WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во второй главе «Лингвопрагматический анализ стратегий и тактик речевого поведения в коммуникативной ситуации “конфликт”» рассмотрены лингвопрагматические особенности и условия реализации сценария конфликтного поведения, в частности, стратагемно-тактические проявления агрессии и толерантности в диалоге конфликтующих личностей; предложены основания для классификации тактик агрессивных и толерантных моделей поведения личностей в бытовом конфликте, описаны языковые и речевые средства их репрезентации в английском языке.

Материал исследования показал доминирование тактик агрессивного поведения. Так, на 100 ситуаций конфликтных диалогов приходилось 367 случаев использования агрессивных тактик (например: A court order is gonna say that woman is never alone with my children! Ever again! Do you hear that) и 251 случай использования толерантных тактик: I know it's terrifying. I can imagine how you felt when that call came. But it happens [Film “Stepmom”]. Установлено, что агрессивное речевое поведение, являющееся доминантной характеристикой конфликтной интеракции, представляет собой осознанную речевую деятельность эмоциональной языковой личности, нацеленную на достижение превосходства над соперником для изменения его самочувствия и/или поведения путем причинения ему морального вреда и принижения его социального статуса. Стремление к доминированию в диалоге и достижению превосходства реализуется в многообразных видах и формах вербальной агрессии.

Агрессивная стратегия реализуется в бытовых конфликтных ситуациях при помощи следующих агрессивных тактик коммуникативного поведения в английском дискурсе: interruption – прерывание контакта (10,1%), insistence – настаивание (6,8%), defiance – вызов (3,3%), prohibition – запрет (2,4%), threat – угроза (5,2%), disclosure – обличение (4,6%), reproach – упрек (24,5%), accusation – обвинение (2,5%), display of offence – демонстрация обиды (5,4%), indignation – возмущение (10,6%), mockery – насмешка (4,1%), stinging remark – колкость (9,8%), insult – оскорбление (5,2%). Набор характерных невербальных агрессивных действий, таких как интонационная окраска речи, жесты, мимика, намеренное молчание, составил 5,5% от общего числа употреблений в анализируемых диалогических единствах.

В ходе исследования были установлены различия по частотности обращения к агрессивным тактикам в коммуникации на английском языке (см. данные, представленные в диаграмме 1).

Диаграмма 1.

Статистика агрессивных тактик в бытовом конфликте*

*В процентном отношении к 367 случаям употребления агрессивных тактик в речи.

Как следует из представленной диаграммы, тактика упрека используется в английской лингвокультуре чаще других агрессивных тактик (24,5% от общего количества случаев); прерывание контакта, возмущение и колкость встречаются в два раза чаще тактик угроза, обличение, демонстрация обиды, оскорбление, которые сопровождаются невербальными действиями коммуникантов. Англоязычные конфликтующие личности сравнительно редко запрещают что-либо партнеру, обвиняют или провоцируют на конфликтное взаимодействие с помощью тактики вызов.

Анализ количественных данных показал доминирование агрессивных тактик в поведении коммуникантов-женщин. Тактика прерывание коммуникативного контакта употребляется в ситуациях бытового конфликта в 3,62 раза чаще женщинами, чем мужчинами; запрет использовался женщинами в 8 раз чаще; угроза – в 1,71; упрек – в 1,3; обвинение – в 3,5; возмущение – в два раза. При этом мужчины в 2,16 раза чаще выражают агрессию невербально. Коммуникативные тактики рассматривались в порядке возрастания маркеров эмоциональной вовлеченности говорящего при обращении к какой-либо тактике, однако в ходе исследования не было выявлено зависимости эмоциональности речевого поведения от пола коммуниканта, поскольку люди обоих полов могут быть болезненно самолюбивыми, раздражительными и скандальными.

