WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Суеверия (superstitions) порождаются эзотерическими фобиями, т.е. явлениями с более древним и генетически обусловленным характером, причиной возникновения которых являются внешние факторы в виде природных катаклизмов, стихийных бедствий, т.е. того, что человек не в силах ни изменить, ни предугадать, ни избежать. Эзотерические феномены недоступны рациональному анализу человека и вследствие этого являются основой возникновения суеверий разного рода. Наделение объекта, явления, процесса необычным качеством, священным содержанием ведет к их сакрализации (Социология 2003), т.е. к их осознанию через символ, слово, ритуальный текст, которые репрезентируют священный код эзотерической информации.

Предрассудки (prejudices) возникают в результате личностных фобий, природа которых не является генетически обусловленной, а имеет приобретенный характер, во многом зависящий от психики личности и воображаемых ею страхов, вызываемых психическими процессами, возникающими в результате работы человеческого воображения. Личностные переживания связаны с немотивированными реакциями на страхи, вызываемые событиями окружающего мира, и порождают предрассудки, которые постоянно сопровождают человека на протяжении его жизни, носят ярко выраженную этноспецифическую маркированность и сохраняют свою устойчивость даже в том случае, когда сами страхи беспочвенны.

Предубеждения (biases) являются результатом социальных фобий и возникают в результате негативных межличностных, межгрупповых, межклассовых и прочих интеракций, а также коммуникативных практик, порождающих психологические установки, которые искажают объект, негативно стереотипизируя его, что препятствует адекватному восприятию информации вследствие ее некритического использования. В основе предвзятого межличностного взаимодействия лежит социально-маркированная оппозиция «свой – чужой», построенная на расовых, этнических, возрастных, гендерных, профессиональных, статусных, политических и пр. предубеждениях.

1. Прототипическими элементами суеверий являются эзотерические символьные сущности, раскрывающиеся в религиозно-мифологических знаниях и божественных откровениях, теологической хронотопологии, астрологических представлениях человека о моделях устройства мира и планетарных феноменах. К ним относятся религиозные символы веры и символы эзотерических сущностей (angel = the symbol of Good; Devil = the symbol of Evil, etc.), хронотопические символы божественных сущностей и религиозное чудо (Jesus' raising Lazarus from the dead after four days in the tomb).

2. Прототипическими элементами предрассудков выступают национально-специфические знаки, охватывающие различные сферы бытования англосаксонского этноса: антропоморфные (chimney sweep = it's very lucky to meet a chimney sweep by chance), соматические (itch = if your nose itches you will soon be kissed by a fool), зооморфные (cat = if a black cat walks towards you, it brings good fortune), флороморфные (ivy growing on a house protects the inhabitants from witchcraft and evil), натурморфные (rainbow = a rainbow in the Eastern sky, the morrow will be fine and dry; a rainbow in the West that gleams, rain tomorrow falls in streams), колороморфные (blue = to protect yourself from witches, wear a blue bead; red = a red ribbon should be placed on a child who has been sick to keep the illness from returning), нумерологические (counting crows = One's bad, Two's luck, Three's health, Four's wealth, Five's sickness, Six is death; sneeze = One for sorrow, Two for joy, Three for a letter, Four for a boy), профессиональные (sailors’ signs of good luck are tattoos, a gold ear-ring worn in the left ear; sailors’ signs of ill luck are meeting a pig, a priest or a woman on the way to one’s ship), ритуальные (birth = Monday's child is fair of face; Wednesday's child is full of woe; a wedding day with certain days of the week, and certain months of the year being good or ill signs for a wedding: if you wed when March winds blow, joy and sorrow both you'll know. Marry in April when you can, joy for Maiden & for Man; funerals on Friday portend another death in the family during the year).

3. Прототипами англоязычных предубеждений являются знаки нижнего уровня – эмблемы, отражающие расовые, этнические, классовые, возрастные, гендерные, профессиональные и другие неравенства. К ним могут быть отнесены религиозные (the Star of David), расовые (black/white/yellow race colors), национальные (Coat of Arms), этнические (Scottish kilt), классовые (white trash; redneck; red/blue brick universities), клановые (tartan), колороморфные (the Greens), глюттонические (Kosher food), ритуальные (two intertwined wedding rings), профессиональные (military ranks and stars), спортивные (Olympic rings), гендерные (Ladies’ room) и другие эмблемы.

