WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Глава 1. Военно-политический аспект в развитии международных отношений на Каспийском море в 1918 1991 гг. посвящена изучению военно-политических событий на Каспии с момента становления советской Каспийской флотилии до распада Советского Союза

После крушения Российской империи, в период Гражданской войны 1918 – 1920 гг. Каспийское море стало плацдармом соперничества Советской России, белогвардейцев и Великобритании. В первую очередь, это была борьба за ценные каспийские нефтепромыслы, в которой большевикам противостояли не только британские, но и белогвардейские силы.

В борьбе против Красной Армии задачи британских генералов У.Маллесона и Л. Денстервиля сводились к захвату всего Каспийского флота и оккупации крупных прикаспийских портов – Энзели в Персии, Баку в Азербайджане, Красноводска в Туркестане. Безусловное господство над Каспием оставалось конечной целью британцев.

С захватом Баку в августе 1918 г. впервые на Каспийском море начала создаваться Британская Каспийская военная флотилия под командованием Д.Норриса. Дополнительно к этому британские военные приступили к организации собственных военно-морских сил на восточном и западном побережьях Каспийского моря. Однако успешной реализации военной стратегии Великобритании по захвату всего Каспия препятствовала изменившаяся внутриполитическая обстановка в британских колониях на Ближнем Востоке, что потребовало отвлечения в данный регион значительных военно-материальных ресурсов британской короны.

К лету 1919 г. флотилия под командованием Д. Норриса была передана военным силам под руководством А.И. Деникина, и уже в акватории Каспия появились суда под флагами Белого флота. На корабли Добровольческой армии аналогично британским частям возлагались задачи по захвату морской акватории, контроль над прибрежными территориями, в первую очередь Кавказом и как следствие устранение «большевистской угрозы».

В условиях войны, как с Белой Армией, так и британским флотом правительство Советской России предпринимало ряд мер для укрепления своих военно-морских сил.

С целью захвата Баку и разгрома морских сил противников советской власти в Астрахань по приказу большевистского правительства были переброшены миноносцы и подводные лодки из акватории Балтики, что стало решающим фактором в борьбе с белогвардейцами. Именно наличие сильного флота позволило большевикам, в конечном счете, одержать победу над Белым флотом в Каспийском море в начале 1920 г. Военные успехи советской Каспийской флотилии не ограничились только захватом Баку. Для установления полного контроля над Каспийским морем большевистскому правительству необходимо было ликвидировать оставшиеся части Белого флота в прибрежной зоне персидского порта Энзели, куда во время наступления частей 11-й Красной Армии на Баку белогвардейцы увели транспортные и военные суда. Это стало поводом для наступления Советской России на Персию и начала так называемой «Энзелийской операции».

Окончание операции по захвату Энзели в мае 1920 года, в результате которой большевиками был захвачен Белый флот, а британские войска и белогвардейские части отступили в глубь Центральной Азии, стало завершением установления Советской Россией контроля над Каспийским морем и началом дипломатических отношений с Персией. В 1921 г. РСФСР заключила с ней соглашение, затрагивавшее разные аспекты межгосударственных отношений: упрочение дипломатических, экономических связей, разрешения приграничных вопросов и закрепления режима безопасности в зоне Каспия, исключение угрозы вторжения или присутствия враждебных РСФСР элементов на прикаспийской территории. Одним из значимых итогов российско-персидского Договора 1921 г. стало предоставление Персии права на присутствие в Каспийском море не только гражданского, но и военного флота. Безусловно, этот факт не смог бы изменить уже сложившийся военный баланс сил. Так, в большинстве случаев отсутствие персидских военных судов у каспийского побережья компенсировали советские морские силы, чьи боевые корабли постоянно несли службу у порта Энзели. Несмотря на то, что в Тегеране не оставляли попыток обзавестись национальной военной флотилией, руководство СССР всячески старалось продемонстрировать, что на Каспии де-факто военный флот имеется в наличии только у одной державы – Советского Союза. Военно-морской флот Персии не проводил операции за пределами прибрежной зоны, потому как СССР со своей стороны не позволял ни одному государству свободы действия в той зоне, которая рассматривалась советским правительством как область его военного влияния.

