WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

ОКОНОВА Людмила Вячеславовна

МАТЕРИАЛЫ ПО ДЕМОГРАФИЧЕСКОМУ УЧЁТУ КАЛМЫКОВ ВОЛЖСКИХ КОЧЕВИЙ ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVIII-XIX вв. КАК ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

07.00.09 Историография, источниковедение

и методы исторического исследования

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Волгоград 2008

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Калмыцком институте гуманитарных исследований РАН

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор

МАКСИМОВ Константин Николаевич

Официальные оппоненты

доктор исторических наук, профессор

МУРАВЬЕВ Виктор Александрович

доктор исторических наук, профессор

УШАКОВ Николай Михайлович

Ведущая организация

ФАА ГУ Всероссийский научно-исследовате-льский институт документоведения и архивного дела

Защита состоится «24» декабря 2008 года в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.029.02 при ГОУ ВПО Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, Волгоград, проспект Университетский, 100

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградского государственного университета

Автореферат разослан «23» ноября 2008 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Редькина О.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Исследование источниковой основы демографической истории Нижнего Поволжья и Приуралья представляет значительный интерес, начиная с изучения сведений о том, кто стал их первопоселенцами, какие миграционные потоки племён и народов через них переливались, как это происходило, когда и по каким причинам они прекратились.

Одной из номадических групп, продвигавшихся из Азии в Европу, ставшей завершающей в этом растянувшемся, начиная с гуннов, процессе (IV в.), были ойраты - выходцы из Джунгарии (Западной Монголии). Они, появившись в конце XVI - начале XVII в. на юго-западных рубежах Сибири, обосновались в южной части евразийского приграничья Нижней Волги и Урала. Здесь им удалось, во-первых, утвердиться, во-вторых, они положили начало формированию новой монголоязычной народности - калмыки.

Изучение Нижнего Поволжья и Приуралья, их полиэтнического населения, в том числе ойратов-калмыков, неотъемлемо связано с историей Евразии. Глубокое изучение истории демографического учёта ойратов-калмыков ещё не получило должного освещения ни в отечественной, ни в зарубежной историографии. Основные причины этого заключаются в том, что многие исторические источники до сих пор не введены в научный оборот, а известные и используемые источники недостаточно подвергаются критическому анализу с точки зрения выяснения степени их репрезентативности. Всё это вызывает необходимость всестороннего и углубленного изучения не только известных исторических источников, но и других.

Вопросы источниковой базы демографической истории калмыцких кочевий, из которых базовыми стали волжские, относятся к числу малоизученных в исторической науке. Исследователи, как правило, освещают лишь итоговый количественный состав населения и в рамках определённого отрезка исторического времени, или вопросы источниковой базы демографической истории калмыков рассматриваются в связи с разноаспектными проблемами, то есть отрывочно, не всегда целенаправленно, а чаще всего иллюстративно. Специально и полно, особенно в источниковедческом аспекте, указанные проблемы изучались и изучаются недостаточно глубоко.

Степень изученности темы. При изучении историографии демографической истории калмыков периода 1771-1897 гг. необходимо иметь в виду её разноплановый и многоаспектный характер: она базируется на исторических источниках различных видов по содержанию и происхождению. Имеющаяся обширная литература по данной теме разделяется на отечественную и зарубежную историографию. Согласно современной классификации отечественная историография разделяется на дореволюционную, советскую и постсоветскую.

Основное достоинство дореволюционных исследований состоит в том, что учёные, описывавшие историю калмыцкого народа, являлись, как правило, современниками исследуемых ими эпох. В своих трудах они, опираясь на собственные полевые материалы, собранные эмпирическим методом, зачастую не привлекали другие виды исторических источников. Поэтому в дореволюционный период вопросы, связанные с характеристикой демографического состояния калмыков, их количественного учёта, не получили достаточного освещения.

