WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Услуга» (service) является одним из ключевых концептов исследуемого типажа и характеризует его институциональный статус по следующим признакам: 1) дворецкий – участник статусно-ориентированного общения; 2) услуга оказывается в определенном месте работы (hotel, private house, estate, etc.), где существуют подчиненные отношения в диаде «агент-клиент»; 3) функция услуги – удовлетворение потребностей, помощь по хозяйству; 4) один из результатов услуги – вознаграждение за труд. Дворецкий является агентом, обладающим специальной подготовкой для оказания услуг, а работодатель, владелец дома – клиентом, нуждающимся в профессиональной помощи. Дворецкий рассматривается как поставщик услуг – service-provider: будучи наемным работником, он продает свои навыки и умения работодателю, и тот в обмен на заработную плату получает услуги, сущность которых отражена в выполняемых обязанностях.

Концепт «услуга» репрезентирован следующими лексическими единицами: существительными (service, help, aid, care, assistance; advantage, profit, duty, responsibility); глаголами (to serve, to aid, to help, to assist, to attend, to butle); словосочетаниями (service provider, professional domestic service, household assistance, service standards, private service, service employment, household duties, butler service, personal service).

Качество  обслуживания,  характер оказанной услуги,  результат и  оценка полу­чают наиболее детальную лексическую конкретизацию по следующим критериям:

  1. профессионализм: professional service standards, private service professional, service-oriented, high standards;
  2. высокое качество услуг: great service differentiator, quintessential service provider, balanced service, brilliant service;
  3. ненавязчивость, незаметность оказанной услуги: invisible service, discreet service, pre-empt employer’s wishes;
  4. индивидуальный подход: private service mind-set, private service professional, personal service.

Рассмотрев такие признаки образной составляющей типажа, как внешний вид, социальное положение, сфера деятельности и досуг, мы можем сделать вывод о том, что социометрический план статуса английского дворецкого претерпел значительные изменения с момента своего возникновения. Из неустойчивого, занимающего пограничное положение в классовой системе Британии слуги, вырос управленец высокого уровня. Наряду с трансформацией статуса изменилась и оценка типажа в массовом сознании англичан: своим трудом современный профессионал сферы услуг заслужил уважение и почет. Работу дворецкого в Англии приравнивают к искусству (art of butling), что свидетельствует о положительно маркированной общественной оценке изучаемого типажа.

5. Речевые характеристики. В исследовательских целях мы проанализировали речевое поведение дворецкого как параметр коммуникативного поведения.

Важной вербальной характеристикой британского дворецкого является грамотная речь и четкое произношение. В ходе исследования были просмотрены частные объявления о найме дворецких и стандарты агентств, занимающихся подбором домашнего персонала. Каждое объявление содержало требование к речевым навыкам работника: “must possess excellent command of language”; “should have good language skills”; “standard pronunciation and accent preferred”. Из приведенных примеров следует, что управляющий должен иметь высокий уровень языковой компетенции.

Речь дворецкого отличается умеренным темпом, четкостью артикуляции, длительными паузами. Преобладают короткие интонационные группы преимущественно с нисходящей интонацией. Л.М. Козеняшева отмечает, что основными параметрами голоса upper servants являются такие характеристики, как “soft”, “low”, “quiet” и “gentle” [Козеняшева, 2006]. Проанализированные фрагменты кинопостановок по произведениям К. Исигуро [«Остаток дня»], П.Г. Вудхауса [«Дживс и Вустер»] позволяют утверждать, что дворецкие владеют нормативным вариантом английского языка, который называется Standard English: им свойственны фонетически и грамматически правильно оформленные высказывания.

Важнейшим коммуникативным признаком, выделяющим слугу в общении, являются контактные формулы – Sir, Madam, Miss, My Lord, Your Ladyship и т.д. Социальный статус выработал в слуге привычку, даже инстинкт в разговоре с людьми классом и рангом выше добавлять вежливое обращение:

“Well, nice to have you with us.’ Dr. Carlisle seated himself almost directly across the table from me. ‘Which part of the country are you from’

‘Oxfordshire,’ I said and indeed it was not an easy task to suppress the instinct to add ‘sir’” [K. Isiguro. The Remains of the Day].

