WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В условиях реализации безопасности эксплуатации и транспортировки ресурсов в постсоветский период на усиление своих военно-политических позиций на Каспии пошли и Соединенные Штаты. В период 1991 – 2007 гг. стратегия американской внешней политики основывалась на важности Каспийского моря с ресурсной точки зрения, и расширение присутствия в этой зоне обосновывалось Вашингтоном необходимостью обеспечения своих экономических интересов. Военная составляющая внешней политики США в Прикаспии выражалась в предоставлении финансовой и технической помощи Азербайджану, Казахстану и Туркменистану. С начала 2000-х годов США оказывали помощь Азербайджанской Республике в реализации плана ее индивидуального партнерства с НАТО. США вели активную работу по созданию в Азербайджане сил специального назначения и военных центров, которые обеспечивали бы безопасность во всем Каспийском регионе. Соединенные Штаты намеревались реализовать такие планы при помощи военно-стратегической концепции под названием «Каспийский страж», действие которой началось с 2003 года. В рамках военно-политической стратегии Соединенных Штатов по отношению к Каспийскому морю считалось необходимым гарантировать охрану месторождений, для чего предполагалось привлечь и американских военных. Более того, в дальнейшем, некоторые участки Каспийского моря и прибрежные территории могли быть использованы не только для слежения за потенциальными противниками США, но и в качестве возможных плацдармов для проведения военных операций против Ирана, который в период 1990 – 2000-х гг. придерживался политики конфронтации с США.

Военный фактор нашел отражение и во внешнеполитических интересах четырех прикаспийских государств – Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и Ирана. Примечательно, что Казахстан в 1997 г. обозначил в качестве национального приоритета модернизацию вооруженных сил и отдельно формирование военно-морских сил на Каспии. На протяжении постсоветского периода Каспийское море для Казахстана имело важное военно-стратегическое значение.

В Азербайджане, как и в Казахстане, полагали, что необходимо укреплять обороноспособность государства в условиях появления новых региональных вызовов безопасности. В период 1990-х и 2000-х гг. согласно Концепции безопасности Азербайджана существовали факторы риска, влияющие на развитие региона Каспия, а именно вопросы безопасности транспортировки нефти, экологической безопасности, международного терроризма. Азербайджан стал участником программы «Каспийский страж» и предоставил свою территорию для ее реализации, мотивируя это необходимостью борьбы с упомянутыми угрозами.

На протяжении 1990-х гг. Туркменистан, как государство, провозгласившее нейтралитет основой своей внешней политики, не имел значительных военных интересов по отношению к Каспийскому морю. Однако в первом десятилетии 2000-х гг. в связи с возможностью военных провокаций из-за неопределенности правового статуса акватории, Ашхабадом был взят курс на развитие собственных военно-морских сил, что определялось одним из важных приоритетов республики в зоне Каспия.

Что касается региональных интересов Ирана, то в 1990-е годы их военно-политическая составляющая также была выражена слабо, что во многом можно объяснить слабостью иранских позиций по отношению к Каспийскому морю в период существования СССР. Однако в связи с начавшейся в 1990-х гг. активной разработкой ресурсов иностранными компаниями и перспективой расширения военного присутствия на море вооруженных сил, после 2000 года Тегеран стал предпринимать меры по наращиванию и модернизации национальных военно-морских сил в Каспийском море, в 2001 г. использовав военный фактор для давления на Азербайджан при разрешении споров по разграничению его акватории.

Глава 3. Формирование военно-морских сил прикаспийских государств в контексте международной безопасности в 1991 2007 гг. посвящена исследованию процесса становления и развития военно-морского потенциала России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана и выявлению факторов, повлиявших на складывание военного баланса сил на Каспии в конце XX – начале XXI веков.

После распада СССР советская Каспийская военная флотилия была поделена между новыми независимыми государствами Прикаспия, причем командование соединенными войсками морских сил Туркменистана и Казахстана первоначально осуществлялось исключительно Россией. Каспийская военная флотилия РФ, даже после передачи примерно трети прежнего корабельного состава Азербайджану, в целом сохранила, а в первом десятилетии 2000-х гг. и нарастила свою мощь. Несмотря на общее снижение объемов военного судостроительства, военно-морские силы России на Каспии пополнились новыми боевыми кораблями и техникой, что соответствовало общей цели морской политики РФ, направленной на сохранение статуса главной державы в Каспийском море в условиях наличия иностранного военного присутствия других государств.

