WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

3. Авторская классификация субъектов доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях, в соответствии с которой выделяются четыре группы: 1) лица, обязанные доказывать (должностное лицо, уполномоченное составлять протоколы об административных правонарушениях, прокурор, судья, орган, должностное лицо, уполномоченные рассматривать дело об административном правонарушении); 2) лица, имеющие право доказывать (лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевший, их законные представители, законные представители юридического лица, защитник и представитель); 3) лица, оказывающие содействие в доказывании (специалист, эксперт, переводчик, понятые); 4) лица, являющиеся носителями доказательственной информации (свидетели, лица, имеющие в своем распоряжении доказательства (должностные лица и граждане), потерпевший и понятые, если они опрашиваются в качестве свидетелей).

4. Утверждение о противоречии, в ряде случаев принципа презумпции невиновности и принципа быстроты или экономии процесса в производстве по делам об административных правонарушениях. Правильное определение предмета и пределов доказывания обусловлено правильным выбором соотношения этих противоположных принципов. Предмет доказывания, установленный в ст. 26.1 КоАП РФ, определяет круг обстоятельств, которые необходимо установить по делу об административном правонарушении. Предмет доказывания и пределы его установления представляют собой качественные характеристики процесса доказывания, позволяющие субъекту административной юрисдикции определить фактический объем обстоятельств, подлежащих доказыванию, и реализовать его в ходе производства по конкретному делу, исходя из особенностей этого дела. Обоснование обязательного включения в предмет доказывания обстоятельств, смягчающих административную ответственность, оспариваемого А. А. Пековым, который считает, что названные обстоятельства подлежат установлению лишь по просьбе лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, или потерпевшего.

5. Обоснование необходимости дополнения гл. 1 КоАП РФ статьей 1.8. «Аналогия закона», предусматривающей возможность применения к правоотношениям, складывающимся в производстве по делам об административных правонарушениях, норм уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства. Такая необходимость обусловлена, во-первых, наличием в КоАП РФ множества пробелов, во-вторых, совпадением принципов и общих начал процессуального права, в-третьих, позицией высших органов судебной власти, применяющих на практике аналогию закона применительно к правоотношениям в производстве по делам об административных правонарушениях.

6. Обоснование необходимости придания акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения статуса заключения эксперта для чего необходимо отнести к числу субъектов административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.9 КоАП РФ, врачей (фельдшеров), проводящих освидетельствование на состояние опьянения, а в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в обязательном порядке делать отметку о том, что врач (в сельской местности – фельдшер) предупрежден об административной ответственности за постановление заведомо ложного диагноза.

7. Авторские предложения по внесению изменений и дополнений в законодательные и иные нормативные правовые акты, регламентирующие доказывание в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, приведенные в Заключении диссертации.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее выводы, предложения и рекомендации обобщают и дополняют научные знания о процессах, связанных с осуществлением органами внутренних дел (милицией) производства по делам об административных правонарушениях. В работе предложен авторский подход к исследованию доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения на каждой стадии производства.

Значимость результатов исследования обусловливается предпринятым в работе критическим подходом к оценке действующего законодательства, а также практике его применения, в предложениях по совершенствованию административно-деликтного законодательства.

Выводы и предложения, сформулированные в работе, могут быть использованы в деятельности органов, обладающих правом законодательной инициативы, при разработке предложений по совершенствованию правового регулирования административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел (милиции); непосредственно в работе органов ГИБДД на всех уровнях системы МВД России; в учебном процессе образовательных учреждениях системы МВД России и при дальнейшем исследовании данной проблемы.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена и обсуждена в Московском университете Министерства внутренних дел Российской Федерации. Основные положения и выводы диссертации отражены в 5 научных публикациях общим объемом 1.5 п.л. и подтверждаются актами о внедрении результатов диссертационного исследования.

Теоретические положения диссертации получили апробацию в выступлениях на конференциях, проводимых в Московском университете МВД России, Юридическом институте (Санкт-Петербург) и во ВНИИ МВД России.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, раскрывается новизна выносимых на защиту положений, показывается теоретическая и практическая значимость полученных выводов и сделанных предложений, указываются сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Общая характеристика доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения» посвящена анализу правовой сущности административного пресечения, его соотношению с иными мерами административного принуждения, особенностям его правового регулирования.

В первом параграфе «Понятие и содержание доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения» раскрыты понятие и юридическое содержание доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях.

Диссертант анализирует соотношение понятий «судебное доказывание», «процессуальное доказывание» в уголовном и в гражданском и арбитражном процессе и «доказывание» применительно к юридическому процессу вообще и приходит к выводу, что доказывание в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения представляет собой процессуальную деятельность должностных лиц ГИБДД и, в некоторых случаях, судей, а также иных участников производства по делу об административном правонарушении.

Основывая свои рассуждения на исследованиях ведущих ученых – представителей теории доказывания в гражданском и уголовном процессе, соискатель приходит к выводу о том, что доказывание включает сбор, оценку и использование доказательств. Сбор доказательств преимущественно осуществляется на стадии возбуждения дела об административном правонарушении и включает в себя их обнаружение, получение, фиксацию, изъятие и сохранение доказательств. Все эти действия предусмотрены действующим законодательством об административных правонарушениях, например, изъятие доказательств предусматривается специальными нормами – ст. 26.5 и 27.10 КоАП РФ. Кроме того, в некоторых случаях при невозможности изъятия отдельных доказательств либо, если их сохранность может быть обеспечена без изъятия (товаров, транспортных средств и иных вещей), ст. 27.14 КоАП РФ предусматривает возможность наложения ареста на указанные предметы.

