WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Нехватка воды на глобальном уровне также сказывается в такой сфере, как производство сельскохозяйственной продукции, которое немыслимо без ирригации пахотных земель. Позволяя получать от двух до тех урожаев в год ирригация вносит огромный вклад в мировое продовольственное обеспечение. Треть всего объема продовольствия на шестой части всех возделываемых земель производится благодаря ирригации, а в условиях увеличения населения зависимость от орошаемых земель только возрастет. На ирригацию приходится 70% всего мирового отбора воды из водных источников. Однако из-за распространяющихся засухи и заболачивания современный уровень потери орошаемых земель составляет 1% в год. Если ситуация не улучшится, это может привести к потере орошаемых земель на 30% к 2025 г. и на 50% к 2050 г.

Все это вызвало широко распространенную деградацию поверхностных и подземных вод. В сочетании с растущей продовольственной уязвимостью эти факторы препятствуют экономическому и социальному развитию, искоренению бедности и экологической устойчивости.

В настоящее время почти 2/5 населения земли живет вдоль бассейнов 261 рек, каждая из которых находится во владении двух или более государств. В связи с этим проблемы использования трансграничных рек уже оказывались причиной весьма серьезных разногласий между странами, на возникновение которых влияют как экономико-политические, так и природные факторы.

Экономика стран Центрально-Азиатского региона тесно связана с использованием трансграничных водных ресурсов и испытывает достаточно острый дефицит воды, что связано, во-первых, с природно-климатическими условиями и неравномерным распределением водных ресурсов по территории региона. Во-вторых, с причинами антропогенного характера, среди которых можно выделить: развитие экстенсивного хлопководства, орошаемого земледелия, дающее практически всю сельскохозяйственную продукцию. Рост населения (2000 г. – 55,6 млн., 2025 г. – 71,7 млн.), причем, в сельском хозяйстве занято около 60% населения региона. Слабо развитая инфраструктура, низкий КПД оросительных систем, нерациональное использование воды на полив. Так, сравнительный анализ данных о продуктивности использования оросительной воды, рассчитанных в целом по валовому доходу, показывает следующее: если в Израиле продуктивность воды – 0,52 доллара США на кубометр, то в Центрально-Азиатском регионе этот показатель составляет всего 0,14 долларов США на кубометр. Неэкономно используется вода на коммунально-бытовые нужды. Так, в Ташкенте на каждого жителя расходуется около тысячи литров воды, в то время как на жителя Шанхая – 577, Гонконга – 402, Куала-Лумпура – 354 литров. В целом, водопотребление на душу населения составляет в среднем 2500 м в год, что в 2 раза больше, чем в Египте и Иране, в 6 раз больше, чем в Саудовской Аравии и Израиле.

Во второй главе – «Анализ использования трансграничных водных ресурсов в экономиках стран Среднеазиатского региона» проанализировано современное состояние водохозяйственных бассейнов, дана оценка эффективности использования и управления водными ресурсами, раскрыты социально-экономические и экологические водохозяйственные проблемы региона.

В силу географических особенностей государства региона неравномерно наделены орошаемыми угодьями. В связи с этим республики Центрально-Азиатского региона условно можно разделить на две группы. К первой относятся Казахстан, Туркменистан и Узбекистан. Данная группа характеризуется наличием достаточного количества земель для удовлетворения национальных потребностей в обозримом будущем. В странах же второй группы - Кыргызстане и Таджикистане - наблюдается дефицит земельных ресурсов. В силу специфичных почвенно-климатических условий для выращивания целого ряда сельскохозяйственных культур требуется полив в течение практически всего вегетационного периода. Эта особенность ведения сельского хозяйства в регионе во многом определяет режим стока рек. Помимо этого вторая группа стран характеризуется тем, что большая часть поверхностных водных ресурсов формируется на ее территории. В частности, в пределах Кыргызстана и Таджикистана образуется 68,5% всего стока бассейна Аральского моря.

Следует добавить, что Таджикистан и Кыргызстан по сравнению с остальными государствами региона, помимо очевидной разницы в экспортном спектре продукции, не располагают сколько-нибудь внушительными промышленными мощностями отраслей, которые требовали бы существенных водных ресурсов для своей работы. Первая же группа стран нуждается в больших объемах воды для обеспечения собственной промышленности.