Наряду с контактными формулами, индексом, выражающим социальное неравенство и подчиненное положение дворецкого, является использование описательных выражений уважения: I venture to suggest, Sir; I’d like to make it clear, Sir; with due respect Your Ladyship; I regret My Lord; Let me tell you; That is to say, Let it be clear и т.д. Этому же способствуют конструкции сослагательного наклонения, свидетельствующие о стремлении говорящего избежать выражения личной оценки ситуации в процессе общения с работодателем: I would suggest, I might suggest, I would fancy, I would not recommend, I would not have ventured.

На лексическом уровне можно выделить регулярное употребление латинизмов: arbiter elegentiarum, sine qua non, in status quo, minutae; заимствований из французского языка: chaise-longue, chauffeur, fracas, insouciant, mauvais ton, bon ton, penchant; устаревших слов и выражений: of yore, to don, to vouch.

Книжная лексика делает речь дворецкого уклончивой и неопределенной. Это помогает ему избегать прямых оценок и суждений, что характеризует его как истинного англичанина, для которого свойственно не называть вещи своими именами, недоговаривать и умалчивать.

Одним из параметров речевых характеристик английского дворецкого в произведениях художественной литературы является использование идиом:

“I feared Mr. Wooster might be disturbed if he knew the truth, as he is so attached to his lordship and has taken such pains to look after him, so I took the liberty of telling him that his lordship had gone away for a visit” [P.G. Wodehouse, My Man Jeeves];

“Now, of course, such things are simply part and parcel of life for any butler of a large household” [K. Isiguro, The Remains of the Day].

Идиоматические выражения to beat about the bush (говорить обиняками), in a nutshell (вкратце), сut of the same cloth (из одного теста) демонстрируют начитанность Дживса и Стивенса и их любовь к языку.

Вежливость и воспитанность дворецкого проявляются в эвфемизации речи. Так, рассказывая о том, как один из гостей лорда Дарлингтона повел себя нечестно по отношению к хозяину дома, дворецкий Стивенс употребляет выражение “slightly misleading picture”. Это свидетельствует о том, что в силу своего воспитания и социального положения он не имеет права высказываться нелестно о друзьях своего хозяина.

Отметим, что, с одной стороны, дворецкие – лица, приближенные к работодателям, стиль речи которых является в большей степени доминирующим для рассматриваемого типажа. С другой стороны, в художественной литературе и кинематографе, где образ мудрого слуги создается в противовес образу недалекого хозяина, высокопарность высказываний первого становится способом передачи легкой авторской иронии или комического эффекта.

На уровне текста выделяются такие средства создания иронии, как цитация, аллюзия, смешение регистров речи.

В цикле произведений о Дживсе и Вустере цитирование является одним из способов передачи комического эффекта, который достигается не только контрастом между контекстом и цитатой, но и посредством «неузнавания» Бертрамом цитат, в изобилии употребляемых Дживсом:

“I quite understand, sir. And thus the native hue of resolution is siclied o’ver with the pale cast of thought, and enterprises of great pith and moment in this regard their currents turn awry and lose the name of action” [P.G. Wodehouse, Jeeves the Omnibus].

В приведенном примере речь дворецкого содержит цитату из знаменитого монолога Гамлета “To be, or not to be”. Это характеризует Дживса как образованного и начитанного человека и передает авторскую иронию, подчеркивающую низкий уровень образованности его нанимателя.

Не менее важную стилистическую роль в создании иронии играет такой лингвистический прием, как аллюзия. Иллюстрацией может послужить ситуация, описанная Дживсом, когда деревенский полицейский едет на велосипеде, не подозревая, что за ним бежит скотч-терьер и пытается его укусить: “…the whole situation resembled some great moment in a Greek tragedy, where somebody is stepping high, wide and handsome, quite unconscious that all the while Nemesis is at his heels” [P.G. Wodehouse, Jeeves the Omnibus]. Дживс использует аллюзию на греческую мифологию и сравнивает собаку с богиней возмездия Немезидой.

В цикле произведений о Дживсе и Вустере портрет слуги воспроизводится автором с помощью противопоставления речевых характеристик нанимателя и дворецкого. В отличие от своего хозяина, который нередко прибегает к весьма своеобразному “Society Slang”, то есть «сленгу высшего общества», Дживс пользуется правильным литературным языком, проявляя этим педантизм:

“You agree with me, Jeeves, that the situation is a lulu’

‘Certainly a somewhat sharp crisis in your affairs would appear to have been precipitated, sir” [P.G. Wodehouse, Jeeves in the Offing].