В процессе анализа текстов в большинстве случаев была отмечена корреляция коммуникативных тактик с формами речевого оформления конфликта. Коммуникативная тактика грубое прерывание коммуникативного контакта реализуется в директивных РА (Shut up! Go to hell! Get the hell out of here!), интеррогативных РА (Is that all Any more questions What do you care What do you want me to do), сопровождаемых употреблением устойчивых словосочетаний (That's the least of your worries. Forget it. I gotta go.), сниженной лексики (Shut up. Asshole! Go to hell and back, you bastard!), а также преждевременной меной коммуникативных ролей (‘That’s because you've made her think –’ ‘Rubbish!’). Основными способами речевой репрезентации тактики запрет выступают директивные РА, для которых характерно использование глаголов речемыслительной деятельности, глаголов в отрицательной форме повелительного наклонения, частое употребление наречий never, ever, again, once again, when и др. Речевые средства выражения тактики угроза применялись с целью предсказания негативных или отрицательных последствий (использовались глаголы в формах the Future Simple Tense, the Present Continuous Tense). При вербализации угрозы оказываются востребованными глаголы-предупреждения warn, alert, alarm, admonish, etc. Ассертивные РА реализуют тактики: обличение, упрек, обвинение, демонстрация обиды, возмущение, насмешка и оскорбление. При помощи устойчивых словосочетаний и особых синтаксических конструкций передаются возмущение и угроза, а сниженная, разговорная лексика, инвективы характерны для тактик оскорбление и насмешка.

В ходе исследования был установлен сложный характер корреляции между агрессивной «тактикой-стимулом» и возможными вариантами «тактики-реакции» на нее в рамках одного диалогического единства (ДЕ). Так, например, реакция на стимул обвинение представлена в девяти вариантах ответных коммуникативных ходов, как агрессивных (отказ от оправданий, возражение, несогласие, отрицательная оценка речевого поведения собеседника, отрицание, контробвинение), так и толерантных (оправдание, экспликация непонимания ненормативности ситуации, игнорирование обвинения):

ДЕ-1. Обвинение оправдание: ‘You're a fool, Marje!’ Vic exclaims. ‘You spoil that girl something rotten. All she thinks about is clothes, shoes, hairstyles. What kind of A-Levels do you think she's going to get’

‘I don't know. But if she doesn't want to go to university…’ [Lodge, 1989, p. 21].

ДЕ-2. Обвинение эксплицированный отказ от оправдания: As soon as they were out of earshot he exploded. ‘You're drunk.’ he accused. ‘Where have you been You were supposed to be here by eight.’

She gave him a cool look. ‘David, baby, you're nothing in my life, so why don't you just leave me alone.’ [Collins, 1984, p. 41].

ДЕ-3. Обвинение экспликация непонимания ненормативности ситуации: ‘You told ’em. After what I said.’

‘What on earth are you talking about’ [Golding, 1982, p. 64].

ДЕ-4. Обвинение игнорирование обвинения: ‘Smoking,’ she says, in a tone at once resigned and reproachful, condensing into a single word an argument well-known to both of them. Vic grunts, the distillation of an equally familiar rejoinder. He glances at the kitchen clock. [Lodge, 1989, p. 20].

ДЕ-5. Обвинение возражение: ‘You surprise me.’ He shook his head. ‘I never thought you would use Janey and Stephen as a weapon against me.’

Her eyes filled with tears at the injustice of what he was saying. ‘But I'm not. I'm just trying to do what's best.’ [Collins, 1984, p. 139].

ДЕ-6. Обвинение несогласие: ‘You pig! You disgust me! There’s a known killer living my next door who might slaughter us in our sleep, and you even won’t lift a finger!’

‘That’s right! I’m not gonna lift a finger because this is crazy.’ [Film “The Whole Nine Yards”].

ДЕ-7. Обвинение отрицательная оценка речевого поведения собеседника: ‘I've got a new diet for you,’ he said (эвфемистичное обвинение в несоответствии эталонам стройности). It's very simple. All you do is not eat any food which you have to pay for. So at the start of the diet you're a bit porky and no one asks you out to dinner. Then you lose weight and get a bit leggy and shag-me hippy and people start taking you out for meals. So then you put a few pounds on, the invitations tail off and you start losing weight again.'

‘Daniel!’ I exploded. ‘That's the most appalling sexist, fattest, cynical thing I've ever heard.’ [Fielding, 1998, p. 159].

ДЕ-8. Обвинение отрицание: ‘Have you been drinking’

‘No, David, I haven't been drinking. I called the Abbottson house after speaking to you earlier, and while I was talking to Mary, Phillip came in and he knew nothing about a meeting with you.’ [Collins, 1984, p. 75].

ДЕ-9. Обвинение контробвинение: She raised an eyebrow. ‘But you just said you were with Phillip.’ (обвинение во лжи)

‘Yes – well, that was because I knew you wouldn’t understand.’ [Collins, 1984, p. 75].

