WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Поскольку конструктивные предложения обладают определенной структурой, постольку наличие в них одних членов может имплицировать наличие других. Сказуемое предполагает наличие в том же предложении подлежащего, распространители – наличие того или другого подчиняющего члена (или членов).

Это описание нуждается в уточнениях. Думается, что отме­ченные И.Ф. Вардулем [Вардуль 1969] характеристики относятся к разным языковым сферам:

Наш комментарий к схеме И.Ф. Вардуля преследует методическую цель: показать, что является определяющим для имплицирования на каждой ступеньке иерархической лестницы языковой системы.

Синтаксический эллипсис базируется на аналогии – особом построении эллиптированной части, позволяющем точно определить то, что не выражено. Синтаксический эллипсис осуществляется как супрессия члена предложения.

В предложениях с синтаксическим эллипсисом существует только одна возможность восстановить невыраженный член, при семантическом эллипсисе языковая форма невыраженного члена не определена однозначно, и допускается несколько вариантов для обозначения «невысказанного» содержания. Пунктуационные знаки обозначают разрыв синтаксических связей между компонентами. С помощью лексико-грамматического наполнения уточняются отношения между эксплицитными частями. В случае нейтрализации этих средств показателями эллипсиса являются усиленные знаки – двоеточие и многоточие.

Импликация во французском разговорном синтаксисе возникает при использовании несобственных форм выражения, интонационно выделяемых в самостоятельную предикативную единицу, полнозначных слов в сочетании со служебными. Избыточ­ность эксплицирует контактную информацию, тогда как экономия имплицирует ее.

Следующим видом эллипсиса в разговорной речи является опущение строевых элементов сложного предложения в силу высокой частотности их употребления и недостаточной семантической наполненности. В современной французской разговорной речи широко распространены подобные конструкции с имплицитно выраженной формой связи между компонентами:

“Elle racontant, moi coutant, elle conseillant, moi n’coutant plus” [Sagan 2004: 11].

К эллиптическим конструкциям мы относим незаконченные предложения, пояснительное значение которых легко восстанавливается при знании конситуации.

Односоставные предложения классифицируются по морфологическому признаку (часть речи главного члена), синтаксическому (их соотнесенность с подлежащим или сказуемым) и семантическому (их общее значение).

В зависимости от части речи главного члена различают предложения: спрягаемо-глагольные (Entrez!), инфинитивные (Que faire), субстантивные, внутри которых выделяются номинативные (Boulangerie), и препозитивные, где существительное сопровождается предлогом (A la porte!), местоименные (Moi aussi), адъективные (Etonnant!), адвербиальные (Pas si vite!). Почти все эти типы могут быть простыми и распространенными, если они включают слова, относящиеся к главному члену.

В отношении некоторых из этих типов возникают дополнительные проблемы. Номинативные предложения содержат существительное в синтаксической форме подлежащего или предикатива, то есть без предлога. Однако в такой же форме выступает и прямое дополнение. Если номинативное предложение представлено в ответе на реплику, причем предполагается опущение глагола, требующего прямого дополнения, то перед нами – неполное предложение. Например: “Qu’est-ce que vous me proposez – Rien. De parler.”[Simenon 1968: 130].

Препозитивная форма существительного – односоставное предложение, если оно синтаксически независимо (Аu secours!), и неполное, если оно представляет ответную репли­ку: О veux-tu aller – A la cave. = Je vais la cave.

В настоящем времени номинативные и адъективные предложения синонимичны двусоставным предложениям с tre; ср.: La nuit. C'est la nuit; C'est trs intrеssant и Trs intressant. В других временах возможна только конструкция с tre (C'tait la nuit). В связи с этим некоторые лингвисты усматривают в односоставных предложениях эллипсис c'est или il у a, voil, что и делает их не­полными. Однако это не вполне точно. Следует признать, что в современном языке суще­ствуют две структуры: двусоставная с полной временной парадигмой и односоставная, не зависящая от первой. Во многих случаях в односоставные предложения нельзя включить c'est или il у а. Конструкции различаются по оттенкам значения. Например: Etonnant ! Hallucinant ! и C'est ravissant ! Однако в нашей работе предложения с опущенными c'est или il у а мы рассматриваем как эллиптические.

Более сложен вопрос о номинативных предложениях. Их сопоставляют либо только с подлежащим, либо вообще полагают, что они несопоставимы с главными членами двусоставного предложения. Действительно, предложение с бытийным значением, особенно если оно начинает текст, типа Bruit de pas trs proche, можно возвести формально и к сказуемому (C'est un bruit...), и к подлежащему (Un bruit s'entend...), и к дополнению (J’entends un bruit). Здесь нейтрализуется оппозиция подлежащего и сказуемого, и существительное обозначает процесс нерасчлененно.