Совмещение в одном контексте разностилевой лексики способствует ярко выраженному комическому эффекту.

Паравербальное поведение английского дворецкого регламентировано его социальным статусом, выполняемыми обязанностями, строгими требованиями кодекса дворецких – немногочисленными жестами, скупой мимикой, сдержанным, непроницаемым выражением лица. Описывая поведение дворецкого, респонденты указали на следующие коммуникативные доминанты: отсутствие улыбки (I can hardly imagine him smiling or laughing; I think he never smiles); чопорность (I can describe his behaviour as strait-laced; He tends to be what we call “prim and proper”); эмоциональный самоконтроль (British butler is always stiff-upper-lipped). Такой признак коммуникативного поведения дворецкого, как невозмутимость в любой ситуации, был отражен в использовании участниками эксперимента следующих оценочных лексем с доминантным значением «спокойствие»: impassive, cool, calm, unruffled, imperturbable, restrained, reserved, unsociable, passionless. Полный самоконтроль, с одной стороны, является положительно маркированной чертой характера для носителей британской культуры, но, с другой стороны, в ответах респондентов мы встретили негативную оценку этого признака. Бесстрастность английского дворецкого ассоциируется с лицемерием, искусственностью в поведении и притворством. В полученных анкетах эта оценка представлена лексемами hypocritical, artificial, insincere, to pretend, role, mask.

Ценностные характеристики лингвокультурного типажа «английский дворецкий» нашли отражение в своеобразном отношении слуг и хозяев в Англии, в становлении этического кодекса английских дворецких, коррелирующего с кодексом джентльмена.

Поведение английского дворецкого регламентируется этическим кодексом профессиональных дворецких Professional Butlers’ Code of Ethics, который заключается в соблюдении следующих принципов: integrity (честность), confidentiality (конфиденциальность), service (оказание услуги), lawful behaviour (законопослушность), dedication (преданность, верность делу), personal development (самообразование и развитие), respect (уважение), professional relationship (профессиональные отношения), promotion (принцип продвижения услуг).

«Достоинство» как важнейший английский социокультурный концепт и один из ключевых концептов исследуемого типажа раскрывается в ценностно значимых для дворецкого аспектах: положение в обществе (social status), образование и подготовка (education and training), профессионализм (professionalism), поведение (behaviour), национальное самосознание (national consciousness). Концепт «достоинство» актуализирован с помощью лексем с положительной оценочной коннотацией: dignity (достоинство), respect (уважение), honour (честь), self-control (самоконтроль), authoritative (авторитетный), decent (порядочный).

Проанализированные сочинения респондентов позволили выделить следующие позитивно маркированные черты лингвокультурного типажа «английский дворецкий»: self-control (самоконтроль эмоций, невозмутимость) – 95%, politeness (вежливость) – 89%, faithfulness (преданность) – 79%, courteousness (учтивость) – 76%, tact (такт) – 71%, discretion (рассудительность, осмотрительность) – 68%, good managerial skills (умение управлять) – 67%, dignity (достоинство) – 62%, delicacy (деликатность) – 59%, resource (находчивость) – 57%, professionalism (профессионализм) – 49% (см. диаграмму 1).

Диаграмма 1. Положительно маркированные черты типажа «английский дворецкий»

Наряду с положительными оценками респонденты отметили такие отрицательные черты, как confidentiality violation (разглашение конфиденциальной информации) – 86%, stiffness (чопорность) – 68%, arrogance (высокомерие) 55%, snobbishness (снобизм) 54%, dishonesty (непорядочность) – 45%, theft (воровство) 43%, pretence (притворство) – 37% (см. диаграмму 2).

Диаграмма 2. Отрицательно маркированные черты типажа «английский дворецкий»

Англичане в большинстве случаев (87,5%) давали амбивалентную оценку типажу с преобладанием позитивно маркированных характеристик, свидетельствующих о том, что в совокупности наивных представлений британцев изучаемый лингвокультурный типаж сохраняет значимость, вызывает яркие ассоциативные реакции и осознается как многомерное образование.

В заключении излагаются результаты и формулируются перспективы исследования.

Итогом проведенного исследования стало комплексное моделирование типажа «английский дворецкий» на основе анализа понятийной, образной и ценностной составляющих типажа и выявления их основных признаков.

Установлено, что лингвокультурный типаж «английский дворецкий» относится к социокультурным дисперсным типажам.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»