Коммуникативные тактики толерантного поведения, понимаемого как способность человека принимать мнение партнера, умение не раздражаться, не испытывать чувства унижения, обиды, превосходства в процессе взаимодействия, реализуются в процессе межличностного общения для рационализации конфликта. В ходе исследования было установлено, что не все выявленные коммуникативные тактики одинаково релевантны для англоязычного конфликтного общения. К самым частотным следует отнести excuse – оправдание (16,8%), consent – согласие (11,6%), apology – извинение (11,2%), clarity – уточнение (10,8%), persuasion – убеждение (9,6%), nonverbal actions – невербальные действия (9%), suggestion – предложение (7,2%), verbal aggression ignoring – игнорирование вербальной агрессии (6%), personal feelings message – сообщение о чувствах (5%), focus switching – переключение внимания (3,6%), postponed talk – отсроченный разговор (2,8%), joke – шутку (2%), request – просьбу (2%), situation remarks – комментарий к ситуации (1,2%), promise – обещание (1%). Данные, приведенные в диаграмме 2, в обобщенном виде представляют результаты анализа частотности употребления толерантных коммуникативных тактик. Рассмотренный эмпирический материал показал, что оправдание наиболее часто используется для прояснения недоразумения, приведшего к конфликту. Уточнение, убеждение, согласие, извинение, а также невербальные действия представлены в равных долях. Они используются в 5 раз чаще, чем шутка, и почти в 4 раза чаще, чем отсрочка разговора.

Диаграмма 2.

Статистика толерантных тактик в бытовом конфликте *

*В процентном отношении к 251 случаю употребления в речи.

Анализ эмпирического материала показал, что агрессивные тактики встречаются в речи конфликтующих на 46,2% чаще, чем толерантные. И толерантные тактики, и агрессивные могут быть как рациональными (отсроченный разговор, комментарий к ситуации), так и эмоциональными (сообщение партнеру о своих чувствах, шутка). Следует отметить, что рациональные тактики чаще встречаются у мужчин, а эмоциональное воздействие на партнера с помощью оправданий, извинений, слез помогает более успешно выходить из конфликтных коммуникативных ситуаций женщинам. Многие из рассмотренных тактик проявляются в синкретических коммуникативных единицах в рамках одного репликового шага, что позволяет ускорить выход из конфликтной ситуации: “Lelaina, look. I’m sorry, all right I didn’t know. I had no idea! I didn’t see it! I mean, look! I guess probably it was little slow and they cut it up a little…” [Film “Reality Bites”].

Анализ языкового материала показал, что стратегия толерантного коммуникативного поведения – это мотивированный выбор говорящего в пользу снижения эмоциональной вовлеченности и перехода к конструктивному разрешению противоречий.

Проведенное исследование дает основание утверждать, что конфликт относится к разновидности дисгармоничного межличностного общения; в процессе его развития каждая из сторон отстаивает персональные интересы и стремится к получению коммуникативного превосходства, для чего обращается к стереотипному сценарию конфликтного общения. Для реализации подобного сценария в английской национальной лингвокультуре имеются коррелирующие друг с другом системы тактик агрессивного и толерантного речевого поведения и лингвистических средств их репрезентации (набор специфической лексики, словосочетания, грамматические конструкции, интонационное оформление высказывания, ассертивные, директивные, интеррогативные РА).

Специфика национальной речевой принадлежности личности влияет на стратагемно-тактические особенности ее коммуникативного поведения. Так, к личностным доминантам представителей англоязычного социума относятся: индивидуализм, самодостаточность, самодистанцированность, объективность и толерантность (терпимость), которые детерминированы первостепенной значимостью личной свободы индивидуума, восприятием действительности через призму личного отношения. Самодостаточность англоязычных коммуникантов, их осознание собственного «Я» («Self») проявляется в способности существовать автономно, самодистанцированность британцев связана с представлением о неприкосновенности личного пространства. И даже в конфликтной ситуации агрессивной критике подвергаются не столько личностные характеристики второй стороны, сколько действия и поступки. Толерантность, или терпимость, проявляемая в межличностном общении на английском языке, позволяет партнерам воспринимать точку зрения оппонента как имеющую право на существование, а проявление агрессии в речи зачастую сводится к употреблению десемантизированных ругательств bloody dull, damn strong, you look shit, выполняющих эмоционально-экспрессивную функцию.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»