WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

IV модель связана с наземным светским поселением. Вариант А расположен на территории светского поселения. Известны 15 сектантских, пять старообрядческих объектов. В XX веке, в условиях гонений верующих, появляется православная подземная келья в г. Енотаевка Астраханской области. Вариант Б – естественная или искусственная полость используется для удовлетворения религиозных нужд отдаленного поселения. Известны три сектантских, 10 старообрядческих и семь православных ПКС.

Собранный автором материал дал следующее конфессиональное соотношение культовых пещер. Если в Среднем Подонье преобладает православное пещерничество – 98 %, то на территории ОВД преобладают сектантские ПКС – 36%, против 30,5% православных, выделено не менее 30,5% старообрядческих пещер. 3% ПКС принадлежит колдунам. В Саратовской губернии преобладали старообрядческие пещеры, их не менее 56% при 26% православных ПКС. Сектантские пещеры, по нагорному берегу Волги, составили 10% ПКС, 8% полостей не идентифицированы. В Астраханской губернии православных – 55,6% ПКС, сектантских – 44,4%. В Среднем Подонье часто встречаются комплексы с высокой коммуникативной нагрузкой, что отражает представления о пещерокопании как духовном подвиге покаяния. Сами пещерокопатели часто жили в наземных кельях. На материале ПКС Нижнего Поволжья чаще встречаются подземные кельи с непротяженной коммуникативной нагрузкой и землянки, семантически означавшие пещеру. Исключение представляет группа лабиринтов заволжских еноховцев. В этих ПКС совмещались пещерокопание, пещерожительство, обрядовые действа и посмертный культ затворников. Это связано с ожиданиями сектантов конца времен, обращением к раннехристианской катакомбной церкви.

Таким образом, можно выявить некоторые особенности регионального формирования исторических подземных сооружений. Пещеры образуют несколько групп, относящихся к долинам рек, Волга, Дон и их притокам. Часто пещеры врыты в нагорный берег Волги или Дона, расположены в балках, устье которых выходит к реке. Воронежское Подонье отличается высокой плотностью православных пещер. По правому берегу р. Дон в большой излучине Дона обнаружена группа ПКС. На водоразделе рек Волга, Иловля, Медведица, с их притоками, находится значительное число старообрядческих пещер. Большая группа антропогенных полостей находится на водоразделе р. Хопер. Группы искусственных пещер на правобережье Волги находятся на Черемшане, в Камышинском уезде, на территории посада Дубовка и территории к ней примыкающей. Еноховские пещеры Заволжья привязаны к высокому левому берегу р. Ахтубы. Подземные сооружения на территории современного г. Волгограда представляют отдельную группу. Старообрядческие пещеры часто возникали в облесенных балках, имеющих источник, выход к реке, удаленных от административных центров.

Вторая глава «Условия воспроизводимости пещерничества на территории Нижнего Поволжья и Подонья. Историко-культурный контекст региональной традиции» – состоит из трех параграфов. В этой главе рассмотрены причины воспроизводства пещерничества в регионе. Решены поставленные задачи: раскрыть формы сакрализации пещеры в народной религиозности; определить формы религиозного опыта пещерничества в различных конфессиональных группах; установить социальные и религиозные факторы, влияющие на воспроизводство пещерного подвижничества в Нижнем Поволжье и Подонье.

В первом параграфе разносторонне рассматривается понятие «священная пещера». Структура социально-пространственной организации общества, где использовались культовые пещеры, подразумевала: существование верований и объектов культа, нуждающихся в специальном образом организованном пространстве; наличие служителя культа или религиозной общины, осуществляющей отправление культа под землей; наличие сферы «признания» – общности, чьи религиозные потребности удовлетворяются через ПКС; функционирование поддерживающей коммуникативной сети (паломников, странников). Если паломники были жертвующей стороной, то пещерники являлись потребителями продукта, не участвуя в процессе производства. Существовали ограничения на длительное пребывание мирян в пещере. Мирянин при соблюдении обетного поведения мог прибегнуть к посредничеству пещерника для регуляции личностного (болезнь и др.), или социального (война и др.) кризисов. В житиях, в фольклоре нарушение обетного поведения в пещере ведет к сумасшествию, слепоте, исчезновению или смерти нарушителя. Отшельник имел ограничение на пребывание за пределами своей пещеры, т.к. принадлежал сакральной сфере. Анализ определений, употребляемых для пещеры и религиозного опыта пещерника, обнаруживает высокую степень их идентичности. В православной традиции, в народной религиозности пещера была местом, где экзистенциональный статус человека менялся через контакт с сакральным. Пещера – это место иерофании, но также и место смерти. Человек «умирал» в прежнем статусе и рождался как духовная личность. Пещерное пространство способствовало формированию индивидуального религиозного опыта человека, который рассматривается во втором параграфе: «Религиозный опыт пещерничества в различных конфессиональных группах Нижнего Поволжья и Подонья».