Российская историческая наука стала пополняться сведениями о калмыках благодаря трудам исследователей XVIII века. Особенно ценны материалы экспедиций Российской академии наук 1768-1774 гг. во главе с известными учёными С.Г. Гмелиным, И.И. Лепёхиным, И.Г. Георги, П.С. Палласом и др. П.С. Палласом был исследован обширный регион: районы Урала, Поволжья, Северного Кавказа, Сибири, Персии и Китая. Помимо естественно-научных наблюдений и изысканий исследователям удалось собрать исторические, этнографические, лингвистические и другие сведения о народах указанных регионов. Особое внимание было обращено на выявление и сбор документальных источников, в частности древних рукописей и ксилографов. В опубликованных трудах этих экспедиций были приведены некоторые сведения о калмыках, их кочевой жизни и быте1. Несмотря на их фрагментарность и отсутствие источниковой информации сведений о демографическом состоянии калмыцкого населения, они внесли значительный вклад в изучение этнографии калмыцкого этноса.

Особенно возрос интерес к истории калмыков в связи с откочёвкой в 1771 г. значительной их части в Китай. В 1772 г. вышла работа Н.П. Рычкова, в составе отряда генерал-майора фон Траубенберга участвовавшего в преследовании покидавших Россию кочевников. Для изучения демографического учёта калмыков интерес представляют приведённые автором данные о численности ушедших калмыков2. Эти же сведения имеются в путевом дневнике академика П.С. Палласа, который он вёл во время экспедиции 1768-1774 гг., но они дополнены данными о численности калмыков, оставшихся в пределах России3.

Данные о численности калмыков в XVIII в. содержатся и в сочинениях академика И.Г. Георги. В связи с тем, что труды названных исследователей основаны на полевых материалах, их следует рассматривать и использовать как исторические источники4.

Указанные труды в изучении истории калмыков представляют не столько историографическую, сколько источниковедческую ценность. Исследователи, интересуясь больше жизнью и бытом калмыков, дают фрагментарные демографические характеристики, которые носят преимущественно частный, иллюстративный характер.

Исследовательский интерес учёных XIX века определялся общим процессом утверждения и развития капитализма в стране, подготовкой ряда реформ в области административного управления, суда, народного образования и социальных отношений. В связи с необходимостью введения в хозяйственный оборот новых земель, трудовых ресурсов началось активное изучение народов (в том числе и калмыков), ведущих кочевой образ жизни. Необходимо было установить рациональное использование имеющихся у них земельных угодий. В этом исследователи получали поддержку со стороны правительства.

К ведущим исследователям истории кочевых калмыков XIX в. относятся И.В. Ровинский, Н.И. Страхов, Н.Я. Бичурин, Н.А. Нефедьев, Ф.А. Бюлер, П.И. Небольсин, М.Г. Новолетов, И.А. Житецкий и другие5. В их сочинениях наряду с ценнейшими сведениями об этногенезе, этнографии, о способе хозяйствования имеются, хотя и отрывочные, неполные, но вполне достоверные статистические данные по демографической истории.

Ценность трудов названных авторов заключается в том, что их источниковая база была значительно шире, чем у предыдущих учёных, и состояла из различных видов исторических источников: наряду с полевыми материалами были использованы документальные источники, отложившиеся в результате деятельности государственных учреждений по управлению калмыцким народом. Эти труды как исторические источники имеют огромное значение в освещении истории калмыков, поскольку использованные авторами документальные материалы, созданные в процессе делопроизводства местных учреждений, не сохранились в архивах.