Советский контроль над бльшей частью акватории Каспийского моря продемонстрировало установление СССР в одностороннем порядке де-факто линии государственной границы по линии между расположенными на западном и восточном побережье пунктами Астара и Гасан-кули. Эта фактическая граница просуществовала вплоть до 1991 г.

На протяжении нескольких десятилетий акватория Каспия и прилегающие территории рассматривались СССР в качестве зоны безопасности, в которой исключалось присутствие иных государств кроме Советского Союза и Ирана. В особенности это стало актуальным в период Второй мировой войны, определившим военно-политическое значение Каспийского моря.

Во время начала военных действий южный Каспий рассматривался Германией в качестве потенциального плацдарма для подготовки будущей оккупации Кавказа и прилегающих морских вод. Германия стремилась установить контроль над всеми кавказскими нефтепромыслами и полностью обеспечить ресурсами свою армию для продвижения на Восток. В свою очередь с июня 1941 г. целью Великобритании, Франции и Советского Союза было не допустить осуществление такого сценария. Несостоятельность дипломатических методов давления на иранское руководство привела к тому, что СССР и Великобритания прибегли к тактике военного вмешательства и ввели свои войска на территорию Ирана. В период Второй мировой войны роль военно-морских сил Советского Союза сводилась не только к нейтрализации иранского флота и другой военной техники, к поддержанию наступления сухопутных частей на иранские провинции, но также к обеспечению безопасности перемещения грузовых потоков по акватории Каспийского моря из США и Великобритании в СССР.

В 1950-е и 1960-е гг. военно-политические отношения в регионе Каспийского моря развивались в контексте противоречий в сфере безопасности между Советским Союзом и Ираном. В ответ на усиление Каспийской флотилии СССР правительство Ирана также стремилось укрепить свои военно-морские силы и инфраструктуру северного побережья страны. После 1960 г. в прибрежной зоне Ирана появились военные объекты США, что вызывало ряд претензий с советской стороны. За период 1960 – 1969 годов, советскими дипломатами были выявлены и уточнены районы дислокации разведывательных американских постов на Каспии, использовавшихся для слежения за военными объектами СССР на суше и море.

По поводу режима судоходства военных катеров в акватории Каспийского моря в данный период явных конфликтов между СССР и Ираном не возникало. Небольшая иранская флотилия старалась контролировать свою часть акватории, не нарушая пограничную линию с Советским Союзом.

В период с 1970 до 1979 гг. во внешней политике СССР Каспийское море не имело приоритетного значения. В эти годы советская часть водоема в некоторых случаях использовалась иранской стороной для транзитного транспортного сообщения. В то же время в начале 1970-х годов, как и ранее в 1960-е гг., Москва выступала с международной критикой возрастающей военной зависимости Тегерана от Вашингтона, осуждая и наращивание собственно иранского военного потенциала. Следует, однако, отметить, что развитию национальных военно-морских сил на Каспии в Иране стали уделять серьезное внимание уже после Исламской революции 1979 г. и ирано-иракской войны 1980 – 1988 гг. – событий, повлиявших на международные отношения в регионе.

После Исламской революции и захвата американского посольства в Тегеране в ноябре 1979 г., военно-морские силы США и ряд их европейских союзников блокировали судоходство в Персидском заливе, вследствие чего Иран лишился доступа к внешним рынкам.

В условиях экономического бойкота Исламской Республики Иран (далее – ИРИ) странами Западной Европы и Японией значительно возросло стратегическое значение иранского порта Энзели на побережье Каспийского моря. Это объяснялось тем, что акватория Каспия осталась одной из нескольких региональных зон, посредством которых Иран мог получить доступ к мировым рынкам.

После революции 1979 г., помимо преодоления экономического бойкота, иранские власти стремились развивать национальные военные силы, проводя политику независимости и исключения иностранного военного присутствия в своих вооруженных силах. В условиях войны с Ираком руководство Ирана укрепляло обороноспособность не только сухопутных войск, но и военно-морских сил страны.

В период Ирано-иракской войны 1980 – 1988 гг. каспийское побережье не было основным театром военных действий. В то же время, иракская авиация совершала налеты на прикаспийские города Решт, Тебриз, Нека и подвергала бомбардировке стратегические объекты промышленной зоны вблизи Каспия.