Строительство военно-морских сил Казахстана на Каспии проходило в два этапа. Итоги 1990-х годов оказались неутешительными – первоначально республике не удалось сформировать свою национальную флотилию, несмотря на принятие в состав устаревших иностранных судов. Однако с началом 2000-х годов в процессе осуществления модернизации вооруженных сил государства развитие национальных военно-морских сил в республике стало одним из приоритетов национальной военной политики. Властями Казахстана была разработана более продуманная стратегия формирования морских вооруженных сил, потребность в которых возникла в связи с усиленной эксплуатацией нефтяных месторождений в Каспийском море. Присутствие небольшой группировки казахстанских кораблей на Каспии стало рассматриваться как целесообразное для обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан в целях несения службы по охране условной границы в Каспийском море и борьбы с браконьерством.

Развитие военно-морских сил Азербайджана в период 1991 – 2007 гг. не было главным приоритетом военной политики страны и осуществлялось, в первую очередь, за счет ввода в строй небольших патрульных катеров, частично уже устаревших. В целом, военный флот Азербайджана пока не смог стать серьезной силой на Каспии, хотя к 2007 г. номинально он и превосходил по количеству кораблей флотилии Казахстана и Туркмении вместе взятые. Тем не менее, не следует исключать возможность наращивания Азербайджаном своего военно-морского потенциала в будущем, учитывая заинтересованность иностранных инвесторов в обеспечении безопасности месторождений нефти в Каспийском море.

Руководством Ирана после распада СССР была взят курс на значительное увеличение своего военного присутствия в Каспийском море и модернизацию военно-морских сил. С распадом СССР Тегеран получил право иметь на Каспии более развернутую военно-морскую инфраструктуру. Отсутствие соглашения о делимитации Каспийского моря и усиление флотилий Азербайджана и Казахстана также оказали влияние на те шаги, которые предпринял Тегеран для усиления своих военных позиций на Каспии.

На фоне других государств региона Туркменистан в постсоветский период создал наименьшие по своему потенциалу военно-морские силы, хотя после 1995 г. в данном направлении им были приняты определенные меры в целях защиты своих интересов в спорах по поводу разграничения акватории и расположенных в ней месторождениях. Значительное влияние на осуществление Ашхабадом шагов в этом направлении оказало наращивание военного потенциала пограничных флотилий соседних Казахстана и Азербайджана, что, в свою очередь, привело к постепенному усилению военно-морских сил Туркменистана.

Формирование военно-морских сил в прикаспийских государствах развивалось не только на национальной основе, но и в организации потенциально общей флотилии. Кроме того, и в рамках проведения коллективных военных учений международного масштаба предпринимались попытки создания единых военно-морских сил Каспийского моря.

В Заключении подведены основные итоги исследования, и, в частности, выявлена роль военной силы в процессе развития международных отношений на Каспии в XX – начале XXI вв.

На протяжении 1918 – 2007 гг. международные процессы в зоне Каспийского моря определялись политическими, экономическими и военными аспектами отношений прикаспийских государств. В этом контексте стратегическое значение Каспия менялось от второстепенного до приоритетного в зависимости от конкретного периода.

В период 1918 – 2007 гг. роль военной силы на Каспии претерпела ряд изменений в ходе двух этапов развития межгосударственных отношений прибрежных государств: 1918 – 1991 гг. и 1991 – 2007 гг.

Военно-политическая ситуация на Каспии в 1918 – 1991 гг. контролировалась исключительно Советским Союзом, что подтверждается как хронологией событий, так и договорной базой советско-иранских отношений. Военный баланс в Каспийском море определялся соотношением военно-морских сил СССР и Ирана в период 1918 – 1991 гг. Можно утверждать, что наследие советско-иранского военно-политического баланса отчасти сохранилось в 1990-е и 2000-е годы.

С распадом Советского Союза и началом усиленной эксплуатации нефтяных ресурсов Каспийского моря его стратегическая значимость стала возрастать в глазах как прибрежных государств, так и внешних «центров силы», в первую очередь США. Закономерно, что в первом десятилетии 2000-х годов все прикаспийские страны взяли курс на увеличение своего военно-морского потенциала, что в определенной степени усилило напряженность в регионе. В частности, угроза усиления военно-стратегических позиций внерегиональных акторов на Каспийском море побудила Россию — страну, которая имела в регионе самый большой военно-морской потенциал, к его заметному увеличению. При этом Каспийская флотилия РФ продолжила играть роль стабилизирующего военного фактора в акватории Каспийского моря, делая менее вероятным возникновение межгосударственных конфликтов в этой зоне.

В целом, в международных отношениях на Каспийском море военная сила на протяжении 1918 – 2007 гг. выступала не только в качестве фактора стабилизации и поддержания политического статуса той или иной страны, но и (выступая орудием устрашения и оказания давления на соседние страны) как аргумент достижения приемлемого для той или иной страны военно-политического баланса в регионе.

