WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Был применен метод образно-стилистического анализа произведений, позволяющий раскрыть их содержание во взаимосвязи идейного замысла и средств художественной выразительности, используемых художником.

В качестве общенаучных методов применяются анализ, синтез, сравнение, обобщение.

Источниковая база исследования. Основную группу материалов составляют изобразительные источники – произведения советских художников, в которых отражена Сталинградская битва. По принципу назначения их можно разделить на две группы.

Первая – массовая политическая графика: плакаты, листовки, открытки, изданные в целях пропаганды большими тиражами. Ряд из них воспроизведен в тематических альбомах19, монографиях20, мемуарах художников21.

В исследовании проанализированы более 70 изображений пропагандистского характера, хранящихся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ)22, Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ)23, Государственном историко-мемориальном музее-заповеднике «Сталинградская битва» и Волгоградском областном краеведческом музее (ВОКМ).

Массовая политическая графика, следующая в русле государственной идеологии и являющаяся одним из способов пропагандистского воздействия, отражает официально признанную оценку Сталинградской битвы.

Вторая группа – фронтовые рисунки – уникальные исторические документы. Они помогают воссоздать психологический фон эпохи, без которого невозможно глубокое и всестороннее изучение прошлого, содержат личный взгляд художников, их мироощущение и понимание происходивших событий.

Рисунки, созданные в Сталинграде, малоизвестны. Как и произведения печатной политической графики, они хранятся в собраниях художественных, краеведческих, военно-исторических музеев, государственных и семейных архивах. Наиболее полно фронтовая графика представлена в собрании Музея-заповедника «Сталинградская битва». Рисунки сталинградских художников отложились в фондах Волгоградского музея изобразительных искусств (ВМИИ) и ВОКМ. Было проанализировано более 200 неопубликованных рисунков 1942–1945 гг., что позволяет в целом характеризовать комплекс изобразительных материалов диссертационной работы как достаточный для решения поставленных задач.

Важным источником по теме являются документы личного происхождения: письма, дневники и воспоминания художников (К. Финогенова, Е. Кибрика, П. Баранова, В. Давыдова, В. Корецкого, Б. Ефимова, Е. Комарова, Ф. Богородского)24, военнослужащих, гражданского населения25.

Впервые введены в научный оборот неопубликованный дневник участника Сталинградской битвы А. Анурина, (РГАЛИ, фонд 1710 В.С. Гроссмана) и мемуары художника Л. Жданова, созданные в период с 1962 по 2000 гг. (Музей-заповедник «Сталинградская битва»). Данные источники содержат не только письменные свидетельства, но и рисунки, что повышает их значение для исследования.

Материалы интервью автора с волгоградскими художниками Н.Е. Черниковой, В.В. Ситниковым и Л.А. Крыловым, проведенных в 2004–2007 гг., а также неопубликованные воспоминания А.М. Николаева, председателя правления Сталинградского Союза художников с 1941 по 1947 гг., позволяют использовать факты их биографий для освещения деятельности сталинградских художников, создавших образы разрушенного города и его жителей.

В отличие от мемуаров военачальников, воспоминания художников, в том числе участников Сталинградской битвы, содержат сведения о повседневности войны, наблюдения о рядовых защитниках Отечества. В период, когда солдатские мемуары не издавались, «голоса» художников-фронтовиков противостояли пафосу государственной политики памяти.

Рассмотреть творчество художников в контексте политики советского государства в сфере идеологии и культуры позволило обращение к документам партийных и государственных органов. Постановления Политбюро, оргбюро и секретариата ЦК демонстрируют изменения отношений интеллигенции и власти, произошедшие в ходе войны, в сторону усиления контроля, отражают сложные политические интриги по поводу поощрений тех или иных деятелей искусства26.

Делопроизводственные документы, докладные записки начальнику Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г. Ф. Александрову о тематике докладов, лекций и бесед, о содержании вопросов, задаваемых докладчикам по теме «Текущий момент Великой Отечественной войны», о работе выездных редакций «Правды» и «Комсомольской правды», материалы фронтовой газеты «За родину» содержат сведения о рекомендуемых направлениях, формах и методах пропагандистской работы, касаются вопросов управления периодической печатью и издательским делом, свидетельствуют о реакции населения страны на политику в области идеологии27.

