WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Метод сочинений применительно к нашему исследованию конкретизирован в методике сочинения «Расставание в моей жизни». Инструкция к написанию сочинения: «Случалось ли вам пережить значимое расставание Если да, то постарайтесь вспомнить и описать, как именно вы пережили это расставание или переживаете в настоящий момент». Сочинения проводились в групповой и индивидуальной формах и обрабатывались с помощью контент-анализа. В качестве единиц анализа рассматривались те суждения, в которых отражались особенности общения, отношения к событию расставания, близкому человеку.

Анкета «Мое значимое расставание» включает 46 вопросов, которые были составлены на основании результатов анализа сочинений. В соответствии с выделенными этапами расставания – этап, предшествующий расставанию, момент расставания (прощание) и этап разлуки – вопросы анкеты были объединены в три блока, соотнесенные с указанными этапами. Инструкция к анкете была направлена на актуализацию в памяти особенностей переживания значимого расставания: «Вспомните, как вам приходилось расставаться (надолго или навсегда) с близкими вам людьми. Цель анкетирования: уточнение (или более детальное исследование) выявленных в ходе анализа сочинений и контент-анализа художественных текстов отдельных аспектов социально-психологического содержания феномена расставания.

Рисуночная методика «Мое расставание» направлена на выявление нераскрытых в ходе использования основных методов (анкетирования и контент-анализа сочинений) характеристик расставания.

Социально-психологическая характеристика феномена расставания осуществлялась на основании наиболее общих результатов контент-анализа и анализа сочинений, представленных в форме процентного соотношения категорий анализа: «общение», «отношение к расставанию», «отношение к близкому человеку», «психологическое время», «мотивационная сфера», «воля», «социальное мышление», «образ мира».

Результаты анкетирования в соответствии с данной задачей обрабатывались следующим образом: в процессе ранжирования полученных количественных значений каждого из признаков были определены наиболее выраженные признаки, характеризующие общую выборку испытуемых. Для установления значимых корреляций между исследуемыми признаками использовался критерий корреляции r-Пирсона.

Подавляющее большинство испытуемых (98%) в ходе проведения исследовательских процедур самостоятельно ориентировалось на представление расставания как события в сфере интимного межличностного общения. Соответствующие инструкции экспериментатором не давались.

Выделены ведущие социально-психологические характеристики феномена расставания, проявляющиеся во множестве его разных видов.

Подчеркивается процессуальный характер расставания. В нем можно выделить три основных этапа или периода: подготовка к расставанию, момент расставания и разлука (период после расставания – одиночество). Удалось зафиксировать различную степень выраженности социально-психологических категорий анализа сочинений относительно каждого этапа расставания. Изменения процентной представленности суждений категорий «общение», «отношение к расставанию», «отношение к близкому человеку», «самовосприятие», «психологическое время», «отношение к другим людям и окружающему миру», «социальное мышление», «воля», «мотивационная сфера» в описании этапов расставания.

На рисунке 1 отображено процентное соотношение категорий анализа на этапе ожидания.

Рис. 1. Процентное соотношение категорий анализа этапа ожидания

На этапе ожидания осуществляется психологическая подготовка к предстоящим кардинальным переменам; возникает своеобразное предощущение того, что привычный способ бытия перестает существовать: «становится как-то не по себе», «возникает ощущение, будто что-то не так» (82 суждения категории «отношение к расставанию» - 55 %).

Соответствующим образом изменяется содержание мышления. В этот период будущее представляется в высшей степени неопределенным – этот вопрос является главным предметом размышлений (большая часть суждений категории «социальное мышление»); фиксируется восприятие окружающего мира как нестабильного (суждения категории «образ мира»). Именно этим объясняется специфическое содержание эмоционального реагирования на этапе ожидания: здесь становится характерным страх и состояние тревожности (67 суждений категории «отношение к расставанию» - 45%). Можно говорить, что описываемый дискомфорт сопряжен с некоторыми стрессовыми формами поведения, выражающими неприятие происходящего. Акцентируется внимание на времени: буквально «отсчитываются часы», возникает желание остановить время, поскольку его ход воспринимается несколько быстрее, чем обычно (суждения категории «психологическое время»). Предвосхищение расставания связано с некоторыми изменениями в потребностно-мотивационной сфере. Возрастает понимание нежелательности разлуки и появляется соответствующее стремление проводить как можно больше времени со значимым человеком. Потребность интимного общения действительно становится доминирующей: «хотелось быть с ним наедине постоянно: каждый час, каждую минуту»; «нам очень нужно было просто побыть рядом» (33 суждения (35 %) категории «мотивационная сфера»). Это отражается в особенностях интерактивной стороны реального процесса общения (57 (45%) суждений категории «общение») – появляется тенденция к налаживанию более позитивного, чем обычно, взаимодействия (взаимные уступки, помощь и т.п.). Глубоко осознается уровень значимости другого человека – «объекта» расставания; общение с ним представляет в этот момент одну из главных ценностей (суждения категории «отношение к другому»).