Приложения представляют собой таблицы и карты нефтепроводных магистралей и размещения военно-морских сил прикаспийских государств.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Публикация в журнале, входящем в список ВАК:

  1. Решетникова Л.М. Формирование единых военно-морских сил прикаспийских государств и роль военных учений в контексте региональной безопасности Каспия 1990-2000-х годов / Л.М. Решетникова // Известия Алтайского государственного университета. Вып. 4/1 (60). Серия «История, политология». – Барнаул: Издательство АлтГУ, 2008. – С. 116 – 120. (0,5 п.л.).

Другие публикации:

  1. Решетникова Л.М. Нефть Каспия как фактор отношений США и Азербайджана в 1990 е годы / Л.М. Решетникова // Регионализм и федерализм в условиях глобализации. Материалы региональной конференции, г. Ростов-на-Дону, 17 – 18 апреля 2002 г. – Ростов-на-Дону: ИППК при РГУ, 2002. – С. 54 – 55. (0,15 п.л.).
  2. Решетникова Л.М. Каспийское направление во внешней политике администрации Дж. Буша / Л.М. Решетникова // VII Межвузовская конференция студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области. 12 – 15 ноября 2002 г. Выпуск 3. Философские науки и культурология. Исторические науки: тез.докл. – Волгоград: Издательство ВолГУ, 2003. – С. 220 – 223. (0,25 п.л.).
  3. Решетникова Л.М. Объединение ГУУАМ в контексте стратегии США по транспортировке энергоресурсов из стран Каспийского бассейна / Л.М.Решетникова // Ежегодный выпуск Центра региональных и трансграничных исследований ВолГУ. №2. «Безопасность постсоветского пространства». – Волгоград: ООО «Принт», 2003. – С.48 – 50. (0,15 п.л.).
  4. Решетникова Л.М. Нефтяной фактор в американо-азербайджанских отношениях на современном этапе (1991 – 2001 гг.) / Л.М. Решетникова // Вестник ВолГУ. Серия 4. История. Регионоведение. Международные отношения. Выпуск 9. – Волгоград: Издательство ВолГУ, 2004. – С.125 – 133. (0,5 п.л.).
  5. Решетникова Л.М., Павленко И.Е. Развитие военно-технического потенциала Исламской Республики Иран в 1997 – 2005 гг. / Л.М.Решетникова, И.Е. Павленко // Вестник молодых ученых Волгоградского государственного университета. Исследования молодых ученых. Выпуск 4. Часть 1. Исторические, философские, филологические и юридические науки. – Волгоград: Издательство ВолГУ, 2005. – С. 32 – 37. (0,3 п.л.).
  6. Решетникова Л.М. Участие Российской Федерации в обеспечении безопасности в Каспийском регионе на современном этапе / Л.М.Решетникова // XI Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. 8 – 10 ноября 2006 г. Выпуск 3. Философские науки и культурология. Исторические науки: тез.докл. – Волгоград: Издательство ВолГУ, 2007. – С.97 – 98. (0,11 п.л.).
  7. Решетникова Л.М. Формирование морских пограничных подразделений России в контексте борьбы с незаконной миграцией в Каспийском море в 2000-е годы / Л.М. Решетникова // «Старые» и «новые» границы Евразии и Северной Америки. Миграция: проблемы адаптации и сотрудничества. Вып.2: материалы междунар. научно-практ. семинара, г. Волгоград, 26 мая 2007 г. – Волгоград: издательство ВолГУ, 2008. – С.163 – 167. (0,2 п.л.).

1 Мирошников Л.И. Английская экспансия в Иране (1914 – 1920) – М., 1961; Лавров С.В. Борьба в политических кругах Великобритании вокруг англо-советских переговоров 1920 – 1921 гг. // Вопросы истории. – 1977. – № 6; Лавров С.В. Политика Англии на Кавказе и Средней Азии в 1917 – 1921 гг. // Вопросы истории. – 1979. – № 5; Кулагина Л.М. Экспансия английского империализма в Иране в конце XIX – начале XX века. – М., 1981.

2 Морозов Ю.В. Краснознаменская Каспийская флотилия. – Баку, 1967; Иванов М.П. О российском флоте и днях воинской славы Отечества. 300 лет Российскому флоту. – Элиста, 1996.

3 Тузмухаммедов Р.А. Советско-иранские отношения (1917 - 1921). – М., 1960.

4 Персиц М.А. Застенчивая интервенция. О советском вторжении в Иран, 1920 – 1921 гг. – М., 1996; Персиц М.А. Застенчивая интервенция. О советском вторжении в Иран и Бухару в 1920-1921 гг. – М., 1999.

5 Fatemi N.S. Diplomatic History of Persia, 1917 – 1923: Anglo-Russian Power Politics in Iran. – N.Y., 1952; Benab Y. P. The Soviet Union and Britain in Iran, 1917 – 1927: A Case Study of the Domestic Impact of East-West Rivalry. - Washington, 1974.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»