WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В работе предложены ключевые показатели национальной экономики, которые возможно рассматривать в качестве фазовых переменных при изучении экономической динамики. В первую очередь такой фазовой переменной являются темпы прироста реального ВВП. Построение фазовых кривых и фазовых портретов национальной и региональной экономики позволяет изучать альтернативные пути развития экономики, существующие в каждый конкретный момент времени. Каждому альтернативному пути развития национальной и региональной экономики соответствует свой аттрактор, областью притяжения (областью фазового пространства, при попадании в которую траектория экономического развития начинает притягиваться аттрактором, постепенно приближаясь к нему) которого в отдельных случаях может являться все фазовое пространство (случай безальтернативного развития).

Вторая группа проблем, рассмотренных в диссертации, связана с раскрытием особенностей проявления отдельных видов синергетических эффектов в российской экономике. В работе изучены характерные черты таких синергетических эффектов, как притяжение аттракторов, фазовые переходы в национальной экономике, а также самоорганизация, играющая ключевую роль в формировании кластеров.

Циклическая динамика национальной экономики, будучи установившимся режимом, может оказаться проявлением равновесия. В синергетике такое явление называется притяжением устойчивых аттракторов: экономика может испытывать на себе широкий спектр внешних воздействий, случайных или закономерных, но до тех пор, пока они не выводят национальную экономику за порог области притяжения устойчивого аттрактора, экономика будет упорно возвращаться к установившемуся режиму функционирования – устойчивой траектории развития.

Экономические циклы при их изучении средствами синергетики оказываются эндогенными. Более того, можно сделать предположение о том, что единственно возможным установившимся режимом функционирования национальной экономики является именно циклическое движение, а все другие типы движения экономической системы представляют собой переходы от одного циклического режима к другому. Каждый устойчивый режим развития экономики характеризуется устойчивым аттрактором типа «предельный цикл». Отрезки фазовых кривых, не стремящиеся к предельному циклу, свидетельствуют об осуществлении фазового перехода, то есть о переключении между устойчивыми фазами (режимами, аттракторами).

Национальная экономика может проявлять определенные отклонения от устойчивого аттрактора, возникающие вследствие флуктуаций различной природы, но при этом все же оставаться на нем. Такая особенность поведения экономических систем обусловлена их синергетическим характером. На основе статистики реального ВВП развитых и некоторых развивающихся стран, СССР и современной России в работе проиллюстрирован один из ключевых синергетических эффектов, заключающийся в существовании дискретных устойчивых (циклических) аттракторов.

Сравнительная молодость современной российской экономической системы привносит определенную специфику в характер самоорганизационных процессов, протекающих в ней, однако не влияет на сложность системы и возможность проявления в ней синергетических эффектов. Существующая в настоящее время централизация российской экономики, высокая степень государственного вмешательства обусловливают сокращение числа возможных флуктуаций и хаотической составляющей процессов экономической самоорганизации вообще, однако не ликвидируют полностью эти факторы возникновения синергетических эффектов. Поэтому российская экономика должна проявлять универсальные синергетические закономерности, в частности постепенный характер переключения между аттракторами и кластерный характер фазовых переходов, характеризующийся на переходной стадии сосуществованием элементов как прежнего, так и нового путей развития. При этом, по нашему мнению, фазовый переход будет более длительным в случае, когда он сопровождается бифуркацией фазового портрета. В работе изучен режим функционирования российской экономики после 1990 г. Сделан вывод о фазовом переходе, сопряженном с бифуркацией. После стремительного соскока с аттрактора, на котором система пребывала в 1980–1990 гг., переход к следующему аттрактору не происходит мгновенно, а растягивается во времени более чем на десятилетие (см. рис. 1).

Считаем целесообразным рассматривать мировой экономический кризис, развивающийся с 2007 г., как явление бифуркационного толка, сопровождаемое катастрофой. Соответственно, движение национальных экономик, наблюдаемое с начала кризиса, можно рассматривать как фазовый переход. В текущей ситуации глобальной неопределенности вряд ли можно говорить о существовании в фазовом пространстве мировой экономики и национальных экономик ведущих стран мира устойчивых аттракторов. Их появление будет сопровождаться новой бифуркацией фазовых портретов этих экономик. С момента этой бифуркации начнется собственно восстановление мировой экономики. После прохождения точки ожидаемой новой бифуркации глобальная экономика попадет в поле притяжения нового устойчивого аттрактора. Дальнейшая динамика будет характеризоваться стремлением мировой экономики к этому устойчивому аттрактору, конвергенцией траекторий ведущих национальных экономик к новому устойчивому аттрактору. До момента окончания конвергенции будет продолжаться фазовый переход.

