WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Полева Юлия Владимировна

Пещерное подвижничество на территории Нижнего Поволжья и Подонья во второй половине XVII начале XX вв.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Волгоград 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Скрипкин Анатолий Степанович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Рябов Сергей Иванович

кандидат исторических наук, доцент

Рыблова Марина Александровна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Волгоградский

государственный педагогический

университет»

Защита диссертации состоится «29» мая 2009 г. в «10» часов на заседании диссертационного совета Д. 212.029.02 при Волгоградском государственном университете (400062, г. Волгоград, Университетский проспект, 100)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградского государственного университета

Автореферат разослан « » _______2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Редькина О.Ю.

Введение

Актуальность темы. На территории Нижнего Поволжья и Подонья находится малоизученная группа памятников – подземных культовых сооружений (ПКС). Каменнобродские, Усть-Медведицкие пещеры, Костомаровский и Дивногорский комплексы и сегодня являются значительными центрами православного паломничества. Только в Воронежской губернии существовало свыше 50 культовых пещер. В Области Войска Донского (ОВД) их количество составляло свыше 30 объектов. Собраны сведения о 36 ПКС в бывшей Саратовской, и девяти в Астраханской губернии. Но многие памятники еще не введены в научный оборот. Нет общей картины использования подземных объектов в культовых целях различными конфессиональными группами. Не ясна роль этого явления в истории Нижнего Поволжья и Подонья. Православная традиция пещерничества была основана на традиционной аскетической исихастской практике. Но характерной чертой религиозной жизни Донской, Саратовской и Астраханской епархий стало активное развитие локальных сект. Для некоторых сект голбешников, подпольников, еноховцев создание ПКС было неотъемлемой частью культа. Развитие пещерничества отражает тесную связь с колонизацией региона старообрядцами и сектантами. Церковь и государство неоднозначно относились к пещерножительству. Между пещерниками и местным населением устанавливались сложные религиозные связи.

ПКС участвовали в поддержании социо-религиозного баланса в обществе. Их обслуживают лица, имеющие особый социальный статус: отшельники, паломники, трудники-пещерокопатели. Модели их поведения, символы и атрибуты сохраняются в пределах одной конфессии независимо от социальных и политических изменений в обществе. Это говорит о пещерничестве как стабильно воспроизводимой религиозной практике. Сегодня активизируется паломничество к православным пещерам на Дону. В конце 90-х гг. XX века в г. Волжском устроен подземный храм Иоанна Крестителя. Возобновляются традиционные коммуникативные системы, по которым циркулировала религиозно интерпретированная информация, служившая для интеграции значимой группы людей.

Среди 29 сектантов с. Никольское Пензенской области, принявших подземный затвор, ожидая конца света, в ноябре 2007 г., оказались четверо детей. Заточение привело к смерти нескольких затворников. Сектанты разорвали отношения со своими семьями, подвергли осуждению нормы существующего гражданского общества. Проблема таких религиозных девиаций требует глубокого осмысления. Исторически известны неоднократные случаи суицидов сектантов в пещерах. Актуальность работы заключена в выявлении комплекса условий воспроизводства пещерничества в культурно-религиозном, социальном, историческом аспектах.

Степень разработанности проблемы. Пещерничество в Нижнем Поволжье и Подонье исследовано не равномерно. Наиболее изучены пещеры Воронежской епархии. В конце XIX в. исторические сведения о пещерных монастырях в Воронежском Подонье публиковались в Воронежских епархиальных ведомостях и «Памятных книжках Воронежской губернии» Воронежского губернского статистического комитета. В 1889 г. вышла книга, без указания автора, «Белогорские пещеры», где уделено внимание епархиальной политике по отношению к Белогорским пещерам. С.Е. Зверев считал, что Дивногорские пещеры возникли до монгольского нашествия. Л.Б. Вейнберг полагал их основателями хазар. Член ВУАК В.Н. Тевяшов пришел к выводу, что пещеры в Дивах основали жители Маяцкого городища. О. А. Кременецкий и П.В. Никольский издали очерки истории монастыря в Дивах. Пещеры ими рассматривались как место православной аскезы. В 1910 г. вышла обобщенная работа П.В. Никольского «Пещерокопательство в XIX в.», посвященная истории пещерничества на Среднем Дону. Свой вклад в изучение пещер Воронежской епархии внесли: Д.М. Струков, А.А. Спицин. Н.Е. Макаренко установил планиметрическое сходство Каменнобродских и Дивногорских пещер. Но время возникновения этих пещер по-прежнему остается дискуссионным вопросом1.