Впервые более полные сведения по демографии калмыков XVIII-XIX вв. попытался дать профессор Казанского университета И.Я. Горлов. В его статье «Калмыцкое народонаселение в России», опубликованной в 1840 г. в одном из научных трудов Казанского университета, на основе собственных подсчётов автора показана динамика численности калмыцкого населения начиная с 1771 г. и до конца 1830 г.6

В числе публикаций XIX в. выделяются также исследования К.И. Костенкова, главного попечителя калмыцкого народа7, предоставляющие учёным обширные, достоверные сведения по истории калмыков. В работе Костенкова «Исторические и статистические сведения о калмыках, кочующих в Астраханской губернии» особый интерес представляют разделы, анализирующие итоги переписей волжских калмыков 1862 и 1868 годов. Ценность этой книги определяется тем, что её автор был не только вдохновителем идеи проведения переписи, но и непосредственным участником в качестве организатора и руководителя, аналитика итоговых данных. Костенкову, хорошо знавшему традиции и обычаи калмыков, удалось не повторить ошибок предыдущих учётов численности кочевников, а самое важное – учесть специфические особенности в их учёте.

Известный биолог и патолог И.И. Мечников в «Трудах Русского географического общества» в 1873 г. опубликовал «Заметки о населении Калмыцкой степи Астраханской губернии», в которых он, анализируя статистические данные о численном составе волжских калмыков за 1862 и 1868 гг., заметил расхождение в данных о количественном соотношении мужчин и женщин, а также о их возрастных показателях. Учёный, обратив внимание на постепенное уменьшение женского населения, неравномерность распределения мужского населения по возрастному признаку, проанализировал причины данной демографической ситуации8.

В целом дореволюционные исследования о калмыках носили комплексный характер, преимущественное внимание уделялось этнографическим аспектам. Следующая их особенность состоит в ограниченности источниковой базы, преобладающее место занимали материалы, добытые эмпирическим методом. Поэтому в этих исследованиях не получили освещение многие вопросы истории, в частности демографии калмыков.

Новый этап в изучении демографической истории калмыков на основе более широкого круга исторических источников приходится на советскую эпоху. К числу первых работ по данной проблеме относится сочинение А.А. Лебединского9. А.А. Лебединский, опираясь на документы статистического характера, хранившиеся в фондах архива Управления калмыцким народом, дал более точные сведения, чем его предшественники. Его исследование представляет большую ценность не только в этом отношении, но и как опубликованные источники, поскольку использованные им документальные материалы в фондах указанного архива не сохранились. Однако А.А. Лебединский к освещению проблемы подошел несколько тенденциозно: он использует исторические источники в соответствии со складывающимся идеологическим стереотипом о вымирании инородцев в царской России. В результате автор пришел к надуманному выводу о сокращении численности калмыков к началу XX в. в волжских улусах и в Большедербетовском кочевье Ставропольской губернии. Если бы им был привлечён весь необходимый комплекс документальных материалов по данной проблеме, вывод учёного был бы объективным. Наше исследование показало положительную тенденцию в динамике численности калмыцкого населения. Население увеличивалось, однако шёл процесс постепенного сокращения отдельных его социальных слоев - нойонов-улусовладельцев и мелкопоместных дворян (т.е. безаймачных зайсангов).

В статьях П.Г. Любомирова о заселении Нижнего Поволжья в XVIII в., опубликованных в 20-х гг. XX в., содержатся сведения о численном составе волжских калмыков накануне откочёвки. Автор вновь поднял вопрос об учёте кочевого населения Астраханского края в 60-е годы XVIII в.10

В 1980-е годы к теме демографической статистики обратились историки Ю.О. Оглаев, В.Б. Убушаев и И.В. Борисенко. Ю. Оглаев и В. Убушаев, опираясь на опубликованные источники, показали динамику численности калмыцкого этноса на протяжении довольно длительного периода начиная со второй половины XVIII в. вплоть до 1970 года. Они, подтвердив имеющееся в литературе количество ушедших в Китай и оставшихся в России калмыков в XVIII веке, использовав материалы переписей калмыцкого населения, проведённых в XIX-XX веках, пришли к выводу о том, что амплитуда колебания количественного состава калмыков зависела от политических, социально-экономических факторов. Скрупулёзное исследование численного состава калмыков в XVIII-начале XIX вв. провёл И.В. Борисенко. Он изучил состав калмыцкого населения не только Калмыцкой степи, но и проживавшего за её пределами11.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»