Разграничение суеверий, предрассудков и предубеждений связано не только с ир/рациональным страхом, но и с дискурсивными сферами его нейтрализации, коррелирующими с религией (суеверия), бытовой магией (предрассудки) и социальной интолерантностью (предубеждения).

Суеверия как феномены эзотерического происхождения базируются на символьных сущностях, и способы нейтрализации фобий, их порождающих, раскрываются в религиозно-мифологических знаниях, божественных откровениях и теологической хронотопологии. Они выступают как знаки-мифологемы в разножанровых сакральных текстах религиозного дискурса: Старом и Новом Завете, откровениях и житиях святых, молитвах, псалмах и т.д. Сакральность представляет собой комплексный феномен, значение которого актуализируется различными лингво-семиотическими способами – вербальным (тексты, языковые формулы), акциональным (действия, обряды, ритуалы), предметным (вещи, здания), персональным (существа, персонажи, лица) и т.д. Основной сферой семиозиса сакрального выступает вера, которая манифестируется в его жанрах, ритуалах и обрядах религиозного дискурса (Бреле-Руэф 1995, Кайуа 2003, Криничная 1995, Леви-Брюль 1994, Лекомцева 1995, Миролюбов 1997, Мочульский 1889, Нечаенко 1991, Режабек 2003, Сумцов 1996, Топорова 1994, 1996).

В разножанровых сакральных текстах религиозного дискурса отражается теософская система религиозных представлений (концептов) о Боге и его заповедях, о потустороннем мире и суде Господнем, о рае как вознаграждении за праведную жизнь и аде как наказании за неправедные деяния, о путях спасения через соблюдение религиозно-этических норм, обрядов, ритуалов и т.д.

Лингвосемиотика ритуала намеренно архаична: значительное количество архаичных вербальных знаков и их комбинаций маркируют когнитивные процессы и незыблемые теософские догматы, не меняющиеся на протяжении тысячелетий. Это проявляется в использовании устаревших лексических единиц: thee (object form of “you”), thou (you), thy (your), beseech (ask eagerly and anxiously); affianced (engaged); wrought (done, worked), smite (punish), hearken (listen to) и др.; грамматических форм standeth (stands), art (are), shalt (shall); синтаксических конструкций behold …(look at …); thou smitest (you punish); be it done unto…; blessed art thou и т.д.

В религиозном дискурсе выделяют первичные и вторичные речевые жанры: к первичным относят псалмы, притчи и молитвы как прецедентные религиозные тексты, первоисточники; к вторичным – проповеди и исповеди как интерпретация первичных жанров (Бобырева 2008). Основная тематика концентрируется вокруг вопросов веры человека в сверхъ­естественное начало, страха наказания за греховные поступки и надежды на избавление от тягот нынешней жизни, мольбы к высшему началу о прощении и ниспослании счастья и благоденствия в загробной жизни.

В англоязычную религиозную коммуникацию вовлечены виртуальные (the God, Jesus Christ, the Virgin Mary, Saints, Angels, etc.) и актуальные участники как посредники общения с Богом (priests, bishops, abbots, monks, deans, deacons, vicars) и паства (believers, churchgoers, flock, congregation).

Ценности и антиценности англоязычного религиозного дискурса репрезентированы концептосферами:

– Добра (the Good) и его категорий – добродетели (Virtue), непорочности (Chastity), умеренности (Temperance), милосердия (Charity), трудолюбия (Diligence), всепрощения (Forgiveness), доброты (Kindness), смирения (Humility);

– зла (evil) и его категорий – порока (vice), гордыни (pride), прелюбодеяния (lust), чревоугодия (gluttony), жадности (greed), лени (sloth), гнева (wrath), зависти (envy).

Религиозный дискурс характеризуется апеллятивной, ритуальной, прохибитивной, инспиративной и протективной функциями. Последняя является ведущей и связана с сакральным страхом наказания Божия за грехи, совершенные в земной жизни. Протективная функция сакрального текста псалма 91 реализуется через номинации обещания спасения (salvation), защиты (defence), охраны (For he shall give his angels charge over thee: to keep thee in all thy ways; They shall bear thee in their hands: that thou hurt not thy foot against a stone) и избавления от страха перед физическими (Thou shalt go upon the lion and adder: the young lion and the dragon shalt thou tread under thy feet) и нравственными (There shall no evil happen unto thee; I am with him in trouble; I will deliver him) страданиями при условии любви к Богу, веры в него и исполнения его заповедей (Because he hath set his love upon me, therefore will I deliver him: I will set him up, because he hath known my Name).

