WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Европейская правовая доктрина разрешает эту задачу путем противо­поставления народа государству, оформления этого противоречия в системе права человека и гражданина. Отношение между ними представляется как отношение двух противостоящих друг другу, враждеб­ных стихий. Парламент - контроль­ная комиссия народа над государством, которая понуждает госу­дарство служить народу и общему благу. Это и есть идейная стратегия волюнтаристской демократии – стратегия “принуждения и контроля”.

В диссертации показывается что “идейная оппозиция” не олицетворяет сущностный принцип государства, а проявляется как стратегия, применяемая в не­которых исторических государственных формах. В иных случаях стратегия “принуждения и контроля” превращается в стратегию “общего служения”. Таким образом, в гарантийном государстве осуществляется организация народных масс, гото­вых всеми своими силами защищать государство, руководствуясь идеей служения общему благу.

Именно поэтому возникает необходимость организации в гарантийном государстве особого, идеократического ведущего слоя, элитных кадров защитников государства — гарантов, обеспечивающих неукоснительное проведение в жизнь госу­дарственной цели.

Во втором параграфе “Идеократия как принцип политического отбора властвующей элиты” раскрывается сущность, цели и задачи отбора властвующей элиты идеократического гарантийного государства.

По определению полнота и сила всей государственной власти сосредоточена в верховной власти. Однако верховная власть в определенной степени абстрактное и ограниченное явление. Поэтому в диссертации обосновывается необходимость создания государственного аппарата, иерархически передающего, транслирующего действие верховной власти во все сферы ее необходимого влияния.

Доказывается, что трансляционное действие может быть организовано двояко: в форме власти служилой и представительной. Механизм служилой власти преимущественно востребован идеократической государственностью, представительной власти – волюнтаристской.

Власть служилая изначально построена на идее добровольного исполнения императивов верховной власти, она может эффективно действовать только непосредственно, соответствуя их идеологическому содержанию.

Поэтому для идеократической государственности так важна эффективность и “идейность” служилого слоя государственного аппарата – именно он несет полную и безусловную ответственность за нормальное функционирование государства. В этом контексте под идеократией понимается строй, в котором правящий слой отбирается по признаку преданности одной общей идее-правительнице. Его важнейшая функция — быть носителем “ста­билизированного общественного мнения”, выступающего производ­ным следствием государственно-правовой идеи.

Представительный метод передачи властного импульса заключается в том, что акторы, представляющие верховную власть, не исполняют, в противоположность служилым, определенное поручение, но действуют от имени суверена, самостоятельно осуществляя его волю.

Таким образом, субъекту, представляющему верховную власть, практически передается ее суверенность. Следовательно, волюнтаристская государственность представляет собой иерархический механизм передачи властной воли. Воля народа в демократических республиках передается субъекту её опосредующему – президенту, депутату, парламенту в целом. Естественно, воля народа формально легитимизирует любое действие каждого из этих субъектов, служит им прикрытием и защитой.

В жесткой зависимости от принципа действия передаточного механизма властераспределения строится также и система отбора правящей элиты, которая опосредует и представляет верховную власть.

Н.С. Трубецкой выделял три основных типа отбора правящего слоя — аристократический (военно-аристократи­ческий, бюрократическо-аристократический, олигархический), демократический (плутократическо-демократический, охлократический) и идеократический, как футуристический1.

При этом типы отбора правящего слоя сущностно важны для характеристи­ки государства. Служилый механизм властераспределения основан на идеократическом типе отбора властной элиты, представительский механизм более адекватен демократическому, волюнтаристскому.

Следует сделать определенную акцентуацию на том, что при идеократическом строе общность миро­созерцания, однородная и монистическая идейная интециальность является основным и первичным признаком, по которому про­изводится отбор правящего слоя.

Селекционным признаком идеократического отбора дол­жно быть не только общее мировоззрение, но и готовность принести себя в жертву идее-правительнице. Этот элемент постоянной мобилизованности, тяжелой на­грузки необходим для уравновешения тех привилегий, которые неизбежно связаны с принадлежностью к власти.

