WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Рисунки участников сражения являются наиболее искренними и правдивыми откликами. Образные решения темы войны, Родины, героя в этой группе изобразительных источников существенно отличаются от печатной пропаганды и фронтовой графики гражданских художников. Главной ценностью и объектом внимания для художника-солдата является человек. И профессиональные художники, и любители демонстрируют в портретах глубину понимания человека, дают точные психологические характеристики.

Участие в сражении, потребовавшее сверхнапряжения сил, не способствовало рисованию. Большинство рисунков относится к наступательному периоду. А немногочисленные примеры портретов оборонительного этапа честно демонстрируют физическую усталость, состояние тревоги и эмоциональное напряжение. Находясь в гуще событий мирового значения, сами защитники Сталинграда не могли осмыслить его размах и результаты. Этим объясняется отсутствие пафоса, подчеркнуто героических сюжетов, парадности в портретах. Предложено сугубо рядовое, «житейское» описание и толкование происходящего. Показаны пограничные, между жизнью и смертью, эпизоды – бомбежка, переправа, в которых хаос и смерть воспроизведены с обезоруживающей объективностью. Виды Сталинграда и волжская природа редко встречаются в рисунках художников-солдат. Более распространено изображение моментов потрясения, солдатского быта, редких минут отдыха и, главное, фронтовых товарищей.

Рисунки участников битвы доказывают, что она оставила огромный след в их жизни.

В третьем параграфе «Художники-члены Союза советских художников о Сталинградской битве» на примере произведений гражданских художников раскрыта эволюция образа Сталинграда.

Продолжением практики использования творческой интеллигенции в агитационной, воспитательной и шефской работе на фронтах Великой Отечественной войны была командировка известных, официально признанных мастеров искусства А. Пластова, В. Ефанова, Г. Савицкого, Т. Гапоненко, В. Одинцова, Г. Ряжского, К. Финогенова в Сталинград. По собственной инициативе, пережив личное горе – смерть единственного сына, ходатайствовал о командировке в Сталинград профессор живописи Ф.С. Богородский, стремившийся, по его словам, «окунуться в войну в самом глубоком месте». Вскоре после сражения, на волне интереса к городу-герою, сюда прибывают Е. Кибрик, И. Михранянц, О. Соколова и другие. Профессиональная зрелость и мастерство, большая степень творческой свободы позволили им раскрыть тему Сталинграда разнопланово, с профессиональной наблюдательностью и глубоким пониманием сути произошедших событий.

Можно говорить о целостных авторских концепциях Сталинградской битвы. К. Финогенов – уроженец Царицына, создавая в рисунках дневник завершающего этапа сражения, зафиксировал главные вехи наступления и победу, облик города и отдельных участников боев, создал многообразную художественно-документальную летопись сталинградского триумфа. Как человек, потерявший здесь родителей, через изображение руин он донес мысль об обреченности Сталинграда и сталинградцев. Но в целом в серии преобладают возвышенно-эпические образы, а в подписях к рисункам – превосходные степени и бравурный тон.

Письма Ф.С. Богородского демонстрируют, как постепенно он избавлялся от иллюзий «романтики войны», несколько покровительственного отношения к простым солдатам, пропагандистского образа Сталинграда, которому дал емкую характеристику – «город-мученик». Его наблюдения о проявлениях русского национального характера, о выдержке, живучести, скромности рядовых участников битвы не банальны, глубже и честнее прямолинейных пропагандистских штампов.

Сталинградские зарисовки известного живописца, лауреата Сталинской премии, плакатиста «Окон ТАСС» Г.К. Савицкого обращают на себя внимание отсутствием выраженных идеологических установок. Художник фиксирует фрагменты военного времени как значимые, наполненные глубоким смыслом. По мере погружения в гущу сталинградских событий прослеживается смена эмоционального состояния художника. На фронте он работает быстро, густо заштриховывает поверхность листа и черным по черному передает размах и спрессованность событий и персонажей. В изображении немецких солдат фиксируется обезличивающее бесправие плена и драма людей, обреченных на потерю человеческого облика и смерть.

По глубине постижения характеров и ситуаций к рисункам Г.К. Савицкого близко понимание Сталинграда Е.А. Кибриком. Этот известный ленинградский график выразил подлинный смысл сражения через разностороннее раскрытие темы руин и сцен обыденной жизни возвращающихся жителей города. Рисунки с угнетающими душу видами разрушений, не предназначенные для публичного показа и не востребованные современниками, не вписывались в оптимистичный строй официального образа Сталинградской битвы, более тридцати лет после создания не демонстрировались, и сейчас еще мало известны.

