WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

1. Завершился период тотального недоверия народа к власти. Появились организации, в оценке которых преобладают позитивные настроения. Таким образом, представительная власть становится действительно легитимной и обретает большие права и возможности в сфере управления общественной жизнью.

2. Доверие граждан к партиям носит рациональный характер и основано на информации о реальных действиях или партийных инициативах. Вместе с тем высока доля граждан, которые не информированы о деятельности партий, хотя и разделяют общий позитивный настрой.

3. При выборах в органы власти увеличивается значимость такого фактора, как политическая принадлежность кандидата. При этом сами граждане практически не участвуют в деятельности политических партий. В состав партийных организаций входят менее 6,0% опрошенных, из них более 40,0% не знакомы с программами организаций, участниками которых являются, что свидетельствует о неосознанном, либо вынужденном характере подобной политической активности. Подавляющее большинство граждан не состоят в партиях и не собираются расставаться с политической свободой.

4. Происходят существенные изменения в оценке гражданами политической ситуации в стране: наблюдается значительный рост позитивных настроений. За период с 2000 по 2007 гг. в четыре с половиной раза сократилось число респондентов, оценивающих ситуацию как тревожную и предкризисную, практически с нуля до трети увеличилось число граждан, оценивающих ситуацию как устойчивую и спокойную. Подавляющему большинству ситуация представляется сложной, но не опасной. Вместе с тем более половины респондентов полагают, что жизнь стала менее предсказуемой. В основном подобную точку зрения разделяют люди старшего и зрелого возраста. Молодые, а также хорошо образованные люди более уверены в завтрашнем дне.

5. Росту позитивных настроений не мешает увеличение социального расслоения. По мнению 30,1% опрошенных, это одна из основных характеристик современной России. Кроме того, волгоградцы обращают внимание на расширение сферы услуг (30,5%) и увеличение роли знания (19,2%). Примечательно, что о социальном расслоении как доминанте общественной жизни чаще говорят люди трудоспособного возраста, а не пенсионеры, как можно было предположить, хотя подобные настроения коррелируют с уровнем доходов населения.

6. Подавляющее большинство респондентов (более 80%) полагают, что за последние двадцать лет люди стали более свободны в своих поступках и решениях.

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что в политическом сознании также происходят существенные изменения. Люди констатируют стабилизацию в сфере политических отношений, пересматривают свое отношение к основным политическим институтам, прежде всего к партиям, вследствие чего все более значимым фактором становится политическая принадлежность кандидата. Направленность изменений свидетельствует о все большей демократизации политического, равно как и экономического, сознания населения. Новые представления формируются не сразу, вступают в противоречие со стереотипами, сформировавшимися в годы советской власти, что ведет к диссонансу в политическом сознании, к его парадоксальности, но, тем не менее, динамика представлений очевидна.

В третьем параграфе второй главы «Роль средств массовой информации в формировании отношения граждан к политическим и экономическим институтам» автор на базе социологического материала, полученного в результате массовых опросов населения региона, а также контент-анализа СМИ, исследует роль массмедиа в процессе трансформации политического и экономического сознания населения. Диссертант выявляет наиболее читаемые периодические издания, самые рейтинговые телеканалы, теле- и радиопрограммы и подвергает их контент-анализу. На основе анализа содержания диссертант выдвигает гипотезы относительно возможного влияния этих СМИ на экономическое и политическое сознание населения. В частности, контент наиболее популярных медиа позволяет предположить, что жители Волгограда более информированы о политических и экономических событиях всероссийского масштаба, при этом они более лояльны в отношении к высшему руководству страны, чем к чиновникам на местах.

В ходе анализа информационных программ автором было определено количество новостных сюжетов, посвященных событиям политического и экономического характера, и определена их доля по отношению к общему числу сообщений (рис. 1).

Рис. 1. Доля политических и экономических новостей в информационных программах телевидения (%)

В связи с реализацией национальных проектов респонденты надеются на улучшение экономической ситуации; успехи борьбы с террористами рождают ощущение стабильности. Большинство граждан поддерживают «Единую Россию», поскольку хорошо информированы о ее деятельности (как минимум что-то слышали). При этом опасность политической монополии их не пугает: ведь в стране уже сформировано гражданское общество, и лучшее тому доказательство – Общественная Палата.

Газеты являют собой несколько более пеструю картину, но в большинстве своем не противоречат «официальной» идеологии. Учитывая конфликт интересов между городской и региональной властью, который находит отражение на страницах периодических изданий, можно предположить, что местные газеты, а также некоторые федеральные издания вносят некоторый диссонанс в картину всеобщего благоденствия. Возможно, что именно благодаря этим изданиям более 30% респондентов считают социальное расслоение одной из главных характеристик современного российского общества. Однако, учитывая плотность коммуникативного потока, можно предположить, что газеты не решают проблему дефицита информации на местном уровне и оказывают меньшее влияние на представления граждан о политической, экономической, социальной ситуации в стране, чем центральное телевидение.

