WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Полученные в ходе диссертационного исследования результаты могут быть применены в политико-правовых и философских исследованиях россиеведческой направленности в сфере политологии, теории государства и права, философии политики и права, этнополитологии. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы для включения в опорные материалы при подготовке учебных пособий, научных работ, при чтении лекций и спецкурсов по философии и теории права.

Важнейшие выводы диссертации могут служить идейной основой для осмысления комплекса проблем совершенствования современной российской государственности, определения стратегии законотворческой деятельности.

Апробация результатов исследования. Теоретические выводы и положения диссертации докладывались и обсуждались на следующих научных конференциях: Всероссийской научно-теоретической конференции «Философия права как учебная и научная дисциплина» (Ростов-на-Дону, апрель 1999 г.); Международной научно-практической конференции «Современные проблемы национальной безопасности: Россия в ХХI век с миром и согласием» (Ростов-на-Дону, ноябрь 1999 г.); Всероссийской конференции «Русская философия права: основные проблемы и традиции» (Ростов-на-Дону. 2000 г.); Региональной научно-теоретической конференции «Политико-правовая культура и духовность» (Ростов-на-Дону. 2001 г.); Всероссийской научно-теоретической конференции «Философия права и вопросы формирования современной государственно-правовой идеологии» (Ростов-на-Дону. 2001 г.).

Диссертация апробирована на совместном заседании кафедр философии политики и права и государственно-правовых дисциплин Ростовского юридического института МВД России.

Основные положения диссертационной работы изложены в восьми публикациях автора.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения и списка литературы, насчитывающего 299 позиций. Общий объем диссертации – 175 страниц машинописного текста.

Основное содержание работы

Во “Введении” обосновывается актуальность темы, анализируется степень ее научной разработанности, показываются проблемные аспекты обсуждаемого вопроса. Формулируются объект и предмет, цели и задачи диссертационного исследования, характеризуется теоретическая и научно-практическая значимость диссертации, формы её апробации, определяется научная новизна, а также положения, выносимые на защиту.

В первой главе “Верховная власть как институциональный принцип и феномен идеократической государственности”, которая состоит из трех параграфов, исследуется содержание феномена верховной власти, дается понятие государственности и её элементов с политико-правовых позиций, типологизируются и анализируются идеократический и волюнтаристкий виды источников верховной власти.

В первом параграфе “Теоретико-методологические основы политико-правового анализа феномена верховной власти” очерчиваются основные парадигмальные подходы исследования, служащие в дальнейшем логически заданным направлением анализа феномена верховной власти, вводится метод теоретического политико-правового моделирования, основанный на абстрактном, сверхобобщающем принципе вычленения элементов феномена государственности.

Для исследования содержания государственности необходимо принять во внимание, как взаимодействуют между собой основные элементы государственности, как институционально выражается взаимодействие власти и целеполагающей осознанной идеи.

При этом дифференцируются три конструктивно необходимых элемента: 1.Нация, образующая социальный строй, с кризисом которого разрушается государственность. 2. Верховная власть, которая идейно оформляет государство и служит политико-правовым источником государственного управления. 3. Эмпирическое государство с правительственными институтами, подчиненное верховной власти.

Эффективность и долговременность той или иной модели государственности зависит от уровня связи, скрепленности, корреляции этих элементов.

Необходимость анализа понятия верховной власти вызвана её ключевым значением в понимании государственности.

Во втором параграфе “Верховная власть как идеалополагающий элемент государственности” раскрывается феномен верховной власти как основополагающего элемента государственности.

Первая специальная попытка определить власть как феномен связана с именем английского мыслителя Т.Гоббса, который заложил основы “каузальной” концепции власти - объяснения её как спе­цифического причинного отношения, которая и по сей день превалирует в западной политико-правовой литературе.

Однако необходимо учитывать, что власть не просто дуальное отношение между акторами. Власть возникает не в вакуумной среде, а в сложной системе общественных отношений. Именно структурные факторы играют роль условий в каузаль­ном отношении, а также в значительной мере предопреде­ляют спектр ресурсов, которыми обладают акторы, то есть детерминируют, управляют субъектами власти.