Особую группу составляют работы женщин-художниц (Н. Черниковой, И. Михранянц, В. Орловой, О. Соколовой), воспринимавших Сталинградскую битву прежде всего как человеческую трагедию, разрушение домашнего очага и гармонии мирной жизни.

Своеобразием отличается творчество художников-сталинградцев, в котором присутствует противоречие между культивируемым на официальном уровне героическим образом Сталинграда и их собственным опытом, ощущениями и переживаниями. Стремясь сохранить в рисунках руин черты довоенного города, они поставили вопрос о последствиях Сталинградской битвы, уничтожившей не только здания, но особый мир людей, культурный слой и преемственность поколений, которые невозможно восстановить.

В заключении подведены основные итоги исследования.

Сталинградская битва – переломный этап в ходе Великой Отечественной войны, после которого не только сложилась новая военно-стратегическая картина соотношения сил противоборствующих сторон, но изменились настроения, поведение и ожидания миллионов советских людей, пришла уверенность в окончательной победе. Современники ясно осознавали значение этого сражения, но его научное осмысление еще не завершено.

Одним из развивающихся направлений проблематики Сталинградской битвы является изучение духовных факторов победы. Рассмотрение места и роли советских художников в создании идейно-политической базы и духовных ориентиров в деле отпора врагу – актуальная научная задача.

В ходе сражения и непосредственно после него создавалась обширная изобразительная летопись, которая в качестве исторического источника обладает специфическими особенностями.

Весь комплекс произведений представляет собой две группы. Первая – произведения, служившие целям политической пропаганды, прежде всего массовая политическая графика. Вторая – фронтовые рисунки, не предназначавшиеся для тиражирования, а являвшиеся непосредственным откликом художников на события. Для современников подобное деление не было очевидным, однако, ирония и недоверие к произведениям, не отражавшим реалии войны, не соответствующим умонастроениям народа, звучали.

Сопоставительный анализ двух направлений творческой деятельности художников рассматриваемого периода свидетельствует о противостоянии и взаимном влиянии идеологических установок, переданных визуальной пропагандой, и общественного мнения.

Художественные изобразительные источники позволяют изучать сложное и многогранное прошлое при помощи образов своего времени. В совокупности с эпистолярным наследием субъективные по своей природе произведения искусства раскрывают мир чувств и переживаний людей, представляют «человеческое измерение» исторического события.

Искусство плаката оказалось наиболее востребовано в этот драматичный период истории Великой Отечественной войны. Произведения массовой политической графики, способные вмещать глубокое содержание и передавать его в яркой, запоминающейся форме, стали неотъемлемой частью визуального фона эпохи, показателем доминирующих политических установок и социальных настроений. Облик плакатного героя являлся и обобщенным образом народа в войне, и предлагаемым властью идеалом героя и гражданина.

Художники, работавшие в сфере политической графики, должны были предугадать доминирующие в обществе тенденции и создавать произведения, учитывающие их. Они получали конкретные указания и рекомендации со стороны органов пропаганды, пристально отслеживающих настроения в армии, в тылу, на оккупированных территориях. Многократно тиражируемая идея прочно входила в сознание людей.

Сталинградское сражение стало интеллектуальным вызовом художникам. Произведения искусства демонстрируют напряженную работу по осмыслению происходящего, поиск лучших, наиболее убедительных способов рассказать о нем. Индивидуальное авторское видение темы, обусловленное разницей мотиваций, уровнем профессионализма и жизненным опытом художников, дает многоликий образ Сталинграда. На сопоставлении разных взглядов можно говорить об устойчивых характеристиках сражения: Сталинградская битва мыслится как гуманитарная катастрофа, предел сил и возможностей человека, хаос и тотальное разрушение; человек представлен художниками как сила, способная противостоять стихии войны; сталинградский пейзаж понимается не просто видом города, а способом осмысления понятий «Родина», «родная земля», «родной дом»; осознается значимость фронтовых рисунков, присутствует понимание, что смыслы, заложенные в них, будут важными историческими свидетельствами.

В ходе Сталинградской битвы произошла активизация политико-воспитательной работы в советской армии, среди населения СССР, находящегося как в тылу, так и на оккупированных территориях, а также спецпропаганды. Особенно увеличилась роль визуальных средств пропаганды. Ход сражения широко освещался в массовой политической графике как на уровне событий и действующих лиц, так и на уровне результатов, представленных преимущественно триумфальными, победоносными.

Вопросы цены победы и ответственности официальной пропагандой не рассматривались. Сюжеты, показывающие жертвы и разрушения, вытеснены в сферу авторской военно-фронтовой графики, как и образ главного действующего лица битвы – солдата.