Рис. 1. Фазовая кривая темпов прироста (в процентах) реального ВВП России в 1994–2007 гг.

Принято считать, что в России кризисные явления начались несколько позже, чем в развитых странах, а именно на рубеже лета и осени 2008 г. С позиций синергетики это означает, что фазовый переход от прежнего режима развития в российской экономике начался примерно в конце лета – начале осени 2008 г. Учитывая, что в условиях российской экономики кризис в первую очередь затронул финансовую сферу, проверку гипотезы о времени возникновения кризисных проявлений можно провести путем анализа динамики ключевых показателей именно финансовой сферы России.

Финансовый результат деятельности кредитных организаций – один из ключевых индикаторов состояния финансовой системы. Финансовый результат российской банковской системы вышел на циклический аттрактор, предположительно соответствующий устойчивой траектории развития, примерно в первом квартале 2006 г. В течение более чем двух лет финансовый результат российской банковской системы оставался на этом аттракторе, а соскок с него произошел на рубеже 2007–2008 гг. Точка фазовой кривой, соответствующая началу 2008 г., оказалась последней точкой, находящейся на циклическом аттракторе или вблизи него (см. рис. 2). Анализ фазовой кривой темпов прироста квартального финансового результата российской банковской системы позволяет предположить, что с большой вероятностью бифуркация произошла именно на рубеже 2007 и 2008 гг., а не летом 2008 г.

Рис. 2. Фазовая кривая темпов прироста поквартального финансового результата российской банковской системы (в процентах), 01.10.2005–01.10.2008 (предполагаемый аттрактор обозначен пунктирной линией).

Для установления истинного времени начала текущего экономического кризиса в России использован и показатель объема вкладов (депозитов) физических лиц в рублях, привлеченных кредитными организациями России. Этот показатель является достаточно универсальным, поскольку позволяет судить как о ликвидности домохозяйств, так и об уровне доверия к экономической системе в целом со стороны населения. На построенной фазовой кривой темпов прироста объема вкладов (депозитов) физических лиц (см. рис. 3), привлеченных кредитными организациями России, можно увидеть искаженный предельный цикл, на котором фазовая кривая пребывает примерно до третьего квартала 2007 г. К началу четвертого квартала 2007 г. фазовая кривая уже уходит за пределы области притяжения этого аттрактора. Итак, с точки зрения динамики объема вкладов (депозитов) физических лиц в рублях, привлеченных кредитными организациями России, экономический кризис начал проявляться уже во втором–третьем кварталах 2007 г. По нашему мнению, период с третьего квартала 2007 г. по первый квартал 2008 г. выполнил подготовку к бифуркации, сама же бифуркация произошла примерно на рубеже второго и третьего кварталов 2008 г.

В работе сделано предположение, что фазовый портрет российской экономики (по показателю темпов прироста реального ВВП) после 1998 г. состоял из единственного устойчивого аттрактора или, самое большее, из двух таких аттракторов.

Нахождение на аттракторе, на который российская экономика попала к 2000 г., в долгосрочном плане, как обосновано в диссертации, изначально было крайне нежелательно, так как этот аттрактор связан с сырьевым путем развития российской экономики. Продолжая движение по этой траектории в долгосрочном периоде, экономика России входила бы во все большей степени в зависимость от своей сырьевой ориентации ценой, вероятно, окончательной потери конкурентоспособности в других отраслях промышленности. С другой стороны, такая траектория должна быть не слишком устойчива относительно мировых цен на ресурсы, в пользу чего свидетельствует и кризис, начавшийся в 2007–2008 гг. С учетом исторически сложившейся сырьевой специализации экономики России, а также силы притяжения аттрактора 2000–2007 гг., высказано предположение, что данный аттрактор, на котором российская экономика оказалась после 1998 г., был единственным устойчивым аттрактором на ее фазовом портрете. Экономический кризис России, развивающийся с 2007–2008 гг., способен сыграть положительную роль в экономическом развитии страны и способствовать ее переходу с сырьевого аттрактора на инновационный.

