WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Политический терроризм является наиболее выраженной формой политического экстремизма. Политический экстремизм и политический терроризм неразрывно связаны и неотделимы друг от друга, поэтому рассмотрение первого не будет полным без анализа сопровождающего его явления терроризма. Это схожие, но не тождественные явления. Понятие политического экстремизма значительно шире. В политической сфере экстремизм выступает против сложившихся государственных, общественных институтов и структур, стремясь подорвать их стабильность, расшатать и низвергнуть ради достижения своих целей, как правило, силовыми, в том числе и террористическими методами. Политический терроризм есть политический экстремизм, который прибегает к систематическому использованию крайнего насилия (или угрозы насилием) для достижения политических целей. Поэтому политический терроризм есть специфические методы достижения экстремистских целей.

Если исходить из того, что политический терроризм есть теория и практика оказания политического поведения, а также целенаправленная деятельность, в которых выражена устойчивая невозможность или нежелание противоборствующих сторон прийти к соглашению на основе взаимных уступок, учета интересов друг друга и которые исходят из ложной перспективы достижения политических целей путем одностороннего насилия или угрозы его применения (в том числе путем осуществления террористических актов, рассчитанных на запугивание населения, шантаж и дискредитацию власти), то видно, что политический экстремизм и политический терроризм очень близки по сути и различаются степенью проявления неуступчивости и насилия (именно крайняя степень их выраженности и есть атрибут терроризма).

Учитывая тот факт, что политический экстремизм - сложное и многогранное явление, принимающее самые разнообразные формы, автор склонен разделять позицию тех, кто полагает, что не следует стремиться выработать универсальное определение политического терроризма и нужно ограничиться определением его важнейших признаков, к которым в первую очередь относятся: политическую мотивацию насильственных действий; направленность насилия на дестабилизацию положения в обществе и запугивание различных социальных групп; отсутствие обязательной связи терактов с последующими вооруженными конфликтами; наличие определенной идеологии экстремисткой направленности, оправдывающей террористические действия.

Политический терроризм является практическим выражением экстремистского мировоззрения, его крайним выражением, можно сказать, продолжением. Представляется, что политический терроризм отражает собой практический аспект политического экстремизма и его следует понимать как один из методов политической борьбы, имеющий не тотальный, массовый, а наоборот, локальный характер. Основной сутью и целью современного политического терроризма как крайней формы политического экстремизма является создание обстановки страха как средства достижения определенных политических целей, а основным его признаком – публичный характер применения насилия, рассчитанный на широкий общественный резонанс. Политический терроризм, с некоторым допущением, можно представить как составную, хотя и не обязательную, часть политического экстремизма, как одно из его проявлений - наиболее выраженное и действенное.

Во второй главе «Политические конфликты и политический экстремизм» исследованы взаимосвязи между конфликтом (этнополитическим, этноконфессиональным) и политическим экстремизмом, а также изучению его регионального аспекта.

В первом параграфе «Политический экстремизм в пространстве этнополитических конфликтов» рассматривается политический экстремизм как способ разрешения этнополитических конфликтов в условиях трансформирующегося российского общества.

Если конфликт – это особый вид противоречий, достигший социальной напряженности, уровня противостояния и противоборства сторон методом давления и насилия, то существенным признаком политического конфликта, в отличие от социального, экономического, правового, выступает мобилизованный субъект, поэтому он есть, прежде всего, борьба субъектов политики по поводу распределения власти, установления доминирования и влияния. Тогда этнополитический конфликт – это столкновение, борьба интересов различных этнических групп по поводу их участия в социально—экономических и политических процессах, а также изменения и утверждения их этностатусного положения (в том числе и территориального).

Как правило, этнонациональный конфликт в современных условиях неизбежно обретает этнополитический характер, в нем участвуют различные силы, преследующие свои политические интересы. Сами по себе различия культур, языков, этносов, формирующиеся исторически, не являются причиной конфликтов, но этнокультурные различия могут быть использованы как повод для обозначения конфликтов. Этническую мозаику в той или иной модели взаимоотношения народов определяют политика, политические режимы. Многие этнополитические конфликты имеют собственный исторический генезис, и из-за отсутствия эффективных механизмов их своевременного разрешения они застаревают, формируя вокруг целых народов атмосферу враждебности на долгие годы. Этнополитические конфликты в течение длительного периода могут носить латентный характер. Отсюда и насильственный или ненасильственный характер конфликтов. Этнополитические конфликты могут быть как между этнонациональными общностями, так между ними и властью, между нацией-этносом и нацией-государством.