Идея-пра­вительница априорно должна обладать огромной нравственно-значимой силой, чтобы, во-первых, ради нее стоило жертвовать собой, во-вторых, чтобы жертва ради нее расценивалась всеми гражданами как морально ценный поступок.

Идея – правительница заключает в себе константные аксиомы национального бытия, практическая реализация которых лежит в плоскости политико-правового процесса, который нуждается в адекватной типологизации

В третьем параграфе “Идеократический политико-правовой процесс” показан механизм и этапы исторической трансформации идеократического государства, в контексте политико-правовой детерминации.

Для интеграции в единую модель государственности идеалополагающих конструкций верховной власти и эмпирических форм государства вводятся опосредующие элементы, увязывающие эти разнородные феномены в единую, логически непротиворечивую систему. Важнейшим из таких элементов выступает политико-правовой процесс.

Обосновывается, что анализ типов политико-правового процесса нельзя проводить в отрыве от рассмотрения его диалектической связи с моделями государственности, потому что политические и правовые институты и механизмы не носят самодостаточный характер, а являются производными от социокультурной сферы.

История и современная практика функционирования политических и правовых систем дают возможность выделить два основ­ных типа политико-правового процесса — технократический (рациональный) и идеократический (традиционный).

Технократический тип политико-правовых изменений генетически свойствен государ­ствам англосаксонского социально-культурного ареала, в меньшей степени — романо-германской политической традиции.

Если в технократическом политико-правовом процессе в качестве основной характеристики выделяется приоритет процедуры, технологии политико-правового изменения, то в политико-правовом процессе идеократического типа таковым выступает целостная идея, выраженная в идеологии, в отношении кото­рой имеется общенациональный консен­сус2.

В основе осмысления роли идеократии в российском политико-правовом процессе лежит представление о всеединстве мира, проходящее основной линией через основные течения русской политико-правовой мысли. Впервые представление о всеединстве в концептуальном плане высказано А. С. Хомяковым, давшем философское осмыс­ление феномена соборности. В его интерпретации соборность включает в себя историческое из­мерение, историческую память, удерживающую традиции предшест­вующих поколений3.

В различных типах политического процесса по-разному решаются вопрос о механизмах трансформации властных ролей. Единственно возможный путь смены правового стату­са при технократическом политическом процессе — легитимное использование процедуры политико-правового изменения, активное и нестандартное применение известных и разработка новых системных политических технологий, манипулирование интересами и потребностями других субъектов политического процесса.

При идеократическом типе политического процесса механизм трансформации властных ролей сложнее. Он зависит от этапов генезиса и трансформации “идеи-правительницы” и ее аккумуляции социополитической системой общества в ходе упадка, кризиса раз­вития обществ и государств, связанных со сменой доминирующего политического суверена либо с очередными элитными перегруппиров­ками.

Такая ситуация инициализирует первый этап утверждения идеократического типа политико-правового процесса, связанный с появле­нием доминирующей политико-правовой идеологии, зарождением общена­ционального консенсуса вокруг базовых принципов государственного и социально-экономического устройства, фиксируемых этой идеоло­гией.

Следующий этап связан с приобретением такой идеологией стату­са государственной. На этом этапе либо происходит эволюция политико-правовой идеологии в метаидеологию, представляющую собой симбиоз социополитического опыта, особенностей национального характера и внешних императивов мировой цивилизации и являющуюся, по существу, формулировкой и обо­снованием общенационального консенсуса. Существует и иной путь утверждения идеократических ценностей (псевдоидеократия), когда элита, приверженная одной разновидности политико-правовой идеологии, вытесняет оппозиционные политико-идео­логические и правовые концепции, обеспечивая своей доктрине монопольный ста­тус в государственно-правовом развитии общества.

Третий этап становления метаидеологии характеризуется преобразованием идеократического политического процесса, утратой идеократической доминанты или же попытками внутрисистемной трансформа­ции государственной идеи в зависимости от характера и масштабов эволюции политического режима. В случае если в системе политико-правового обеспечения идеократии преобладают ксенократические под­ходы, некомплиментарные ментальным основаниям социума, происходит постепенная, по мере исчерпания созидательного (с точки зрения целей и интересов правящей элиты) ресурса, утрата ею былого общественного статуса и неминуемая последующая деградация.