В конце XIX – начале XX вв. саратовские краеведы упоминали об староверческих подземных скитах, но пещерничество не рассматривалось ими как историческое явление. Представители разных вероисповеданий оценивали пещерничество с разных позиций. А. Шалкинский и А.И. Флегматов считали, что пещерничество среди старообрядцев – это вид мошенничества или суеверия. А.Н. Жилкин и Л.Т. Мизякин, воспитанные в старообрядческой среде, видели в нем следование древней православной аскезе. Массовое самоубийство сектантов в пещере в Аткарском уезде Саратовской губернии было рассмотрено Ф.П. Коноваловым2. Он выявил взаимосвязь между жестокими преследованиями сектантов и появлением изуверских форм сектантских практик. Использование ПКС подпольниками как убежищ от Антихриста привлекло внимание Д.С. Варакина и И.К. Пятницкого3. Делая основной акцент на формы девиаций среди сектантов, они классифицировали подпольников как ответвление странничества.

Исследователи СУАК4 выделили пещеры в самостоятельную категорию исторических памятников, но описали лишь часть. Пещеры не были исторически интерпретированы. А. Кротков разделил антропогенные полости на «татарские», старообрядческие и разбойничьи. Ф.В. Духовников описал 25 пещер Саратовской губернии, выделив «татарские», разбойничьи и неизвестного происхождения. А. Минх описал некоторые пещеры Нижнего Поволжья. Все исследователи отмечали, трудности при осмотре пещеры, их малоизученность.

С 1917 г. внимание ученых к ПКС в Нижнем Поволжье и Подонье падает. В 20-е гг. XX в. Ф. Баллод описал пещеры Уракова бугра и в Елшанском овраге Царицынского уезда в «Приволжских Помпеях». Общие сведения о подземных сооружениях собраны А. Ильиной и П. Шишкиным5. Их материалы использованы в своде сведений о древностях Т.Н. Рогатиной6. Ею собраны сведения о 15 пещерах и ПКС. В 1935 г. Ф.М. Путинцев7 описал пещеры с. Заплавного, критиковал секту еноховцев с атеистических позиций. Интерес к пещерам Среднего Дона активизируется в 70-х гг. Их исследует и картографирует Воронежская спелеологическая секция. В 1985 г. В.И. Плужников8 в статье анализирует их устройство, выделяет периоды их функционирования, условия возникновения. С 90-х гг. растет внимание к проблемам пещерничества в России, и в Нижнем Поволжье и Подонье. В 1999 г. А. Казаманова и Е. Фатьянова9 опубликовали работу о подземном монастыре в Вавиловом Доле Саратовской области. Т.А. Башлыкова описала историю обнаружения еноховских пещер в г. Волжском и опубликовала их план. Но она не рассматривала Безродненских пещерокопателей в общей системе еноховских сект, создававших собственные ПКС в Заволжье. Описаниям Царицынских подземелий уделяла внимание Е.Г. Жорова10. Отдельные сведения об использовании подземных полостей на территории ОВД встречаются в работах Б.С. Лащилина, С.П. Синельникова, М.Н. Луночкина11. В 2002 г. В.В. Серебряная в книге «Культовое зодчество Волгоградской области» поместила описание Усть-Медведицкого монастыря и план пещер игуменьи Арсении. Но ее работа посвящена наземному храмовому зодчеству, поэтому пещерничеству как явлению внимание в работе почти не уделялось.

В настоящее время разрабатывает вопросы хронологии, типологии, семантики культовых пещер Среднего Дона В.В. Степкин. Но сфера его интересов почти не затрагивает ОВД и совсем не касается Нижнего Поволжья. В 2007 г. вышла монография Ю.Ю. Шевченко, посвященная феномену пещерничества. Он, проанализировав устройство пещерных храмов Среднего Дона, сделал вывод о возникновении Дивногорских пещер не позднее VIII века. Автор не ставил цель проследить отношение церкви и государства к пещерничеству на юге России. Многие ПКС Нижнего Поволжья оказались за пределами его внимания. Типологии антропогенных полостей были посвящены работы В.М. Слукина, Ю.А. Долотова, В.Н. Дублянского12.

Семантикой православной пещерной аскезы13 занимались Т. Петрова, П. Малков. В работе иеромонаха Иосифа (Марьян) упоминается об использовании пещер в культе местночтимых святых Астраханской епархии.