Говоря об эллиптических предложениях, мы обращали внимание на его функцию как единицы общения, на состав. Однако одним из самых важных признаков этих предложений является интонация. Рассматривать этот признак мы будем в сочетании с пунктуацией, потому что пунктуационные знаки являются одним из средств выражения аффективной окраски предложения в письменной речи. Работая над этой частью диссертации, были изучены труды таких лингвистов, как В.Г. Адмони, Л.В. Щерба, Л.С. Бархударов, Н.М. Васильева, Л.Г. Веденина, В.В. Виноградов, В.Г. Гак, А.С. Дари.

Среди основных интонационных типов существует несколько частных оттенков. Эти варианты интересны для нас, поскольку эллиптическое предложение свойственно устной речи, и только в разговорной речи можно использовать такое количество оттенков интонации. Отсутствие морфологических показателей синтаксических значений существенно повышает роль интонации в разговорном синтаксисе по сравнению с синтаксисом кодифицированного литературного языка. Она играют роль смыслового индикатора интеграции предложений в одно синтаксическое целое, а также формального различителя предложений, наряду с пунктуацией, для грамматического анализа. Во французском языке наблюдается тесная зависимость между интонацией и значениями слов предложений.

Долгое время усилия лингвистов были направлены на исследование языковой структуры и системных отношений между элементами структуры, реализующихся в линейных последовательностях знаков звуковой речевой цепи или в письменных текстах.

Современная лингвистика уделяет большое внимание движущей силе языка – отражательной (психической) деятельности человека [Степанов: 52–60].

Эллиптические предложения неоднородны не только по значению и продуктивности, но и по степени стандартизованности. Вследствие того, что глагольный компонент неполного предложения сокращается, независимый член не соотнесен со сказуемым, предикативно не определен, хотя и имеет форму подлежащего, а зависимые опорные члены сохраняют объектное или обстоятельственное значение, только частично играя роль сказуемого, трудно произвести синтаксическое членение. Зависимые опорные члены не могут выражать грамматическое значение наклонения и времени.

Использование неполных конструкций присуще разговорному и художественному стилю. Такие особенности эллиптических предложений как связанность грамматической структуры, невозможность четкого синтаксического членения, выразительность, препятствуют их употреблению в книжных стилях.

Лексической неполнотой высказывания называется урезанность синтаксической конструкции, оправданной семантическим фоном, возникшим благодаря целостной лексической системе диалога. Например: “– Qui – Ceux de brigade” [Simenon 1968: 78]. Лексическая неполнота характерна для разговорной речи, что вполне оправданно, так как в диалоге последующая реплика всегда связана с предыдущей, а уже произнесенные слова обычно не повторяются. Однако неполнота высказываний в диалоге не то же самое, что неполносоставные предложения в монологе: собеседники используют слова друг друга, основываются на известных, выраженных представлениях. Реплики в диалоге всегда выражают определенное содержание, несмотря на их грамматическую лексическую неполноту, в них прослеживается тесная смысловая и грамматическая связь.

В данной главе изучаются эллиптические предложения, их особенности, виды, типичные черты эллипсиса для французского и английского языков.

Наиболее часто во французском языке эллипсис встречается в виде одновременно отсутствующего подлежащего и сказуемого, чаще опускается сказуемое. Это, на наш взгляд, определяется тем, что синтаксис французского предложения характеризуется тенденцией к двусоставности, глагольности сказуемого, широкому использованию прямо-переходных конструкций, к стяжению синтаксических групп, фиксированному и прогрессивному порядку слов.

Рассмотрев существующие на сегодняшний день классификации, мы соглашаемся и принимаем за основу своих рассуждений мнение Н. Васильевой и говорим об эллиптических предложениях как о неполносоставных (или неполных), в которых недостает одного или нескольких членов, которые характерны для реплик в диалогах и которые в контексте соответствуют полным двусоставным предложениям, а отсутствующие члены легко восстанавливаются из контекста и ситуации. Эллиптические предложения по большей части характерны для разговорной речи в силу того, что в данной стилистической подсистеме языка обстановка, жесты, интонация, темп речи и т.д. имеют определяющее значение для формирования коммуникативно-семантических структур.