В военно-политическом контексте новыми иранскими властями важное место отводилось тренировочному центру военно-морских сил, где регулярно проводились маневры Корпуса стражей Исламской революции. Роль этого центра заключалась в подготовке военных для ведения боевых действий в Персидском заливе. Для Советского Союза Каспийское море также являлось тренировочной базой военно-морских сил. Каспий использовался СССР в качестве опытного полигона для испытаний морского оружия, в том числе ракетного, и новых боевых кораблей, включая дизельные подводные лодки и экранопланы.

В целом, к 1991 г. Каспийское море считалось фактически «внутренним озером» СССР, несмотря на то, что с формально-правовой точки зрения оно признавалось советско-иранским морем. Развитие политических и военных процессов на Каспии контролировалось советской стороной.

В главе 2. «Значение военной силы в новой геополитической ситуации на Каспии в 1991 2007 гг.» определяется влияние военной силы в контексте новой обстановки, сложившейся в регионе в результате распада Советского Союза.

После 1991 года ситуация на Каспийском море изменилась, что было связано с возникновением соперничества за контроль над акваторией водоема и раздел находившихся в его недрах сырьевых ресурсов. Вовлечение значительного количества стран в такое соперничество в условиях неопределенности правового статуса Каспия привели к изменению значения военного фактора во внешней политике главных акторов международных отношений по поводу Каспийского моря.

После распада СССР вопрос о международно-правовом статусе Каспия и определении его морских границ вызвал ряд дипломатических дискуссий и столкновений между новыми независимыми государствами региона. Проблема разграничения акватории в постсоветский период была во многом связана с геополитическими устремлениями прикаспийских государств и потенциальной угрозой военного конфликта между ними. В период 2000-х гг. данная проблема стала одной из ключевых причин существующих разногласий между прикаспийскими государствами, в качестве одного из инструмента разрешения которых в числе прочих средств может быть использовано военное давление.

Практически на протяжении целого десятилетия 1990-х гг. в российской внешней политике по отношению к Каспию отсутствовали ярко выраженные приоритеты военно-политического характера; косвенно же такие приоритеты были связаны практически лишь с обеспечением участия нефтяных компаний РФ в международных тендерах на разработку углеводородов Каспийского моря. Со второй половины 1990-х годов, с началом «нефтяной гонки» и усиленной эксплуатацией углеводородного сырья в прибрежных зонах Каспия, Россия активно включилась в раздел ресурсов.

Определение значимых приоритетов РФ на Каспии произошло в 2000 году. Внимание со стороны России к развитию событий в зоне Каспия обусловливалось усилением военно-политического присутствия США в прибрежных территориях Кавказа и Центральной Азии в начале 2000-х годов. Российские власти стремились разрешить взаимосвязанные стратегические задачи – сохранить в той мере, в которой это было возможно, контроль над энергетическими ресурсами региона и урегулировать вопрос о территориальном разделе Каспия.

В этой связи Россия пошла на наращивание своих военных сил в Каспийском море, способных обеспечить безопасность энергетических месторождений, защиту экономических российских интересов и выполнение задач по охране южных рубежей государства, учитывая факт инцидента между Ираном и Азербайджаном на Каспии в 2001 году, и начало антитеррористической кампании США в Афганистане. Учения Каспийской флотилии РФ стали одним из этапов такой стратегии. В августе 2002 года был проведен первый в постсоветский период крупнейший сбор-поход флотилии, который официально мотивировался потребностью в усилении борьбы с терроризмом и контрабандой. В то же время, комментаторы также связывали данные учения с защитой экономических интересов РФ и обеспечением безопасности деятельности ее нефтяных корпораций.

Кроме того, в качестве одной из внешнеполитических задач РФ фигурировало создание Каспийской военной группировки («КАСФОР»), с будущим участием самой РФ, Казахстана и Азербайджана. Однако попытки РФ реализовать эту инициативу потерпели неудачу как из-за противоречий между прикаспийскими странами, так и влияния Соединенных Штатов на военную политику Азербайджана, Казахстана и Туркменистана.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»