Притчи (the parables) являются базовым элементом пастор­ских бесед, в которых описываются примеры защиты истинных христиан Богом и чудес, творимых им (воскрешение Христом Лазаря, исцеление им прокаженного, хромого, слепого; утоление Богом голода страждущих семью хлебами и т.д.). Большая часть притч построена на использовании аллегории или иносказания, в котором за буквальным значением текста скрыт его подлинный смысл, легко предсказуемый, понимаемый и выводимый из содержания.

Лингвосемиотическая модель нейтрализации фобий, порождаемых суевериями (superstition), базируется на универсальных иррациональных пресуппозициях сакрального страха. Его нейтрализация в религиозном дискурсе осуществляется благодаря соблюдению религиозных заповедей и этических максим и христианских ритуалов, исполнение которых дарует вознаграждение в загробной жизни (Рай – Paradise), а неисполнение грозит наказанием (Ад – Hell).

Предрассудки, восходящие к наивной картине мира, категоризируются в магических текстах, позволяющих психологически противодействовать негативному влиянию окружающей среды. Такие тексты и связанные с ними ритуальные действия относятся к бытовому магическому дискурсу и актуализируются в соответствующих жанрах: заклинании, заклятии, заговоре, привороте, отвороте, снятии порчи и т.д. Магическое мышление скрыто глубоко в подсознании и всплывает на поверхность в ситуациях необыденных, требующих психологической защиты от широкого спектра личностных фобий.

В отличие от религиозного дискурса, базирующегося на сакральности как основе нейтрализации эзотерических фобий, магическое дискурсопорождение основано на мистическом содержании текстов. Его частниками являются клиенты (лица, нуждающиеся в защите и исцелении) и агенты магии (лица, владеющие техникой магической защиты и исцеления). Аксиологическую систему магического дискурса образует интенциональная диада «добродетель – злодеяние», в которую включены позитивные – ценностные – константы (человеколюбие, трудолюбие, честность, целомудрие, щедрость, здоровье и т.д.), противопоставленные негативным – антиценностным (ненависть, обман, клевета, болезнь, порча, сглаз, алчность, прелюбодеяние). Аксиологическая значимость выделенных констант позволяет определить их как средства параметризации универсального народного опыта, этноспецифически рефлектированного в национальной паремиологии и афористике.

Магический дискурс реализует протективную функцию, связанную с отгонной и очищающей магией и направлен на нейтрализацию бытовых фобий (боязнь болезни, неудач, мистического негативного влияния окружающих на судьбу человека) при помощи: магической семиотики (обереги, амулеты, талисманы, инструменты и т.д.); магической вербалики (тексты – заговоры, заклинания, приметы и т.д., описывающие механизм воздействия человека на окружающий мир с целью защиты от его негативного влияния); мистические артефакты (dummies, wax figure, bell, candle, magic recipe, brew, broth, needle, thread, philter, potion, jar, moly, wand, wand, magic ring, magic mirror), которым приписывается суггестивная сила в рамках протективного магического ритуала.

Особой суггестивной силой наделяются магические травы (magic herbs), защищающие от нечистой силы, колдовства: anise (анис) – leaves are used for protection against wicked supernatural entities and the evil eye; от стихий и людских пороков: bay (лавр) – has power to guard against lightning, heal, purify, break hexes, remove family curses; снимающие порчу, сглаз: juniper (можжевельник) – used to guard against black magic, supernatural entities, enemies, disease and accidents; освобождающие от дурного воздействия недоброжелателей: elder (бузина)– used to break the power of curses, evil entities, and protects against negative forces and sorcery; приносящие благополучие, удачу, любовь, физическое здоровье, исполнение желаний: acacia (акация) – used to attract money, inspire love, ward off evil, and enhance psychic powers etc.

Разное сочетание прогностики, суггестии и акциональной семиотики позволяет выделить в англоязычном магическом дискурс жанры, обеспечивающие

протективную функцию:

– вербально-прогностический, направленный на предсказание, предупреждение об опасности и антиципацию / реакцию на протективные предсказания (omen = prognostic sign for a person to be aware of his good / bad luck –приметы);

– вербально-суггестивный, направленный на исполнение апотропеической / катартической магии (chant = a suggestive monotonous rhythmic and rhymed protection verse or formula – заговор);

– вербально-акциональный, направленный на исполнение ритуалов бытовой магии, поддерживающих магические тексты в форме заклинаний (charm = an action and a magic word, verse thought to have magical power –заклинание).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»