Лексическая неполнота высказывания является одним из промежуточных уровней строя языка. Эллипсис как тенденция к экономии языковых средств имеет отношение больше к разговорной речи, а взаимодействие разных аспектов структуры выявляет противоборствующие тенденции в синтаксисе французского языка, показывает не только связь (экономия и импликация), но и четкое разграничение, оппозицию, представленную такими явлениями, как экспликация и избыточность разговорной речи.

Делая вывод о том, что эллипсис – явление, присущее разговорной речи, мы рассматриваем в основном диалог и (с некоторыми ограничениями) монолог. Лексическая неполнота высказываний, присущая эллиптическим предложениям, обусловленная полноценностью единиц сообщения, а именно реплик диалога, оправданна, так как вышеуказанные реплики имеют тесную смысловую грамматическую связь, образуя сложное единство.

Функция сказуемого, выполняемая зависимыми опорными членами с сокращением глагольной составляющей, выполняется лишь отчасти. Эти члены конструкции, сохраняя объектное или обстоятельственное значения, значение наклонения и времени не выражают. Тем не менее двучленность в структуре неполных предложений прослеживается, даже несмотря на отсутствие подлежащего и сказуемого в том виде, в котором мы обычно их рассматриваем, в силу их преимущественного базирования на двусоставных глагольных конструкциях.

Дифференциация видов имплицирований (эллипсис синтаксический, семантический) позволяет установить характер взаимодействия между строительными средствами языка: лексико-грамматическими показателями эллипсиса и пунктуационными знаками.

Отношение говорящего к "чужому" слову, к высказыванию собеседника, разная оценка собеседниками одного факта, столкновение разных субъективных отношений передается субъективной модально­стью высказывания: согласия, несогласия, подтверждения, отрицания, возражения, парирования, "отведения" реплик. Стремление говорящего выразить эмоциональное отношение к предмету речи диктует необходимость выбора определенной синтаксической структуры.

Пунктуация принимает участие в образовании коммуникативно-закон-ченного построения предложения или группы предложений, выражающих коммуникативную модель. В процессе функционирования знаков препинания расчленяющая и оценочная функция сосуществуют. Доминирующее положение одной и сопутствующее положение другой определяется распределением ролей между средствами актуального членения, порядком слов и лексико-грамматическим наполнением сег­ментов. Поэтому выявление коммуникативной роли каждого из этих средств представляется возможным при анализе функционального взаимодействия всех коммуникативных маркеров. Характер этого взаимодействия зависит от структуры фразы. Различное графическое оформление помогает определить структуру актуального членения.

При полной нейтрализации лексико-грамматических дифференциаторов эллипсиса пунктуационные знаки используются для различения предложений с эллиптированным и без эллиптированных членов. Таковы функции знаков препинания в предложениях с присоединением, в которых присоединенная часть совпадает по форме с дополнительными и обстоятельственными компонентами предложения. В предложениях с семантическим эллипсисом употребление пунктуационных знаков обязательно.

В третьей главе «Эллиптические предложения в составе современного английского языка» приводится классификация эллиптических предложений в английском языке, структурно-семантические параметры эллиптических предложений в вопросоответных диалогических единствах современного английского языка, тенденции развития английской разговорной речи.

Изучая научные работы авторитетных языковедов, таких как А.А. Шахматов, Т.Г. Винокур, Л.С. Бархударов, П.А. Афанасьев, Я.Г. Биренбаум, М.Я. Блох, Ю.А. Гуляев, И.Ф. Вардуль, мы ставили перед собой задачу выделения такой категории английской разговорной речи, которая охватит всю ее структуру и наглядно представит все ее многочисленные формы как взаимоисключающие, противопоставленные группы. «Через отношение языковой единицы к другим единицам микросистемы познается ее содержание как объективное двойство, вытекающее из уровня единицы и ее места в языке» [Вардуль 1969: 34].

Описание такого явления языка, как эллипсис, ставит перед нами задачу установления определенной системной классификации, в рамках которой изучаемое явление будет рассматриваться не изолированно, а как продукт системных связей, поскольку в границах этой системы стилистические компоненты языка могут быть описаны как ее части, деформировавшиеся в определенных условиях функционирования, а не как произвольно возникшие единицы. Эти, используя термин Ю.М. Скребнева, «специфические конституэнты» [Скребнев 1971], составляющие «периферию» языка, характеризуют стилистические подсистемы языка как их специфическая область, их дифференцирующие компоненты. Изучение специфических конституэнтов стилистических подсистем языка должно ставить своей целью выявление их места в системе языка, их отношения к неспецифическим нейтральным конституэнтам, их деривационных связей с ними.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»