В решении вопроса о природе верховной власти в ходе развития политических и правовых наук выделились два основных подхода: “волюн­таристский” и “структуралистский”.

Волюнтаристский (субъективистский) подход объясняет социальные явле­ния как сводящиеся к действиям индивидов, уделяя минимальное внимание роли структурных факторов; он концентрируется на деятельности людей как основе со­циальной реальности. В этом случае акцент делается на индивидуальной воле и интернальном ее аспекте, а власть понимается как не­кая область механического пересечения и полного или частичного совпадения (компромисса) индивидуально-атомарных волевых устремлений, т.е. “общественный договор в действии”.

Структуралистский подход объясняет социальные явления как результат структурного влияния и рассмат­ривает социальных субъектов в качестве носителей структурных ролей. Этот подход характерен для функ­ционализма, системных теорий и марксизма. Наиболее известные попытки объяснить соотношение дейст­вия, структуры и власти были предприняты С.Льюксом и Э.Гидденсом.

Согласно предлагаемой концепции властная воля не противопоставляется структурной детерминации; вследствие того, что волюнтаристские и структуралистские подходы к власти предполагают собой конструирование однопорядкового общего явления – феномена власти, однако это не предполагает их идентичности, следовательно, обе интерпретации являются различными формами одного и того же феномена.

Таким образом, в понимании и определении верховной власти оба подхода следует признать взаимодополнительными, её конструирование зависит от конкретно-ситуационного соотношения этих двух противоположных источников власти.

Волюнтаристский подход в качестве первоосновы власти выдвигает волевое начало, структуралистский подход – антипод воли, подчинение, причем подчинение как активное, сознательное, так и пассивное, бессознательное. Именно поэтому структурализм верховной власти в аспекте её распределения тесно связан с традиционалистическим вариантом источника власти.

Сущностной задачей структурной верховной власти является создание и поддержание порядка функционирования системы – процесса её воспроизведения и существования. Однако при дальнейшем развитии и усложнении структурной системы властных отношений – превращении ее из традиционалистической в идеократическую - трансформируются и задачи власти: она получает значение силы, в установленном порядке осуществляющей высшие начала правды – то есть основной цели воспроизведения, ради которой и поддерживается структурный правовой порядок.

В третьем параграфе “Политико-правовой анализ принципа верховной власти” предметно анализируется содержание принципа верховной власти, детально разработанного в концепции Л.А.Тихомирова, определяющий конкретную форму правления в государстве.

При анализе и сопоставлении дефиниций “принцип верховной власти” и “источник верховной власти” главное внимание обращается на внутреннюю сущность источника и принципа верховной власти; выясняется их отношение к другим элементам государственности.

Принцип верховной власти фиксирует результат развития культурно-исторических типов цивилизаций. В этом смысле любой принцип верховной власти является идейно очерченным конгломератом основных диспозиций, санкций, императивов. Чем яснее он осознается в национальном правосознании, тем более легитимен сам источник верховной власти.

Верховная власть ограничивается содержанием своего собственного идеала, формой собственного принципа, которая должна на интуитивно-психологическом и интеллектуально-идеологическом уровне быть осознана и принята народом. Принцип верховной власти по Тихомирову – определенный способ властераспределения по критерию отбора субъекта властвования (монархия, аристократия, демократия) в зависимости от ментального психологического состояния нации.

Принцип верховной власти конструирует три основные формы правления: монархическую (власть единоличная), аристократическую (власть влиятельного меньшинства), демократическую (власть общая, всенародная).

Абсолютный характер волюнтаристской верховной власти определяется тем, что властераспределение, правотворчество и правоприменение зависит только от воли суверена. Чем независимее, автаркичнее эта воля от общественных, структурных элементов, тем более выпукло наблюдаем её волюнтаристский характер.