Многоликость сражения, многообразие социального и национального состава участников Сталинградской эпопеи трактуются по-разному: изобразительной пропагандой создан обобщенный образ советского народа, олицетворяющий собирательное «мы». В военно-фронтовом рисунке подчеркивается уникальность, неповторимость, ценность жизни конкретного человека, наблюдается противостояние обезличиванию пропаганды.

Проанализированный изобразительный материал позволяет говорить о смене векторов эволюции советской пропаганды на переломе Сталинградского сражения и переходе к широкомасштабному наступлению. В практике официально ангажированного искусства умело использовали в целях воздействия на сознание участников сражения и гражданское население такие качества фронтовой графики, как документальность, фактологическая насыщенность, одухотворенность. Это способствовало расширению и усилению визуальной пропаганды и ее эффективности. После начала контрнаступления советских войск под Сталинградом произошло возвращение к методам довоенной практики воздействия и образу вождя.

В ходе Сталинградской битвы обозначились две линии художественного осмысления произошедшего, не противоречащие действительности: героическая, мифологизирующая сражение, и трагическая, заостряющая вопрос цены победы. На взаимодействии и внутреннем противостоянии этих направлений в дальнейшем развивалось как искусство, так и историография Сталинградской битвы.

В приложениях даны репродукции произведений советских художников 1942–1945 гг., которые иллюстрируют ключевые положения исследования.

Публикации в журналах, входящих в список ВАК:

  1. Огаркова, Е.В. «Просто, без прикрас, очевидно …» Сталинград в натурных зарисовках советских художников 1943 года // Родина. – 2008. – №5. – С. 47–50. (0,4 п.л.).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Огаркова, Е.В. Прошлое в культурном диалоге настоящего: Сталинград глазами русского и немецкого художника // «Наука, искусство, образование в III тысячелетии», III Международный научный конгресс (2004; Волгоград). III Международный научный конгресс «Наука, искусство, образование в III тысячелетии», 7–8 апреля 2004 г.: [материалы]. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004. – С. 264–269. (0,3 п.л.).
  2. Огаркова, Е.В. Историко-художественный феномен фронтового рисунка // VIII Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области, научно-практическая конф. (2003; Волгоград). Научно-практическая конференция «VIII Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области», 11–14 нобря 2003 г.: [тезисы докладов]. – Волгоград: Изд-во ВАГС, 2004. – С. 97–99. (0,15 п.л.).
  3. Огаркова, Е.В. Историко-художественный аспект изучения изобразительных источников периода Сталинградской битвы // «Южный Урал – великой Победе», региональная научно-практическая конф. (2005; Оренбург). Региональная научно-практическая конференция, посвященная 60-летию Победы над гитлеровской Германией «Южный Урал – великой Победе»: [материалы]. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2005. – С. 179–184. (0,25 п.л.).
  4. Огаркова, Е.В. Художница из Сталинграда Надежда Елисеевна Черникова // Труды Волгоградского центра германских исторических исследований. Вып. 4. «Женщина и война. 1941–1945. Россия и Германия», международная научная конференция (2005; Волгоград). Международная научная конференция «Женщина и война. 1941–1945. Россия и Германия». 12–13 мая 2005 г.: [материалы]. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006. – С.76–82. (0,4 п.л.).
  5. Сталинград Надежды Черниковой. Рисунки 1942–1948 годов: альбом / составитель Е.В. Огаркова. – Волгоград: ООО «Экспресс-печать», 2005. (0,2 п.л.).
  6. Лев Алексеевич Крылов (Далингер). Живопись. Графика: альбом / автор-составитель Е.В. Огаркова. – Волгоград: ООО «Экспресс-печать», 2007. (0,3 п.л.).
  7. Огаркова, Е.В. Историческая память и духовные основы российского менталитета (опыт проекта «Немецко-русская мастерская истории») // «Духовно-нравственное воспитание в пространстве современного образования», региональная научно-практическая конф. (2007; Волгоград). Региональная научно-практическая конференция «Духовно-нравственное воспитание в пространстве современного образования». 26 апреля 2007 г.: [материалы]. – Волгоград: Изд-во ВГИПК РО, 2007. – С. 271–276. (0,3 п.л.).
  8. Огаркова, Е.В. Советская и германская изобразительная пропаганда в период Сталинградской битвы // Труды Волгоградского центра германских исторических исследований. Вып. 6. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 199-215. (0,8 п.л.).

Подписано в печать 20.11.2008. Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная.

Гарнитура Times. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,48.

Тираж 100 экз.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»