Сплачивающими факторами для Бельгии также являются Король, как символ единства нации, Брюссель, который является не только столицей государства, где пересекаются интересы двух культурно-лингвистических общин, но и «столицей» единой Европы.

Изменение государственного устройства привело к усилению консолидирующей роли монарха. Монархия позволяет бельгийцам сохранить чувство национальной солидарности, преемственность традиций и непрерывность существования национальной государственности.

Далее проводится анализ характерных черт бельгийской модели федерации. Причины, повлиявшие на изменение формы государственного устройства, не могли не отразится на основных характеристиках бельгийского федерализма.

Во-первых, автор отмечает центробежный характер бельгийского федерализма. В отличие от большинства федераций, бельгийская федерация возникла «сверху» - в результате односторонних действий унитарного государства и его последующего преобразования в федеративное: путем наделения прежних негосударственных территориальных единиц автономией и превращение их в субъекты федерации.

Следует отметить центробежный характер проведенных государственных реформ и сохранение этой тенденции на современном этапе. Однако автор считает, что нет достаточных оснований полагать, что центробежный характер бельгийского федерализма может привести к распаду федерации или трансформации Бельгии в конфедерацию.

Центробежный характер процесса федерализации Бельгии также объясняет важнейшую особенность в распределении компетенции между федерацией и ее субъектами, а именно, фиксированный характер полномочий субъектов и остаточную компетенцию Федерации.

Во-вторых, необходимо указать на двухполярный характер бельгийского федерализма. Несмотря на то, что по Конституции в состав федерации входят шесть субъектов федерации (три сообщества и три региона), наделенные равным статусом, и закреплено деление страны на четыре лингвистические области, в Бельгии доминируют две крупнейшие культурно-лингвистические общины – франкофоны и нидерландофоны.

Двухполярность отражается на федеральной институциональной системе: формирование Правительства, Кассационного суда, Конституционного суда и Государственного совета по принципу лингвистического паритета представителей франкофонов и нидерландофонов. Для двух общин на федеральном уровне имеются механизмы защиты их специфических интересов: формирование в каждой палате Парламента двух лингвистических групп, принятие законов по ряду вопросов государственного строительства и статуса субъектов федерации, перечисленных в Конституции, по процедуре специального большинства, процедура «звонка сигнализации».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»