WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В числе опубликованных статистических источников по отечественной истории России XIX в. особое место занимают по информационной насыщенности, а отсюда и важности, материалы рассматриваемой переписи. Они являются одним из общепризнанных ведущих официальных источников статистического содержания.

Сведения о волжских калмыках нашли отражение в материалах переписи по Астраханской губернии. Последние составили тетради I и II. В тетради I, опубликованной в 1899 г., собранные сведения представлены таблицами и приложением. Тетрадь II, опубликованная в 1904 г., включала более объёмные переписные данные, чем тетрадь I. За прошедшее 20-е столетие, начиная с момента публикации материалов переписи, основная Заглавная таблица по Астраханской губернии тетради I всесторонне исследователями-калмыковедами не использовалась. Между тем сгруппированные выборочно в названную таблицу показатели составители материалов переписи считали самыми важными, объективно отвечавшими требованиям тогдашнего развития страны, в которой был уже завершён промышленный переворот. Россия вступила в новую индустриальную эпоху, выдвинувшую на первый план вопрос об экономических ресурсах, в частности, о её земельных, трудовых резервах и о степени готовности последних к преобразованиям страны.

Анализ содержания Заглавной таблицы позволяет заключить, что земельная площадь Калмыцкой степи на конец XIX в. составляла 35,45% всей территории губернии. В ней была самая низкая плотность населения (1,91 человек на 1 квадратную версту), грамотность (3,7%), а также численность временно прибывавших (753 чел.), особенно число иностранных подданных (1 чел.). В Калмыцкой степи проживало около 13% (128573 чел.) населения всей губернии, которое следует понимать как людей разных национальностей (калмыков и других). В составе населения преобладали мужчины - 66923 чел., численность женщин составляла 61650 чел.

Во втором параграфе подробно проанализирована группа исторических источников, дающих возможность произвести структурный анализ состава населения волжских кочевий калмыков.

Исходя из поставленной цели – дать более полную демографическую характеристику населения волжских кочевий калмыков, были рассмотрены показатели, приведённые в других таблицах, содержащих сведения о месте рождения, половозрастном, семейном и сословном составе населения кочевий. Они дополняют и расширяют проанализированные данные Заглавной таблицы.

Изучение ареала распространения населения калмыцких кочевий показало, что по месту рождения и проживания калмыки характеризовались как слабо мобильные, т.е. ограниченные в пространственном перемещении. Иначе говоря, материалы переписи зафиксировали факт сильного влияния на уклад жизни калмыков кочевого способа хозяйствования, прочности его традиций и обычаев, несмотря на начавшееся иноэтническое окружение.

Анализ таблиц со сведениями о половозрастном составе калмыков волжских кочевий позволяет говорить о том, что калмыцкий этнос отмечался, на первый взгляд, позитивной структурой возрастного состава – преобладанием молодых. Такая структура складывалась в результате низкой продолжительности жизни, высокой рождаемости. Таким образом, перепись показала неблагополучную демографическую ситуацию в Калмыцкой степи.

Брачно-семейное положение в Калмыцкой степи в конце XIX в. характеризовалось достаточно высокой долей лиц, находившихся в браке. Браки, составлявшие ядро общества, имели устойчивый характер. По материалам переписи населения процент разведённых был незначительным. Высоким был удельный вес вдовых лиц. Характер брачности населения в значительной степени был обусловлен ранним вступлением в брак. Он был благоприятен для воспроизводства населения: способствовал высокой рождаемости. Повышенная смертность в молодом возрасте способствовала как возможности для повторных браков, так и заметному увеличению вдовых лиц. В конце XIX в. господствовала нуклеарная семья и моногамный брак.

Материалы переписи 1897 г. отразили определённую региональную специфику сословного состава калмыцкого населения. Социальная структура населения отличалась крайней малочисленностью дворянства (потомственного и личного). Одновременно наблюдался относительно высокий удельный вес лиц с правом почётного гражданства. Все это свидетельствовало о том, что происходило социальное вырождение представителей прежнего высшего привилегированного сословия, что свидетельствовало о втягивании калмыцкого населения в общероссийские экономические отношения.

Структура населения Калмыцкой степи по языковой принадлежности свидетельствует о том, что на момент проведения переписи население территории волжских кочевий уже стало полиэтничным. Значительную его долю составили переселенческие крестьяне из сопредельных и дальних регионов. В итоге Калмыцкая степь начала терять черты мононациональности, и в ней усилились встречные миграционные потоки населения.