Фиксируются изменения и в содержании коммуникативной стороны общения: актуализируются и обсуждаются воспоминания об общих пережитых моментах: «весь вечер перед расставанием мы вспоминали все, что нам пришлось пережить»; «мы долго гуляли в парке и вспоминали события нашей жизни» (22 суждения категории «общение» - 20%). Специфика перцептивной стороны процесса общения на этапе ожидания заключается в более положительном (чем обычно) восприятии личности близкого человека; внимание на каких-либо отрицательных качествах не акцентируется (35 суждений категории «общение» - 32%).

Результаты анкетирования доказывают, что ситуация расставания представляет мощный фактор разрушения привычного уклада бытия. О событии расставания испытуемые действительно говорят как о кризисной, переломной ситуации - это подтверждает большая выраженность признака 9 (ранговая позиция - 1): «Ситуация расставания изменила привычный ход вашей жизни». Этап ожидания в целом характеризует назревающее негативное отношению к расставанию как фактору нежелательных и пугающих перемен (признак 3; ранговая позиция - 7).

Особенности соотношения категорий анализа на этапе прощания представлены на рисунке 2.

Рис. 2. Процентное соотношение категорий анализа описания этапа прощания

Этап прощания является наиболее коротким по времени и самым острым по эмоциональному накалу. Наблюдается доминирование эмоционально-волевых процессов и выраженность мотивации. Суждения категории «социальное мышление» представляют всего 5%. Возможно, это связано с тем, что этап прощания характеризуется небольшой временной продолжительностью – когнитивные процессы просто не имеют возможности разворачиваться в полной мере. Здесь имеет место блок эмоционально-мотивационных факторов в конструировании образа социального мира. Это более ранний этап оценивания ситуации, который опережает когнитивные процессы. Прощание следует характеризовать как момент личностного потрясения: «Было так тяжело расставаться, ну просто невыносимо»; «Прощаться всегда тяжко» (24 суждения категории «отношение к расставанию» - 28%). Такая выраженность эмоционального компонента отношения к расставанию говорит о предельной актуализации личностных смыслов – глубоко осознается высокий уровень значимости другого человека – «объекта расставания». Об этом свидетельствует, высокий процент (19,7%) суждений категории «отношение к близкому человеку». В ситуации прощания характерными становятся чувства любви и жалости к утрачиваемому человеку: «В эти минуты я понимал, как сильно люблю мать», «Я почувствовала прилив нежности и любви к нему»; «Мне стало так ее жалко!» Акцентирование позитивной стороны отношения к другому человеку, наблюдавшееся уже на этапе ожидания, здесь становится особенно выраженным (суждения категории «общение»).

В связи с тем, что обостряется чувство значимости другого человека, расставание оценивается как непоправимое горе, трагедия, которую по возможности необходимо предотвратить (55 суждений категории «отношение к расставанию» - 63%). Присутствует личностный выбор – разрушать или не разрушать существующие условия общения («воля» - 17,3%). Стадия прощания – это конфликтная ситуация, выражающая противоречие между осознанием необходимости расставания и желанием сохранить привычные условия общения.

Суждения категории «общение» раскрывают специфику характерного для ситуации прощания ритуального стиля взаимодействия. Соответствующий комплекс определенных действий мы назвали обряд прощания. Следует полагать, что «обряд прощания» содержит выработанные в определенных культурных традициях способы смягчения тяжести утраты, направленные на отпущение другого в психологическом смысле. Полученные выводы демонстрируют специфику прощания в русской культуре, поскольку проводимое исследование осуществлялось преимущественно на русской выборке. Результаты анализа художественных произведений (где описывалась ситуация прощания) русской и западноевропейской литературы действительно свидетельствуют об этнопсихологических особенностях прощания. Представим основные формы выражения культурологического феномена прощания.