Отдельным способом собирания доказательств является их получение от граждан и организаций. Закон предусматривает два пути получения доказательств: представление их заинтересованными участниками производства по делу (ст. 25.1 – 25.5 КоАП РФ) и истребование в соответствии со ст. 26.10 КоАП РФ. Сохранение доказательств является завершающим элементом в обнаружении доказательств.

Исследование доказательств обычно называют второй фазой доказывания, однако, по мнению соискателя, процесс доказывания невозможно представить в виде строгой последовательности стадий или этапов. В целях установления места доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях диссертант рассматривает содержание и структуру названного производства и приходит к выводу о том, что доказательства исследуются, оцениваются и используются по мере их собирания, новые факты требуют применения норм права и процесс этот непрерывен на протяжении всего доказывания. Следовательно, деятельность по доказыванию осуществляется на всем протяжении производства по делу об административном правонарушении, начиная с момента непосредственного наблюдения должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы, события административного правонарушения и заканчивая окончанием исполнения вынесенного по делу постановления.

В производстве по делам об административных правонарушениях заключительным, но не последним этапом доказывания является оценка доказательств, на основании которой принимается решение, в том числе и окончательное решение – постановление по делу. Последние действия по доказыванию – это получение доказательства об исполнении вынесенного постановления.

Отмечается, что содержание доказывания зависит от различных обстоятельств, в частности от источника сведений, являющихся поводами к возбуждению дела об административном правонарушении (непосредственное наблюдение события административного правонарушения инспектором дорожно-патрульной службы или сообщение из иных источников), от необходимости применения мер обеспечения производства по делу либо проведения административного расследования.

Во втором параграфе «Правовая основа доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения» дается характеристика института доказывания.

Доказывание как админстративно-процессуальная деятельность нуждается в нормативном правовом регулировании, оно не может осуществляться вне правового поля. По мнению диссертанта, законченное полноценное правовое регулирование доказывания возможно лишь при наличии комплекса нормативных предписаний, трансформирующегося в институт права.

Соискатель отмечает, что административно-правовой институт доказывания базируется на нормах Конституции РФ, в которых признаются права человека и гражданина в юридическом процессе, устанавливаются правовые презумпции, прежде всего, презумпция невиновности.

Нормы КоАП РФ, имеющие отношение к доказательствам и доказыванию, сконцентрированы в главе 26 Кодекса. Данные нормы очерчивают границы предмета доказывания, дают понятие доказательств, определяют порядок получения и закрепления доказательств, устанавливают правила их оценки. Нормы главы 26 КоАП РФ призваны обеспечивать относительно законченное регулирование общественных отношений данного вида или рода, содержат «комплект» норм, охватывающих все существенные моменты регулирования рассматриваемой деятельности, то есть образуют основу административно-правового института доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях.

В то же время, объем главы 26 КоАП РФ (в которой насчитывается 11 статей) существенно меньше объема главы 6 ГПК РФ, содержащей 33 статьи, или раздела III УПК РФ, состоящего из двух глав, содержащих 18 статей, или главы 7 АПК РФ, в которую входит 26 статей. Анализ норм КоАП РФ дает основание предположить, что рассматриваемый институт не ограничивается главой 26 Кодекса. Отдельные правила – нормы института доказывания – обнаруживаются и в других главах. Так, п. 4 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ относит правовое регулирование порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства отнесено к ведению Российской Федерации.

Одной из нормативных правовых основ, устанавливающих требования к доказыванию в производстве по делам об административных правонарушениях, является ст. 1.5 КоАП РФ, преломляющая конституционный принцип презумпции невиновности применительно к административно-юрисдикционному процессу. Необходимость такой нормы, как представляется, обусловлена тем, что конституционный принцип презумпции невиновности сформулирован применительно к уголовному процессу.

В параграфе рассматривается также принцип оперативности или экономии процесса, который, хотя прямо не назван, но пронизывает всю процессуальную часть КоАП РФ. Яркой иллюстрацией данного принципа является норма ст. 28.6 Кодекса о назначении административного наказания без составления протокола. Принцип оперативности, безусловно, важен, учитывая множество административных правонарушений, совершаемых ежегодно и ежедневно в нашей стране. Применение к ним правил уголовного процесса привело бы к коллапсу всей правоохранительной системы. Но, в то же время, принцип оперативности вступает в противоречие с принципом презумпции невиновности и ведет к тому, что основным (и единственным) доказательством по делу становится протокол об административном правонарушении, составленный уполномоченным должностным лицом в отсутствие свидетелей. Такой протокол в ситуации, когда лицо, в отношении которого ведется производство по делу, отрицает событие правонарушения и (или) свою виновность, должен вызывать неустранимые сомнения и, как следствие, прекращение производства по делу. Однако на практике это не препятствует вынесению постановления о привлечении к административной ответственности.

Принцип презумпции невиновности не только защищает права лица, в отношении которого ведется производство по делу, но и устанавливает правило определения бремени доказывания. В производстве по делам об административных правонарушениях бремя доказывания возложено на субъект административной юрисдикции, а невластный субъект (лицо, в отношении которого ведется производство по делу) доказывать свою невиновность не обязан, это его право.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»