Сопоставляя прогнозируемые изменения в экономическом и политическом сознании населения и сравнивая их с теми изменениями, которые, судя по данным социологических опросов, действительно происходят в общественном сознании, автор констатирует, что они во многом совпадают. Таким образом, диссертант приходит к выводу о детерминирующей роли СМИ в процессе воспроизводства институциональной основы общества.

В заключении автор формулирует основные выводы исследования и обозначает перспективы дальнейшей работы по данной теме.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Костяев, М. А. Влияние массмедиа на общественное сознание как средство воспроизводства институциональных основ общества / М. А. Костяев // Вестник Челябинского государственного университета. Философия. Социология. Культурология. Челябинск : Издательско-полиграфический центр ЧелГУ, 2007. № 4 (82). С. 5459 (0,4 п. л.).
  2. Костяев, М. А. Взаимодействие СМИ с социальными институтами современного российского общества / И. В. Василенко, М. А. Костяев // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7. Философия. Социология и социальные технологии. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. № 2(10). С. 95100 (0,25 п. л. / 0,5 п. л.)
  3. Костяев, М. А. Состояние и тенденции изменения отношения волгоградского населения к современным экономическим институтам России / И. В. Василенко, М. А. Костяев // Социология города. Волгоград : Издательство Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета, 2009. № 1 (2). С. 3139 (0,35 п. л. / 0,7 п. л.).
  4. Костяев, М. А. Пропаганда в СМИ. Безусловность процесса / М. А.  Костяев // VIII региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области : тезисы докладов (Волгоград, 11–14 ноября 2003 г.). – Волгоград : Издательство Волгоградской академии государственной службы, 2004. – С. 64–65 (0,1 п. л.).
  5. Костяев, М. А. Как рассчитать силу медиавоздействия / М. А. Костяев // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания Спутник+, 2005. – № 4. – С. 247–252 (0,4 п. л.).
  6. Костяев, М. А. СМИ в системе политических институтов / М. А. Костяев // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания Спутник+, 2005. – № 4. – С. 255–259 (0, 4 п. л.).
  7. Костяев, М. А. Некоторые результаты контент-анализа информационных (информационно-аналитических) телевизионных программ и их влияние на население Волгоградского региона / М. А. Костяев // Российские регионы в условиях трансформации современного российского общества : материалы Всероссийской научной конференции (Волгоград, 14–15 сентября 2006 г.). – Волгоград : Издательство Волгоградского государственного университета, 2006. – С. 437–443 (0,5 п. л.).
  8. Костяев, М. А. Трансформация политического сознания населения (результаты социологического исследования) / М. А. Костяев // Аспирант и соискатель. – М. : Компания Спутник+, 2007. – № 2 (29). – С. 88–93 (0,4 п. л.).
  9. Костяев, М. А Региональное общественное сознание: динамика и направленность изменений / М. А. Костяев // Вопросы гуманитарных наук. – М. : Компания Спутник+, 2007. – № 2 (29). – С. 351– 355 (0,3 п. л.).

Костяев Михаил Алексеевич

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ОБЩЕСТВО:

ТЕНДЕНЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени кандидата

социологических наук


1 Тощенко Ж. Т. Метаморфозы современного общественного сознания: методологические основы социологического анализа // Социс. 2001. № 6. С. 9.

2 Российская социологическая энциклопедия. М., 1999. С. 357.

3 «Не подлежит сомнению тот факт, что средства массовой коммуникации стали не только неотъемлемой часть культуры современного общества, но и важным институтом социализации личности», – отмечает А. Ю. Дроздов. См.: Дроздов А Ю. «Агрессивное» телевидение: социально-психологический анализ феномена // Социс. 2001. № 8. С. 62; Т. Емчура указывает: «Среди новых каналов социализации молодежи наибольшее значение приобретают СМИ и Интернет… “Новое дыхание” приобретает сама вербальная индивидуально-личностная, межличностная и знаковая коммуникация на основе мобильной и спутниковой связи. В роли мощных каналов социализации выступают аудиовизуальный мир: телевидение, реклама, игровые технологии социальных СМИ». См.: Емчура Т. Современная молодежь и каналы ее социализации // Вестник Московского университета. Сер. 18. Социология и политология. 2006. № 3. С. 135.

4 Белинская Е. П., Тихомандрицкая О. А. Социальная психология личности. М., 2001. С. 93.

5 Цит. по: Насонов А. С. Виртуализация социальной реальности: новые явления в потребительском поведении // Социальная и демографическая политика. 2007. № 5. С. 17.

6 См.: Грушин Б. А. Массовое сознание: Опыт определения и проблемы исследования. М., 1987. 367 с.; Уледов А. К. Структура общественного сознания. М., 1968. 324 с.; Исследования трансформации общественного сознания на региональном уровне представлены в работах И. В. Василенко.

7 См.: Келле В. Ж. Структура общественного сознания. М., 1964. 48 с.; Келле В. Ж., Ковальзон М. Я. Общественное сознание. М., 1966. 56 с.

8 Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. М., 1972. 303 с.

9 Тощенко Ж. Т. Метаморфозы современного общественного сознания… С. 3–15.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»