Важной стороной обряда прощания является взаимная просьба прощения: «Перед отъездом мы попросили друг у друга прощения», «Я просила его простить меня» - 20 суждений (24%) категории «общение» (коммуникативная сторона). Интересно заметить, что ритуал взаимного прощения является характерной особенностью традиционно русского прощания. Глубина этой связи утверждается этимологическим единством слов «прощание» и «прощение». Для западноевропейского прощания ритуал просьбы о прощении не характерен, что подтверждается психолингвистическими фактами. Например, в немецком языке слово «прощаться» звучит как «sich trennen», а слово «простить» - «vergeben». Прощаться для русских людей означает просить прощение у другого человека и одновременно простить его грехи – отпустить с миром.

В этом понимании прекращение общения с негативно значимым человеком – врагом – не является расставанием в собственном смысле этого слова; уместнее характеризовать его (прекращение общения) как уход или бегство. Прощания здесь не предполагается – «ушел, не простившись, просто надоело мне это все» (4% суждений категории «общение»). В словаре В. Ожегова «расстаться – разойтись с кем-либо, попрощавшись; расставание – лишение чего-нибудь, кого-нибудь». Лишение или утрата предполагает отказ от чего очень важного и значимого, поэтому расставание действительно оценивается как негативное событие.

В ситуации прощания распространен обычай дарить подарки или обмениваться какими-то личными вещами. Подарок выражает желание дарителя о том, чтобы его помнили: «на прощание я сказала ей, дарю тебе эту шкатулку – будешь смотреть на нее и вспоминать меня», «он оставил мне на память свой альбом с рисунками» (34 суждения категории «общение» - 39%, интерактивная сторона). Кроме того, подарок является еще и неким средством облегчения страданий близкого человека – он как бы замещает собой «предмет» утраты и становится его символом. Этим и определяется значимость подарка как частицы самого «объекта» расставания.

Также была зафиксирована определенная группа форм невербального общения, получившая название «жесты прощания». Так, непосредственному моменту прощанию предшествуют объятия, рукопожатие, поцелуи, взмах рукой «на прощание»: «Перед тем, как сесть в автобус, мама поцеловала меня» «На прощание мы обнялись», «Наступило время отъезда, и мы пожали

друг другу руки» (25 суждений категории «общение» - 29%).

В «обряде прощания» выражается та же тенденция к установлению позитивных взаимоотношений, которая доказывается результатами анкетирования: субъекты становятся более дружелюбными по отношению друг к другу (признак 19, ранговая позиция 21). В ситуации прощания возникает потеря чувства времени: оно начинает восприниматься как миг (категория «психологическое время» - 1,7%). Это подтверждают результаты анкетирования (признак 15, ранговая позиция 16). Данное положение может явиться подтверждением мысли М.М. Бахтина о хронотопическом изменении бытия-сознания в точках кризисов, переломов и катастроф. Расставание как критическая ситуация способно актуализировать комплекс личностных смыслов, связанных с областью референтного общения, а, значит, и провоцировать хронотопические изменения.

На рисунке 3 зафиксировано процентное соотношение категорий анализа описания этапа разлуки.

Рис. 3. Процентное соотношение категорий анализа описания этапа разлуки

Этап разлуки подразумевает период относительного одиночества субъекта расставания. Для него не является характерным диффузная потребность установления значимых связей – данная потребность соответствует прототипу личности одинокого человека. Одиночество субъекта расставания выражается в трагической невозможности возобновить привычные условия общения с конкретным человеком. Данная трагичность раскрывает консервативность человеческой природы, которая исключает быстрое установление равноценных форм значимого общения и отношений. Суждения категории «общение» являют достаточно низкий процент (7%).

Для разлуки характерным становится снижение актуальности вышеупомянутых мотивов: субъект начинает смиряться с расставанием и осознавать его как часть личного опыта (95 суждений категории «отношение к расставанию» - 46%). Применительно к периоду разлуки более всего подходит определение «кризис». Поскольку именно разлука как период одиночества наглядно выражает значение расставания как переломного события, соответствующее уровню глубоких личностных изменений. Здесь особенно выражено негативное отношение к расставанию как показатель невозможности быстрого нахождения новых смыслообразующих отношений («отношение к расставанию» - 61 суждение, 30%): выражены эмоции тоски, грусти, чувство печали, отчаяние.

Значительная представленность суждений категорий «социальное мышление» свидетельствует об актуализации социального мышления личности как интеллектуально-аффективного показателя внутренней работы по осмыслению произошедших социальных изменений. Субъект расставания осмысливает подробности, рассуждает о том, насколько было ожидаемо это событие и т.п. Все это демонстрирует личностную значимость исследуемого события.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»