Рис. 3. Фазовая кривая темпов прироста (в процентах) объемов вкладов (депозитов) физических лиц, привлеченных кредитными организациями России, 01.01.2006–01.12.2008 (предполагаемый аттрактор обозначен пунктирной линией).

Постоянно усиливающаяся конкуренция делает актуальным поиск новых форм обеспечения ускоренного экономического развития и повышения конкурентоспособности стран. Одна из перспективных форм такого развития – региональные кластеры.

Формирование региональных кластеров является результатом процессов самоорганизации в конкурентной рыночной среде. Динамика внешнего спроса на продукцию той или иной отрасли определяет ее привлекательность для инвестиций и возможность спонтанного формирования отраслевой специализации территории.

Фирмы из разных секторов могут вести деятельность на территории, где нет кластеров. При этом оказывается, что, чем выше отраслевая диверсификация территории и чем более равномерно распределены фирмы между отраслями, тем выше энтропия. В случае обладания территорией значимыми конкурентными преимуществами может возникнуть эффект самоорганизации, в котором спрос на конкретную продукцию играет роль поступающей извне в открытую систему энергии. Шок спроса ведет к снижению энтропии в краткосрочном периоде, существование конкурентного преимущества территории в данной отрасли выступает в роли катализатора самоорганизации. В среднесрочном периоде экономика такой территории уходит со своего обычного аттрактора, при этом может произойти бифуркация с возникновением нового устойчивого аттрактора. Если региональная экономика переходит на новый аттрактор и остается на нем, можно говорить о том, что синергетические эффекты самоорганизации и бифуркации привели к отраслевой специализации территории. Такая специализация выступает необходимой предпосылкой для формирования кластера.

По мере развития регионального кластера в нем происходят активные процессы, связанные с действием механизма обратных связей, которые усиливают конкурентные преимущества кластера, являя, таким образом, эффект синергии. Можно сказать, что эффект синергии, наряду с эффектами самоорганизации и бифуркации, лежит в основе спонтанного возникновения кластеров.

Кластерная политика является синергетической альтернативой политике бюджетного выравнивания, так как кластеры, помимо обеспечения роста конкурентоспособности регионов, благоприятно влияют на их социально-экономическую среду. Региональные кластеры позволяют создавать большое количество рабочих мест, способствуя росту занятости населения региона и увеличивая совокупные трудовые доходы. Кроме того, региональные кластеры способны положительно влиять на перераспределение налоговых доходов в пользу региона, в котором размещен кластер, поскольку малые и средние предприятия, составляющие основу кластера, обычно имеют органы управления и зарегистрированы на территории того же региона, в котором расположены ключевые активы этих предприятий, в отличие от крупного бизнеса, тяготеющего к федеральному центру или наиболее успешным регионам. Преимущества кластеров предопределяют необходимость поддержки процессов самоорганизации, ведущих к формированию кластеров, на уровне политики государственных и муниципальных органов власти.

В настоящее время многие регионы России объявляют о намерении использовать кластерный подход для обеспечения эффективного и устойчивого развития. Но чрезмерное увлечение органов власти идеей кластеризации опасно, поскольку может привести к неэффективному использованию ресурсов. В диссертации изучены некоторые региональные инициативы развития кластеров. В частности, считаем экономически необоснованной инициативу правительства Саратовской области по созданию на территории области металлургического кластера, учитывая отсутствие исторической специализации областной экономики в металлургической сфере и значимых невоспроизводимых конкурентных преимуществ Саратовской области в металлургии. В то же время создание биохимического кластера на Алтае и в Пензенской области, автомобилестроительных кластеров в Ленинградской и Калининградской областях и Республике Татарстан экономически оправданно.

В заключении обобщены результаты диссертационного исследования, приведены выводы, в которых показана роль синергетических эффектов в экономических системах; сформулированы основные требования к экономической политике в свете синергетической теоретической парадигмы.

О ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»