В разделе анализируется православная, старообрядческая и сектантская практики пещерничества. Православные пещерники Нижнего Поволжья и Подонья были исихастами. Аскеты-исихасты не стремились непосредственно к достижению экстатических состояний. Религиозный экстаз понимался как действие благодати. В сектантстве, напротив, религиозный экстаз был целью радения. «Откровения», полученные на нем, служили оправданием существования секты и самосакрализации сектантов, среди которых появлялись «богородицы», «христы», «пророки». В своих религиозных практиках еноховцы апеллируют к раннехристианской традиции, часто основанной на апокрифах. Старообрядческое пещерничество, обращаясь к тем же источникам, что и православное, больше внимания уделяло внешней аскезе.

Личный религиозный опыт пещерничества позволял определить выход из экзистенционального кризиса путем непосредственного контакта инореального мира с личностью. Пещерничество является мощным преобразовательным элементом в духовной жизни, влияющим на основные компоненты мировоззрения и нормы поведения верующей личности.

В третьем параграфе рассмотрены условия воспроизводимости и социальное значение явления пещерничества в истории христианских конфессиональных групп региона. Влияние пещерника на мирян распространялось через специфические способы коммуникации, установленные между подвижником и сферой сверхъестественного. Эти сообщения для адресатов носят императивный характер. Среди причин воспроизводства пещерничества необходимо отметить участие пещерников и религиозных общин в социальных механизмах религиозной компенсации, интеграции и легитимации. К пещерокопательству часто прибегают люди, пережившие глубокий кризис, повлекший за собой полный распад традиционных социальных связей, удерживавших личность в коллективе. Пещерное подвижничество часто начиналось как знак покаяния человека, совершившего асоциальный поступок. Религиозный механизм должен был «реабилитировать» личность, пострадавшую от травмирующей жизненной ситуации. Преодоление этого кризиса вело к формированию новой Я-концепции личности. Пещерничество, с одной стороны, основано на векторах традиционного религиозного воздействия на общество, с другой, при проявлении первых признаков кризиса рациональной системы, определявшей нормы поведения общества, просыпались архаичные формы религиозного регулировании кризиса. На фоне разрушения рациональных связей растет роль харизмы пещерника. Он воссоздавал контакт со сакральным. Появлялись новые нормы, освященные этим контактом. Культ возвращался к формам близким к магическим. В некоторых случаях пещерничество являлось формой протеста против государства, приобретало изуверские формы, отражая дезинтеграционные процессы в обществе. Священная пещера обеспечивала переход «избранных» к царству Божьему. Известны массовые самоубийства сектантов в пещерах в с. Костенки Воронежской губернии и д. Копены Саратовской губернии в XIX в. Добровольная ритуальная смерть в пещере в глазах сектантов не была самоубийством.

Сложной проблемой является определение разрешенного и девиантного поведения в пещерничестве. То, что для одной социальной группы является одобряемым, для другой – отклонение. Само пещерничество в православии является «разрешенным поведением». Канонизировано много святых пещерников. Но закон 1720 г. запрещал «героические» формы религиозной практики, уделяя им место «социального отклонения». Само понятие девиации не было однородным для всего общества. Власть часто относит запрещенных пещерников к категории преступников. Но в публицистике XIX – начала XX вв. встречаются определения, описывающие состояние пещерников как болезненное. Народная религиозность мерит отношения разрешенного и запрещенного религиозного поведения не социальным понятием «преступления», а религиозными понятиями «добра» и «зла». Пещерничество по своим визуальным, вербальным кодам относится ими к «добру». Пещерничество было включено властью в сферу девиации после того, как оно стало нормой среди крупной «успешной» девиационной группы населения – старообрядцев, а имперский бюрократический институт фактически перестал нуждаться в мистических формах легитимации. Жесткий характер преследования пещерничества объясняется интеграционным значением пещерников в общинах старообрядцев, их сильным влиянием на «конформистов» – православных.

Третья глава «Историко-политический аспект существования пещерного подвижничества в Подонье и Нижнем Поволжье во второй половине XVII – начале XX вв.» – состоит из шести параграфов. Здесь определяются характер, пути и этапы распространения пещерничества, особенности динамики явления в Нижнем Поволжье и Подонье; исследуется отношение государства и церкви к православному и иноконфессиональному пещерничеству.