Очередной отличительной чертой региона является неравномерность распределения ресурсной базы по территории. Практически весь объем разведанных извлекаемых запасов органического топлива сосредоточен в Казахстане, Туркменистане и Узбекистане, в то время как Кыргызстан и Таджикистан располагают 90% экономически эффективного гидроэнергетического потенциала. В Казахстане базовым топливом для электростанций является уголь, в Туркменистане и Узбекистане – газ, тогда как в Кыргызстане и Таджикистане основной является гидроэлектроэнергия. Экономически эффективный гидроэнергетический потенциал последних оценивается в 400 млрд. КВт.ч. в год, из которого освоено не более 10%. В следствии этого страны второй группы заинтересованы в энергоресурсах соседних республик.

Таким образом, в силу географических и исторических причин в Центрально-Азиатском регионе сложилась ситуация, при которой одна группа стран остро нуждается в водных ресурсах для развития промышленности и сельского хозяйства, вторая же группа при наличии достаточного количества воды имеет потребность в энергоресурсах, которыми обладает первая группа стран.

Взаимопоставки энергоресурсов в советское время осуществлялись по схеме: вода и электроэнергия, произведенная на ГЭС, в обмен на органическое топливо. Эта система распределения воды и обмена электроэнергией и топливно-энергетическими ресурсами после распада СССР претерпела кардинальные изменения. Реструктуризация сельского хозяйства, разрушение крупных совхозов и колхозов, привели к увеличению числа водопользователей в сотни раз, а также изменили приоритеты экономического развития государств региона. Так, Токтогульское водохранилище, которое находится на территории Кыргызстана, изначально было построено для обеспечения водой нижележащих сельскохозяйственных угодий в вегетационный период и попутной выработки электроэнергии. Кыргызстан и частично Таджикистан заинтересованы в энергетическом режиме его работы, а Казахстан и Узбекистан - в ирригационном. В связи с этим, начиная с 1993 года режим работы Токтогульского каскада трансформировался в направлении резкого усиления накопления воды летом и попусков в зимний период, в интересах производства гидроэлектроэнергии Кыргызстаном. Доля Токтогульской ГЭС в общем балансе выработки электроэнергии в Кыргызстане возросла до 90%.

Эта ситуация привела к паводкам зимой, а летом к искусственному маловодью. Такая трансформация режима работы Токтогула повлекла за собой серьезные осложнения в бассейне Сырдарьи как в летний, так и в зимний периоды.

Необходимость урегулирования водного режима на Сырдарье с 1994 года стала главной темой межгосударственных переговоров. Кыргызстан требовал увеличения поставок теплоносителей, а Казахстан и Узбекистан - воды летом. Подготовленный комплексный вариант использования водно-энергетических ресурсов в бассейне Сырдарьи, основан на принципах взаимной компенсации: электроэнергия, которая производится Кыргызстаном на Нарынском каскаде в летнее время свыше своих собственных (национальных) требований, покупается Казахстаном и Узбекистаном в равных объемах; компенсация за этот объем осуществляется посредством поставки Кыргызстану эквивалентного объема электричества и топлива (уголь, газ и т.д.) для использования Кыргызстаном в зимнее время.

При таком подходе интересы нижележащих стран в водообеспечении орошения удовлетворяются лишь в том случае, если три страны строго выполняют условия соглашений. Как показывает опыт, противоречия ирригационных и энергетических интересов между четырьмя республиками создают сложности при реализации согласованных условий водораспределения и нуждаются в дальнейшем урегулировании. Так, страны зоны формирования стока рек предлагают признать воду товаром, в то время как нижележащие страны считают, что вода – это не товар, а дар природы, не имеющий экономической стоимости.

Особо выделены экологические водохозяйственные проблемы региона, являющиеся важнейшей категорией проблем в области использования международных водотоков. Среди них можно обозначить загрязнение трансграничных вод, катастрофу Аральского моря. Данные проблемы имеют как природные, так и социально-экономические последствия, такие как миграция населения из неблагоприятных регионов, прекращение рыбодобывающей и рыбообрабатывающей промышленности и обусловленную этим безработицу, снижение уровня жизни населения. Несмотря на признание всеми государствами региона необходимости совместных действий, возникают существенные разногласия относительно приоритетов и финансовой ответственности каждого государства за их решение.