Документы о хозяйственной деятельности государственных учреждений культуры и органов управления: отчет по обследованию работы учреждений искусств республик Северного Кавказа и окружного центра Сталинградской области – Астрахани за 1943 г.; планы работы Государственной художественной мастерской по выпуску плакатов и «Окон ТАСС» за 1942–1943 гг. (РГАЛИ. Ф. 2075); годовые отчеты и списки литературы, выпущенной Сталинградским областным книгоиздательством в 1943–1944 гг. (ГАВО. Ф. 6281) позволяют оценивать значение, которое придавалось работе творческой интеллигенции в рассматриваемый период, состояние искусства в регионах, освобожденных от оккупации в 1943 г., и агитационной тематики после окончания Сталинградской битвы.

Использование в диссертации документов Комитета по делам искусств при СНК СССР за 1941–1945 гг.28 – приказов, директивных писем, докладов и отчетов творческих коллективов дает возможность оценить степень авторской свободы художников, данных «сверху» профессиональных ориентирах и идеологических установках.

Важную роль в исследовании играют донесения, спецсводки, докладные записки, спецсообщения «о перлюстрации красноармейской почты», протоколы допросов военнопленных периода Сталинградской битвы, позволяющие судить о реакции военнослужащих Красной Армии и вермахта на действия «своих» и «чужих» пропагандистов, содержат сведения о морально-психологическом состоянии гражданского населения, красноармейцев и противника на этапах сражения, данные об использовании с обеих сторон листовок, как наиболее распространенного способа воздействия29.

Важным источником для рассмотрения темы явилась периодическая печать. Специфика работы периодических изданий во время войны отразилась в документах Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и Главного политического управления Красной Армии30. Сравнение центральной («Правда», «Комсомольская правда», «Известия», «Красная Звезда») и военно-фронтовой периодики («Боевое знамя», «За нашу Победу», «За Родную Волгу», «На защиту Родины», «Советский богатырь», «Сын Отечества»), выходившей с июля 1942 г. по март 1943 г., позволяет соотнести проблематику политико-воспитательной работы с опытом визуальной пропаганды, сравнить, каким образом показана Сталинградская битва в центральной печати и в армейских, дивизионных газетах, которые читали солдаты на передовой.

Из публикаций газеты «Литература и искусство» почерпнуты сведения о выставках, отчеты художников о командировках в Сталинград, критические статьи.

Как исторический источник газеты воссоздают историко-хроникальный, социально-политический и психологический контекст творчества художников. В то же время, являясь одним из средств политической пропаганды, периодическая печать в прямой или завуалированной форме давала указания деятелям культуры и искусства о направлении творческих поисков.

Представленные виды источников являются достаточными для раскрытия темы диссертации.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • введен в научный оборот новый комплекс источников – художественные изобразительные источники, позволяющие представить взгляды современников на Сталинградскую битву;
  • рассмотрено соотношение «художественного» и «документального», определяющее своеобразие этой группы исторических памятников периода Великой Отечественной войны;
  • проведен сопоставительный анализ официальной визуальной пропаганды и военно-фронтовой графики неофициального характера и назначения;
  • привлечены работы самодеятельных авторов, ранее остававшиеся за пределами научных исследований;
  • обширный изобразительный материал классифицирован в зависимости от социального положения, жизненного опыта, профессиональных навыков создателей произведений, что позволило выделить общие и специфические черты образа Сталинграда в сознании современников;
  • предложен историко-художественный подход к изучению конкретного события, как один из перспективных в комплексном направлении исторических исследований и таким образом сделан вклад в методологическую базу изучения истории Великой Отечественной войны;
  • сочетание исторического и художественного аспектов характеристики явлений, связанных со Сталинградской битвой, позволило расширить границы ее рассмотрения, представив более разносторонне и объемно;
  • доказано, что обращение к памятникам художественной культуры необходимо в исторических исследованиях. Они позволяют дать «человеческое измерение» событий, вносят в науку критерии этической оценки.