Среди причин, вызывающих обострение этнополитических конфликтов, чаще всего называют: 1) всплеск этничности, ее политизацию (феномен политизированной этничности); 2) социальную поляризацию и социально-экономическую дифференциацию, нарушение этнического разделения труда, обострение межэтнической и межгрупповой конкуренции в борьбе за власть, ресурсы; 3) страх перед возможной ассимиляцией и потерей национальных идентификаторов; 4) массовые миграционные процессы, размывающие выраженность национальной специфики; 5) вызовы современной глобализации, нивелирующей национальное. Указанные причины являются мощным катализатором для появления этнополитических конфликтов и проявления политического экстремизма.

Этнополитический конфликт приобретает черты политического экстремизма, когда достигают своего апогея идеи и практика национализма, расизма, шовинизма, фашизма. Политический экстремизм как аспект этнополитических конфликтов становится реальностью в условиях переходного общества, переживающего острые социальные кризисы, сопровождающиеся дезинтеграцией, сепаратизмом, - он превращается в механизм использования кризисного состояния этнонациональных отношений для насильственного утверждения исключительности национального «Я». Способствует распространению этнополитического экстремизма и наличие своего рода иерархии народов, различающихся по объему предоставленных прав и степени участия в управлении, что напрямую оказывается в зависимости от положения, которое занимают народы в структуре национально-государственных образований.

Этнополитические процессы в современных условиях проходят в условиях всеобщего противоречия между процессами глобализации и этнизации, противостоящими друг другу, как по содержанию, так и по направленности развития. Поэтому этнополитическая деструктивность и агрессивность могут выступать и как выражение конфликта между глобализацией и этнизацией, который находит выход в том числе и в проявлениях этнонационального и политического экстремизма. В эпоху глобализации особую агрессивность обнаруживают этнонациональные меньшинства, которые оказываются слабо защищенными перед угрозами и вызовами глобализации.

Во втором параграфе «Политический экстремизм как форма проявления этноконфессионального конфликта» проиллюстрированы причины возникновения политического экстремизма на этнорелигиозной основе.

Считается, что наиболее разрушительными и деструктивными для общественной безопасности и стабильности (с политической и психологической точек зрения) являются конфликты на этнорелигиозной почве. Конфликтные ситуации в современных этноконфессиональных отношениях вызываются кризисностью целого комплекса взаимодействующих между собой факторов от экономических, политико-правовых до идеологических и социокультурных. Роль политического аспекта при возникновении и развитии экстремизма в межэтнических и межконфессиональных конфликтах очевидна. Тем более в полиэтнических и поликонфессиональных сообществах, где всегда существует более или менее выраженная этноконфессиональная иерархия. Непосредственно для развертывания конфликта необходимо такое изменение взаимодействия этнорелигиозных групп, при котором существующий политический статус одной из них будет восприниматься ее членами как в дальнейшем неприемлемый. Обычно это происходит вследствие изменений в экономической, социальной, культурной стратификации общества. Когда экономический, социальный или культурный статус одной из групп изменяется, при этом изменение может иметь разный вектор - как в сторону повышения статуса, так и снижения. С изменением этнорелигиозного статуса напрямую связана политическая борьба (в том числе и с помощью политического экстремизма) национальных элит за такую долю политической власти, которая, по их мнению, соответствует новому статусу этнической группы.

Проникнув в этническую и (или) конфессиональную сферу, экстремизм порождает новые конфликты, тем самым, усложняя и осложняя уже существующие. Обладая несомненным сходством проявлений, религиозный экстремизм почти всегда обнаруживает политическое содержание, порой ярко выраженное (хотя не исключено, что религиозный экстремизм может нести не столько политическое, сколько религиозное содержание). В свою очередь политический экстремизм часто использует в своих целях лозунг борьбы за веру. Проявления политического экстремизма, выступающего в современных политических конфликтах в религиозном обличии, многочисленны и обусловлены многими факторами, в числе которых особый динамизм этнополитических процессов, важность геополитического положения региона, чрезвычайная сложность этноконфессионального состава населения, особенности этнорегионального развития, территориальные аспекты межэтнических взаимоотношений.