Третья глава – «Перспективы совместного водопользования странами Среднеазиатского региона» посвящена анализу рисков возникновения конфликтных ситуаций в регионе в связи с водопользованием, рассмотрению возможных вариантов решения водно-энергетических проблем в Среднеазиатском регионе и предложениям по трансформации механизма хозяйственного использования водных ресурсов в регионе. Отмечается, что в будущем дефицит воды в регионе будет только нарастать, а это, в свою очередь, может обострить проблемы межгосударственного использования водных ресурсов. К факторам, способствующим возникновению конфликтных ситуаций, можно отнести неопределенность прав собственности на водные объекты в результате распада единого водохозяйственного комплекса; конкурентную борьбу за водные ресурсы; политические разногласия между странами; социально-экономические последствия экологических проблем. Если рассмотреть развитие стран Центрально-Азиатского региона с точки зрения перечисленных факторов, то видно, что положение в целом оставалось достаточно стабильным за исключением гражданской войны в Таджикистане, а также столкновений в Ферганской долине, самой густонаселенной области Центрально-Азиатского региона, находящейся на территории трех стран – Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана. Хотя анализ положения в регионе показал, что нехватка водных ресурсов не является прямой причиной конфликтов, она усугубляет текущий социальный, политический и экономический кризис и способствует нарастанию межэтнических трений.

В разработке решений данной проблемы важное место занимают международные организации, такие как Всемирный Банк, ПРООН, НАТО, ЕС, так как их участие придает дополнительный политический вес принимаемым решениям, а также обеспечивает необходимую финансовую поддержку. В то же время опасность финансовой помощи заключается в том, что приоритетом станут пользоваться вопросы, в которых заинтересованы доноры.

Среди анализируемых в работе вариантов решения различных аспектов проблемы управления водными ресурсами заслуживает внимание предложение Всемирного Банка, в соответствии с которым страны нижнего течения Сырдарьи договариваются производить прямую оплату услуг по ежегодному и многолетнему хранению воды и услуги по регулированию, предоставляемые Кыргызстаном (по расчетам Банка компенсационные выплаты Казахстана и Узбекистана Кыргызстану должны быть примерно в рамках 35,1 - 67,3 млн. долларов США). Также интересен гипотетический вариант, связанный с участием российских компаний в разработке газоносного месторождения в Узбекистане с последующей поставкой газа в Кыргызстан. В этом варианте предполагается, что российская сторона будет поставлять газ для увеличения выработки электроэнергии в отопительный период теплоэлектростанциями Кыргызстана с целью накопления воды в Токтогульском водохранилище для ирригационных нужд. При этом оплату поставок газа должна взять на себя российская сторона, которая возместит свои затраты за счет получения электроэнергии Токтогульской ГЭС при ее работе в ирригационном режиме. Еще одним, с точки зрения автора бесперспективным, но до сих пор активно обсуждающимся в регионе вариантом является проект переброски части стока сибирских рек в Центрально-Азиатский регион.

При рассмотрении различных вариантов организации управления совместными водными ресурсами в регионе необходимо учитывать интересы всех вовлеченных сторон, их экономическую эффективность, инвестиционную привлекательность.

Так, комплекс взаимосвязанных мероприятий должен включать в себя:

- разработку и совершенствование принципов межгосударственного вододеления, включая экономические механизмы;

- развитие национальной политики водопользования с учетом согласованных национальных и региональных интересов;

- совершенствование межгосударственной системы сотрудничества в сфере комплексного использования и охраны водных ресурсов;

- улучшение состояния водохозяйственных сооружений;

- установление взаимосогласованных экологических требований в интересах охраны водных экосистем;

- внедрение бассейнового принципа использования водных ресурсов;

- создание международного водно-энергетического консорциума.

В заключении сформулированы основные выводы:

1. Анализ проблем, связанных с использованием трансграничных водотоков в Центрально-Азиатском регионе показывает, что за последние полтора десятка лет, несмотря на предпринимаемые усилия – подписание различных соглашений, проведение конференций, международную поддержку, финансирование проектов и т.д. - положение в регионе с водными ресурсами обострилось. Это выражается как в уменьшении их количества, так и в ухудшении качества воды.

Основной причиной дефицита водных ресурсов в Центрально-Азиатском регионе является не только их дефицит как таковой, но и неэффективное распределение водных ресурсов, экстенсивное использование и вызванный этим дисбаланс в потреблении воды различными странами.

Возникшая ситуация порождает разногласия между странами региона по вопросам распределения ресурсов водотоков межгосударственного значения, деформацию сложившихся в прежние времена отношений, переориентацию на внутринациональные экономические потребности в ущерб региональным и экологическим потребностям.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»