Воронежские ПКС оказали влияние на развитие сложных, лабиринтных, преимущественно православных комплексов в донских казачьих монастырях и на р. Иловля. Распространение старообрядческих ПКС шло по водоразделу Волги, включая Камышинский уезд, проникая на территорию ОВД. Для обеих традиций пещерокопания характерны взаимопересекаемость в географическом плане. Различие форм и практик в пещерничестве при широкой народной поддержке привело к различным путям внутренней легитимации старообрядческих и православных ПКС.

Выделяются хронологические этапы: I этап – досинодальный – с середины XVII в. до 1721 г. II этап – синодальный до принятия закона о свободе вероисповедания 1905 г. III этап – с 1905 до 1917 г. Этапы различаются по изменениям некоторых черт пещерничества и политике государства в отношении пещерников. На I этапе появляются первые письменные сведения о культовых пещерах на Дону. Церковный раскол 1666 г. привел к выделению старообрядческого пещерничества, но государство не видит в пещерничестве политическую оппозицию. Преследуется раскол, но не пещерничество. Пещерничество старообрядцев в XVII в. было основано на принципах традиционной православной аскезы. Это прослеживается в житии Иова Льговского, расспросных речах Теляузских старообрядцев. Но религиозное противостояние постепенно приобретает социальные черты. С восстанием старообрядцев на р. Медведица связано участие пещерных старцев с Волги. Раскол нарушил традиции, сложившиеся в условиях стабильной религиозной системы. В условиях борьбы различных учений сомнению была подвергнута легитимность не только духовной, но и светской власти. Подземное убежище противопоставляется остальному миру, обреченному Антихристу. В то же время старообрядчество сохраняет традиции гонимой истинной церкви, ушедшей в катакомбы. Государству отводится роль гонителя. Именно эта тенденция получила развитие в последующий период.

II этап связан с крупными изменениями в церковной политике по отношению к пещерничеству. В 1721 г. учрежден Святейший Синод. Меняется отношение к аскетическим подвигам: запрещены суровые формы подвижничества, способные укрепить авторитет личности подвижника в ущерб авторитету института церкви. В начале XVIII в. увеличивается приток старообрядцев в Нижнее Поволжье и на Дон. Для усиления церковного контроля в 1718 г. ОВД была подчинена Воронежской епархии. Но меры, принятые по усилению церковного контроля, в ОВД были не вполне эффективны. Влияние старообрядцев стабильно росло. Среди казаков было распространено отшельничество в землянках и пещерках. По берегам р. Волга в небольших пещерках скрываются беглые монахи и священники. На Иргизе существуют небольшие пещерные скиты. В соответствии с традицией православного пещерокопательства постоянно трудились в пещерах и жили при них только основатели пещер. Остальные пещерокопатели посещали «основателей» и трудились временно. Пещерокопательство, паломничество здесь преследовали цели преодоления личного, коллективного, или хозяйственного кризиса и нормализации статуса личности через «избывание греховности». На протяжении XVIII – XIX вв. отношение к пещерничеству оставалась последовательным – это подавление всех мистических и суровых форм индивидуальной аскезы. Некоторое облегчение положения старообрядцев наблюдалось во время правления Петра III, Екатерины II, Александра I. Но гонения на пещерников приводят к закрытию и уничтожению при Екатерине II ряда православных комплексов: Шатрищегорского, Мигулинского монастырей, пещер при Кременском монастыре. В правление Николая I полицейский контроль над пещерниками ужесточился. С 1827 г. переход в старообрядчество стал уголовным преступлением, пещерничество беспощадно преследовалось. ПКС, создаваемые старообрядцами, способствовали сохранению этих конфессиональных групп. Интегративной основой для них остается обращение к «древлему благочестию» через личную аскезу и пещерный затвор. Выделяется несколько центров, где практика пещерничества была особо развита. Иерархи Белокриницкого согласия часто скрывались в подземных убежищах на Черемшане. Здесь почитаются пещерные затворники. В Войске Донском в Пятиповском монастыре Белокриницкого согласия были подземные кельи. От этого монастыря и до устья р. Чир известно о семи старообрядческих скитах с пещерниками. В Саратовской губернии по рапортам благочинных возбуждены дела о преследовании пещерников, полиции предписывается уничтожать многочисленные пещерки и землянки. Но это только укрепляло убежденность староверов в своей правоте, поскольку «истинная церковь всегда гонима». Растет число сект, отличающихся непримиримым отношением к официальной церкви. С 30-х гг. XIX в. в ОВД распространяется секта подпольников. Их ПКС существовали как минимум в 12 населенных пунктах Войска Донского: в юртах станиц Нагавской, Чертковской, Есауловской, Кобылянской и др. В Саратовской епархии эта секта распространилась по нагорному берегу р. Волга в с. Золотое, с.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»