Постоянно поступает информация о прежде неизвестных памятниках, а выявленные ПКС по-прежнему недостаточно изучены. Пещерничество в Нижнем Поволжье и Подонье не проанализировано как социальное явление, воспроизводимое в определенных социо-культурных условиях. Не изучена проблема отношения к почитанию пещер и пещерокопательству светских и церковных властей в синодальный период.

Объект исследования: культовые пещеры в Нижнем Поволжье и Подонье, образовавшиеся во второй половине XVII – начале XX веков.

Предмет исследования: изучение комплекса факторов, способствующих воспроизводству пещерного подвижничества в Нижнем Поволжье и Подонье как религиозно-культурного, социального, исторического феномена.

Цель исследования: выявить основные этапы, характер и региональные черты пещерного подвижничества Нижнего Поволжья и Подонья во второй половине XVII – начале XX веков.

Для выполнения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- выявление основных форм, моделей действовавших культовых подземных сооружений, специфики их функциональной нагрузки;

- определение степени распространенности пещерничества в различных конфессиях Нижнего Поволжья и Подонья и места скопления ПКС;

- раскрытие форм сакрализации пещеры в народной религиозности;

- рассмотрение форм религиозного опыта в пещерничестве в различных конфессиональных группах;

- установление социальных и религиозных факторов, влияющих на воспроизводство пещерного подвижничества в Нижнем Поволжье и Подонье;

- определение характера, путей и этапов распространения пещерничества в изучаемом регионе;

- выявление отношения светской власти и православной церкви к православному и иноконфессиональному пещерничеству;

- раскрытие особенностей динамики пещерничества в Нижнем Поволжье и Подонье во второй половине XVII – начале XX веков.

Методологической основой диссертации являются принципы историзма и объективности, позволяющие исследовать религиозную практику пещерного подвижничества в разных аспектах. В работе над темой применен комплекс методов исторического исследования, что позволяет максимально полно интерпретировать полученные многообразные исторические факты. Структурно-функциональный метод позволил выделить региональные и конфессиональные формы и модели ПКС, уточнить функции различных ПКС. Для изучения закономерностей воспроизводимости пещерничества как явления, основанного на комплексе пространственных, социальных и религиозных отношений, был применен историко-системный подход. Структурно-семантический подход способствовал выявлению элементов почитания пещер как сакрального пространства в этот период. Историко-сравнительный метод позволил сравнить формы религиозного опыта пещерничества в различных религиозных группах региона. Для изучения динамики явления пещерничества в рамках диахронного подхода применен историко-генетический метод, позволивший проследить закономерности в развитии пещерничества в разных конфессиях.

Хронологические рамки исследования определены второй половиной XVII – началом XX вв. С середины XVII в. появляются первые сведения о культовых пещерах – преимущественно подземных кельях и монастырских комплексах. К началу XX века здесь проявляется все многообразие форм ПКС и конфессиональное разнообразие пещерничества.

Источники, привлеченные к исследованию проблемы пещерничества в регионе, можно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся культовые подземные сооружения, доступные для исследования, и результаты их обследования.

На территории Воронежской епархии В.В. Степкиным, В.И. Плужниковым исследованы пещерные монастыри: Троице-Никольский Холковский, Шатрищегорский Преображенский, Успенский Дивногорский, Белогорский Воскресенский монастыри, на территории ОВД пещеры Мигулинского монастыря. Публикации этих исследователей используются в диссертационной работе. Среди сектантских ПКС план пещер еноховцев в с. Безродное (г. Волжский) был отснят в 1961 г. топографической Северо-Кавказской экспедицией «Союзмаркштрест».

Автор в 2000 г. исследовал пещеры Каменнобродского Свято-Троицкого монастыря; в 2002, 2004 г. проведена топосъемка пещер игуменьи Арсении при Усть-Медведицком монастыре. В 2002 г. обнаружена пещерная келья при хуторе Мелоклетский. Обследовано место пещерного скита в урочище Подгорском. В 2003 г. автором осмотрены остатки подхрамового хода под Сретенским храмом ст. Михайловской; исследована пещера отшельника в Хвалынском национальном парке. В 2005 г. проведены работы по выявлению и обследованию старообрядческих землянок в Пятипской балке. В 2003 г. обследовано местоположение сектантских пещер близ с. Заплавное и собрана устная информация об устройстве пещер. По воспоминаниям казаков-старообрядцев реконструировано устройство старообрядческих подземных скитов в балках Караичевой, Каменный и Церковный провал. Выявленные ПКС картографированы и представлены в приложении.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»