Роль религиозного фактора в этнополитических конфликтах нельзя недооценивать. В одних регионах (например, в Чеченской Республике, Дагестане), где ислам сильно укоренен, религия может играть и играет значительную роль, и с ней считаются как с реальной силой, в других, где она не столь влиятельна и не столь укоренена, религиозный фактор нередко используется политическими силами в манипулятивных целях. Вспыхнувший с началом перестройки процесс самоидентификации этнических групп в составе России естественным образом привел к религиозному ренессансу, более того, религиозное стало ассоциироваться с этнонациональным. Последнее делает крайне опасным использование религиозного фактора как средства достижения политических целей. Эксплуатация религиозных чувств в этнических конфликтах - весьма распространенное явление: она выполняет мобилизационную функцию, особенно в тех случаях, когда конфессиональный фактор целенаправленно внедряется в пространство этнического конфликта, имеющего, по сути, иную природу.

Как и политический, религиозный экстремизм проявляется в нарушении законов, неповиновении органам власти, в агрессивности в насаждении и отстаивании своих верований. Однако в большей мере ему свойственны религиозное рвение, стремление к максимальной изоляции других религий, религиозный фанатизм и нетерпимость.

В третьем параграфе «Региональные аспекты политического экстремизма (на примере Северного Кавказа)» показаны особенности действия политического экстремизма на Северном Кавказе, для которого исследуемая проблема весьма актуальна.

События последних десятилетий на Северном Кавказе свидетельствуют об исключительной важности происходящих здесь процессов. В развернувшейся здесь политической борьбе активно участвуют не только подлинно национальные, но и экстремистки настроенные этнические движения, усиленно пытающиеся реанимировать идею отделения республик Северного Кавказа от России.

Среди объективных оснований распространения политического экстремизма на Северном Кавказе следует назвать, прежде всего, фактор экономики. Но стоит заметить, что сложности экономического развития являются проблемами не сегодняшнего дня: Северный Кавказ всегда представлял из себя непростую систему общественного воспроизводства, и его еще с давних советских времен называли трудоизбыточным регионом (здесь традиционно массовая безработица молодежи, общая невысокая занятость).

При этом на Северном Кавказе социально-экономические проблемы и проблемы национальные всегда находятся в сложном диалектическом взаимодействии. Во-первых, Северный Кавказ уже давно хронически отстает в своем экономическом и социальном развитии. Во-вторых, неразвитость рыночных и политических институтов, слабость власти, ее коррумпированность, теневизация экономических и политических структур имеют следствием появление оппозиции, отличительной особенностью которой стали завышенные претензии на власть, выраженные, в том числе и в радикально- экстремистской форме. В-третьих, растет влияние клановых родовых этнических структур, также активно претендующих на власть. На этом фоне усиливаются недоверие к официальной (центральной власти), тенденции к сепарации, что сопровождается отстоянием от центра и укреплением позиций власти местной. Это явление уже названо в науке эффектом отсутствующего государства. Именно последнее, по мнению автора, как нельзя в большей мере способствует утверждению философии и практики политического экстремизма.

Среди причин радикализации политической жизни на Северном Кавказе автор называет и следующие: 1) искусственность и запутанность границ национально-территориальных образований и частые изменения административно-территориального деления, вызванные, в том числе и имевшими место массовыми депортациями народов и их последующим возвращением; 2) связанное с передвижениями народов кардинальное изменение этнодемографического состава населения региона (в сторону усиления его этнической мозаичности) и ареалов расселения автохтонных народов, многие из которых оказались на своих этнических территориях в меньшинстве; 3) различия между этническими группами по объему прав и по степени участия в управлении в зависимости от статусного положения национально-государственных образований, имеющих следствием конфликты на статусной почве; 4) нарушение принципа этнического представительства.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»