С другой стороны структурализм идеократической верховной власти ограничен содержанием своего идеала, своей идейной конструкции, во имя которого данная нация подчиняется ее верховенству. Являясь юридически неограниченной, идеократическая государственность ограничена необходимостью согласовываться с требованиями соответствия идеалу, закрепленному в национальном правосознании. В пределах такого согласования она - легитимна, за его пределами становится узурпацией. Выход за эти пределы фатален для субъекта власти.

В диссертации анализируются ситуации политико-правовой трансформации верховной власти в рамках корреляции дефиниций “принцип верховной власти” и “источник верховной власти”.

Таким образом, например, монархия сохраняет нормальные, здоровые черты только при условии идеократичности, то есть подчинения воли монарха идеальным принципам, составляющим нравственную идею монархии. При нарушении этого состояния происходит трансформация идеократической монархии в волюнтаристскую деспотию, не ограниченную определенными нормами, идеями, идеалами.

Трансформация формы правления зависит также от источника власти. Что лежит в основе власти в каждую историческую эпоху в каждом государстве – воля или общественная структура – от этого зависит трансформации, деформации форм правления. Согласно данным критериям существуют:

- волюнтаристская демократия, выраженная в форме плутократии, охлократии и её идеальный прототип - идеократическая демократия, выраженная в форме демотии;

- волюнтаристская олигархия, и ее идеальный прототип - идеократическая аристократия,

- волюнтаристская монархия, выраженная в форме абсолютизма, деспотии, крайних форм диктатуры и ее идеальный прототип - идеократическая монархия, выраженная в форме симфонического самодержавия, построенного на идеалах служения правде.

Механизм трансформации обусловливается внешними условиями и психологическим состоянием нации, которому наиболее комплиментарно соответствует тот или иной принцип правления. В той или иной форме верховной власти выражается дух народа, его верования и идеалы, то, что он внутренне сознает как высший принцип, достойный подчинения ему всей национальной жизни. Поэтому искусство государствостроительства состоит именно в том, чтобы пользоваться преобладающими в национальном правосознании идеальными представлениями о власти и из них конструировать систему управления государством на основе разумного и осознаваемого “экзистенциального выбора”.

Во второй главе “Идеократическое государство: концептуальные подходы” включающей в свой состав три параграфа, проводится анализ важнейших параметров идеократического государства, определяются основные политико-правовые интерпретации этого многопланового феномена.

Первый параграф “Определение сущности гарантийного идеократического государства” посвящен обсуждению узловых парадигмальных оснований, в русле которых рассматриваются характерологические свойства государства, вычленяются его специфические признаки.

Идеократическое государство малоисследованные феномен в системе политико-правового знания, в связи с чем основные подходы к осмыслению самого принципа идеократии, намеченные в работах классиков русской политической философии только формируются.

Такая ситуация объясняется тем, что современная теория государства базируется на постулатах естественного права, широко распространившими­ся главным образом в романской и в англосаксонской правовой традиции.

Либерализм в своей редуцируемой максиме предполагает акцентуацию на интересы и ценности атомарной личности в ущерб интересам и целям властного союза, государства. Релятивизм либеральной правовой концепции универсален и наблюдается в системе либерального государства, где политический союз выступает только в роли “ночного сторожа” и ограничивает свою деятельность оказанием защиты при нарушении интересов граж­дан.

Для конструирования адекватной альтернативы универсалистским правовым теориям либерализма русские и немецкие исследователи, государствоведы, публицисты использовали самобытные органические теории государства.

Юридически выверенную формулу органического государства дал Н.Н.Алексеев в своем исследовании гарантийного государства, противопоставляемого государству релятивному, имеющему в основе своей политики только волю суверена, не ставящему положительных целей, не имеющего постоянной программы политико-правового развития.

Гарантийность идеократического государства может конструироваться двумя путями: гарантии, связывающие государственную власть, должны строиться на духовно-нравственных регуляторах, либо на формальной системе сдержек и противовесов, которая бы ограничивала государственную власть правовым путем.

“Перевод” мировоззрения из сферы чисто личной, духовной в область “общест­венного признания”, трансформация этнополитических констант социума в область адекватного государствостроения является одним из основных моментов, хара­ктеризующих идеократическое гарантийное государство.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»