В заключении подведены основные итоги диссертационного исследования, сформулированы выводы:

Массив исторических источников по теме исследования весьма обширен и представляет различные виды, отличающиеся не только по содержанию, но и происхождению. Многие из них не вводились в научный оборот, а если отдельные использовались, то фрагментарно и без должной источниковедческой критики. Большую группу исторических источников составляют статистические материалы, возникшие в текущем делопроизводстве местных органов управления, а также в специальных учреждениях. Однако из-за разбросанности статистического учёта и разнотипности методики сбора и учёта сведений эти материалы требуют тщательного критического анализа. При этом ещё следует учитывать особенности методики учёта кочевого населения, влиявших на полноту и достоверность статистических материалов.

Анализ литературы как источника по затронутой проблематике свидетельствует, что отдельные сведения из них извлекались и вводились в научный оборот, чаще всего - из официальных документальных материалов. Большинство исследователей оперировали историческими источниками по демографии калмыцкого населения лишь для воссоздания в той или иной степени полноты воспроизводимой ими исторической картины и не более того. В связи с этим весь комплекс исторических источников по демографии ими почти не привлекался.

Для всестороннего освещения демографической истории калмыков требуется выявление и введение в научный оборот различных исторических источников, особенно материалов переписей. С утратой этих источников по тем или иным причинам возрастает значимость тех авторских исследований, в которых эти источники использованы.

Однако в XIX-XX вв. исследователи значительно расширили круг источников, в том числе и по демографической истории калмыков. С введением в практику государственного управления массовых статистических источников появилась возможность для системного и углубленного анализа их по разным демографическим параметрам. Особенно это проявилось во второй половине XIX в. на примере анализа не только делопроизводственной документации, но и разного рода статистических материалов. В числе последних особое место занимают материалы Первой всеобщей переписи населения 1897 г. Ряд авторов ввели в научный оборот её сводные итоговые данные, касавшиеся общей суммарной численности калмыцкого населения, не привлекая других демографических характеристик, которые не менее важны в воссоздании истории калмыцкого народа.

Материалы Первой всеобщей переписи населения дают наиболее полную, достоверную, уникальную информацию по демографической истории калмыков волжских кочевий. Конкретный анализ всех показателей опубликованных материалов Первой всеобщей переписи населения России 1897 г. свидетельствует о том, что они представляют большую источниковую ценность не только в целом по истории, в том числе демографической, Астраханской губернии конца XIX в., но и Калмыцкой степи, где проживала основная часть калмыков, а именно волжские.

На основе материалов переписи подробно исследованы демографические характеристики населения волжских кочевий калмыков, отражавшие место рождения, половозрастной, семейный и сословный состав, языковую принадлежность.

Детальное рассмотрение содержания Заглавной таблицы материалов всеобщей переписи позволяет заключить, что концепция проводившейся переписи состояла в том, чтобы выявить не столько национальный состав губернии, сколько его общую численность, степень мобильности, уровень грамотности, а также общую земельную площадь Калмыцкой степи и уездов Астраханской губернии. Полученные результаты переписи свидетельствовали о том, что Калмыцкая степь была одним из обширных по занимаемой земельной площади, но малонаселённых районов Астраханской губернии с низкой грамотностью населения. Материалы переписи 1897 г. показали, что Калмыцкая степь на тот период была источником хозяйственных и трудовых ресурсов, а её земельные ресурсы пока оставались невостребованными. На этом основании можно сделать вывод о том, что в условиях индустриально-аграрного развития России Калмыцкая степь относилась к числу регионов, которая была не субъектом, а объектом капиталистического развития.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях:

Статья в рецензируемом научном издании, рекомендованном ВАК для апробации основных результатов диссертации на соискание учёной степени:

1. Оконова, Л.В. Законодательно-актовые источники XIX в. по учёту населения калмыков / Л.В. Оконова // Научная мысль Кавказа. Ростов на Дону: Изд-во Сев. - Кавказ. науч. центра высш. шк.– 2006. – № 3. – С. 37-41 (0,4 п.л.).

Публикации в других научных изданиях:

2. Бадняева, Л.В. К вопросу о численности населения калмыцких улусов после 1771 года / Л.В. Бадняева // Калмыки и их соседи в составе Российского государства: Материалы международной научной конференции (7-11 сентября 2001, Элиста). - Элиста: АПП «Джангар», 2002. – С.55-62 (0,5 п.л.).

3. Бадняева, Л.В. Ревизские сказки как источник по истории Калмыкии / Л.В. Бадняева // Вестник КИГИ РАН. - Вып.17. – Элиста: АПП «Джангар», 2002. – С.232-236 (0,4 п.л.).

4. Оконова, Л.В. К вопросу о численном составе Калмыцкого ханства (кон. 60-70-х гг. XVIII в.) / Л.В. Оконова // Молодёжь в науке: проблемы, поиски, перспективы: Сб. науч. ст. - Вып.2. – Элиста: ОАО «АПП «Джангар», 2005. – С.106-113 (0,5 п.л.).