В таком случае наступает финальный этап развертывания идеократического политико-правового процесса, который характеризуется государственно-правовым кризисом, диффузией и распадом правящей элиты, появлением и ростом монопольного центра или плюралистических центров силы с новыми политическими субъ­ектами, резко обозначающими свое притязание на власть. В этом случае происходит насильственное замещение прежней правящей эли­ты новыми элитными группировками.

Таким образом, своеобразие форм государственности в значительной мере определяется спецификой протекания политико-правового процесса.

Третья глава диссертации “Политико-правовая легитимация идеократической государственности” состоит из двух параграфов и посвящена анализу духовно-нравственного потенциала народа, выражающего отношение к государству и верховной власти.

В первом параграфе “Идеократический тип правосознания” обозначаются подходы к анализу важнейшего элемента идеократической государственности – правосознания народа, с его национально-определенными константными свойствами и качествами, выражающими отношение к государству и к верховной власти.

Легитимация государственной власти представляет собой взаи­мообусловленный процесс, с одной стороны, самооправдания и ра­ционального обоснования собственной власти со стороны “управляю­щих”, с другой - оправдания и признания этой власти со стороны “управляемых”.

Однако эти конструкты значимы лишь для тех, кто предрасполо­жен к их восприятию, а эта предрасположенность заключена не толь­ко в рефлексирующем сознании, но и в культурных архетипах.

Легитимность власти лишь выражает степень соответствия реальных государственно-правовых институтов идеальной модели верховной власти, закодированной в национальном правосознании.

Между политико-правовой реальностью и структурообразующими формами общественного сознания существует защитный барьер, создающий искажения правовой реаль­ности, которые являются следствием действия ментальных констант сознания. Роль такого барьера в аспекте отношений властераспределения играет институт идеократического правосознания, интерпретируемый в духе фундаментальной концепции И.А. Ильина.

Защитный барьер правосознания вытесняет из сознания и препятствует проникновению в бессознательные слои психики всех тех представлений, которые способны нанести ущерб целостности этнических констант. Другая функция защитного барьера - контроль над импульсами бессознательного, направленными на внешний мир, трансляция образцов “правильного” правового поведения, поведения “по правде”.

В традиционном идеократическом типе правосознании, согласно И.А.Ильину мир представляется строгоупорядоченным, иерархичным4. Все имеет в нем свое место, все взаимосвязано, гармонизировано. В рамках этой картины мира человек определяет свое место в мире и устанавливает константные политико-правовые этнические элементы: локализацию источника зла; локализацию источника добра; представление о способе действия, при котором добро побеж­дает зло.

На основании политико-правовых констант формируются адаптационно-деятельностные модели политико-правовой легитимации.

Таким образом, все вариации традиции, присущей “макросоциальному” обществу, группируются вокруг правосознания. Традиционное правосознание формируется на протяжении длительного времени, охватывающего практически всю историю данного народа. Конкретные черты и свойства правосознания складываются в зависимости от его традиций, культуры, социальных структур, внешней среды. В свою очередь, будучи социально-психологическим феноменом, правосознание выступает как фактор, задающий определенные образцы правового мышления и поведения. Любой этнос в процессе своего становления, развития и трансформации в нацию развивает и укрепляет в своем мировосприятии представления об абстрактной идеальной власти и конкретном государственно-правовом идеале.

Во втором параграфе “Российская идеократическая государственность: своеобразие и перспективы” предметно рассматриваются конкретное содержание и специфика российской модели государственности, своеобразие легитимационной связи между элементами государственности, намечаются перспективы развития современного российского государства.

Процесс исторической легитимизации власти состоит из последовательно протекающих этапов. Психологический этап – постепенное формирование в правосознании нации идеальной модели верховной власти, её цели, задач и функций. Такая модель должна выступать образцом, матрицей для государственной власти, координировать и направлять её деятельность. Эмпирический этап легитимизации власти, протекающий одновременно с психологическим, - признание нацией соответствия реального государства его идеальному прототипу “граду Божиему”.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»