Научно-практическая значимость. Результаты исследования могут быть полезны в научной, педагогической и музейно-выставочной работе при подготовке лекционных курсов по истории Отечества и истории культуры, теории и практики связей с общественностью, историческому и художественному краеведению, в организации выставок, подготовке научных публикаций и альбомов по истории отечественного искусства периода Великой Отечественной войны.

Рассмотренный в диссертации опыт визуальной пропаганды может применяться в коммуникационных технологиях на современном этапе, использование потенциала искусства в формировании имиджа государства актуально и необходимо.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены в докладах на конференциях, проходивших в Волгоградском государственном университете, Волгоградском государственном техническом университете, Волгоградской академии государственной службы, Волгоградском музее изобразительных искусств (2003-2008 гг.), в том числе международных: «Наука, Искусство, Образование в III тысячелетии» (Волгоград, 7–8 апреля 2004 г.); «Женщина и война. 1941–1945. Россия и Германия» (Волгоград, 12–13 мая 2005 г.); «Сталинградская битва. Взгляд через 65 лет» («круглый стол» «Историческая память о Сталинградской битве в современных коммуникативных технологиях», Волгоград, 1–2 февраля 2008 г.); на заседании коллоквиума Германского исторического института в Москве (27 сентября 2007 г.). По теме исследования опубликовано 7 статей, изданы альбомы: «Сталинград Надежды Черниковой. Рисунки 1942–1948 годов» (Волгоград, 2005) и «Лев Алексеевич Крылов (Далингер). Живопись. Графика» (Волгоград, 2007).

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы, дается анализ историографии проблемы, определяются хронологические рамки, объект и предмет, цель и задачи исследования, характеризуются методологическая и источниковая базы работы, определяется ее научная новизна и практическая значимость.

Глава I «Сталинградская битва в официальной изобразительной пропаганде СССР 1942-1945 гг.» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Советская массовая политическая графика периода Сталинградской битвы: художественные средства на службе пропаганды» рассматриваются основные темы и сюжеты советской изобразительной пропаганды, выявляется взаимосвязь военно-стратегической обстановки и изменений направлений и лозунгов пропаганды, ориентированной на советское население, военнослужащих Красной Армии и противника.

Повторение летом 1942 г. широкомасштабного отступления, потеря больших территорий страны, неизвестность судьбы миллионов соотечественников, оказавшихся в плену или оккупации, вызвали рост критики в адрес советского руководства. Сотрудники НКВД зафиксировали факты панических настроений и негативной оценки работы средств массовой информации. В сложившихся обстоятельствах власть осознала опасность контраста между реальным положением дел и официальной оценкой событий.

Важная роль в усилившейся политической работе отводилась массовой политической графике, претерпевшей в период Сталинградской битвы существенные изменения: визуально подкрепляя лозунг «Ни шагу назад!», художники начали отказываться от символико-аллегорической концепции плакатов, бравурного оптимизма и однообразного показа врага и советского солдата. Фронтовики знали цену героических поступков. Подвиг нужно было показать честно, подготовить бойца к встрече с врагом.

В период битвы за Сталинград предметом массовой пропаганды стали примеры самопожертвования. Внушается мысль, что от каждого солдата на передовой зависит судьба страны и народа. Отображая героизм советских воинов, художники столкнулись с проблемой преодоления противоречия между документальностью факта и его художественным воплощением, уникальностью подвига и требованием пропаганды унифицировать, свести поступок человека к образу-символу, знаку. В показе советского воина произошла смена приоритетов в сторону жизненной достоверности, психологической углубленности и выразительности.

Мобилизационная функция искусства не ограничивалась созданием образа Героя. Важно было обоснование необходимости жертвовать собой и обязанности убивать. В этом направлении развивались две тематические линии: образ Родины и любовь к ней; ненависть к врагу и жажда мщения. Первоначально доминировала идея говорить о Родине с позиции победоносных страниц ее истории и преемственной связи героев прошлого и настоящего. Применительно к Сталинграду подчеркивалось, что в ходе Гражданской войны он уже оказывался в фокусе переломных моментов отечественной истории. Однако этого было недостаточно для поддержания патриотических чувств на максимально высокой ноте.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»