5. Оконова, Л.В. О принципе учёта населения калмыков / Л.В. Оконова // Сарепта: Историко-этнографический вестник. - Вып.2. - Науч. изд. – Волгоград: ООО «МИРИА», 2006. – С. 191-204 (0,4 п.л.).

6. Оконова, Л.В. Демографические сюжеты в историческом калмыковедении (посл. треть XVIII – сер. XIX вв.) / Л.В. Оконова // Молодёжь и наука: третье тысячелетие: Материалы II республиканской научно-практической конференции (30 ноября 2005, Элиста). – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2006. – С.129-141 (0,5 п.л.).

7. Оконова, Л.В. Государственно-управленческие материалы России XVIII-XIX вв. как источник по демографической истории калмыков / Л.В. Оконова // Калмыкия – субъект Российской Федерации: история и современность: Материалы Российской научной конференции (6-7 октября 2005, Элиста) – Элиста: Изд-во КГУ, 2005. – С.238-246 (0,5 п.л.).

8. Оконова, Л.В. Статистические материалы как источник по демографической истории калмыков / Л.В. Оконова // Восток в исторических судьбах народов России: Материалы V Всероссийского съезда востоковедов (26-27 сентября 2006, Уфа). - Кн.3. – Уфа: Вили Окслер. 2006. – С.236-237 (0,3 п.л.).

9. Оконова, Л.В. Материалы Первой всеобщей переписи как источник по демографической истории Калмыцкой степи Астраханской губернии / Л.В. Оконова // XXIV международная научная конференция по проблемам источниковедения и историографии стран Азии и Африки: тезисы докладов (10-12 апреля 2007, Санкт-Петербург). – СПб., 2007. – С.120-122 (0,3 п.л.).

10. Оконова, Л.В. К вопросу изучения миграционного аспекта в демографической истории расселения калмыков / Л.В. Оконова // Этносоциальные процессы во Внутренней Евразии: Тематический сборник / Под ред. Ю.В. Попкова и А.П. Коновалова. – Вып. 9. -Новосибирск – Семей, 2008. С. 330-337. (0,6 а.л.).

11. Оконова, Л.В. Структурный анализ населения Калмыцкой степи Астраханской губернии (по материалам первой всеобщей переписи населения 1897 г.) / Л.В. Оконова // VI съезд востоковедов России: тезисы докладов (17-21 сентября 2008, Улан-Удэ) – М.: ИВ РАН, 2008. – С.70-72

Подписано в печать 17.11.2008 г.

Формат 60x84/16. усл. печ. л. 1,3.

Бумага офсетная. Заказ № 24. Тираж 120 экз.

Отпечатано в Лаборатории научно-технического

и информационного обеспечения

Калмыцкого института гуманитарных исследований

Российской академии наук

358000, Элиста, ул. Илишкина, 8


1 Гмелин С.Г. Путешествия по России для исследования трёх царств естества. Ч. 2. СПб., 1777; Лепёхин И.И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства 1768 и 1769 года. - СПб., 1795 - Ч.1.; Георги И.Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, вероисповеданий и прочих достопамятностей. - СПб., 1779. - Ч. 4.

2 Рычков Н. Дневные записки путешествия капитана Николая Рычкова в киргиз-кайсацкие степи в 1771 г. - СПб., 1772. - С. 55.

3 Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям (местам) Российского государства. СПб., 1771-1776. - Ч. 1-3.

4 Георги И.Г. Указ. соч. - СПб., 1779. - Ч. 4.

5 Ровинский И.В. Хозяйственное описание Астраханской и Кавказской губерний по гражданскому и естественному их состоянию в отношении к земледелию, промышленности и домоводству. - СПб., 1809; Страхов Н.И. Нынешнее состояние калмыцкого народа с присовокуплением калмыцких законов и судопроизводства, десяти правил их веры, молитвы, нравоучительной повести, сказки, пословицы и песни Савардин. - СПб., 1810; Н.Я. Бичурин (Иакинф) Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. - Элиста, 1991. - 2-е изд.; Нефедьев Н. Подробные сведения о волжских калмыках, собранные на месте Н. Нефедьевым. - СПб., 1834; Бюлер Ф.А. Кочующие и оседло живущие в Астраханской губернии инородцы // Отечественные записки. - 1846. - Т. 47. - №7; Небольсин П.И. Очерки быта Хошоутовского улуса. - СПб., 1852; Новолетов М.Г. Калмыки. Исторический очерк. - СПб., 1884; Житецкий И.А. Астраханские калмыки (наблюдения и заметки). Условия жизни …, формы труда… // Сборник трудов ПОИАК. - Астрахань, 1892.

6 Горлов И.Я. Калмыцкое народонаселение в России // УЗ Казан. ун-та. - Казань, 1840. - Кн. 1. - С. 163-165.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»