WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Так, глагол бросить в прямом значении «взмахом заставлять лететь, падать что-л. находящееся в руке (в руках)» выражает КЛС ‘перемещение’; объект действия является при этом неодушевленным. В контекстах: …машина – нежное, беззащитное, ломкое существо, чтоб на ней ездить исправно, нужно сначала жену бросить … [Чевенгур, 15]; «Не потому даже мерзавец, что бросил Елену в такую минуту..., а совсем по другому» [Белая гвардия, 477] – глагол употреблен в значении «оставлять, покидать» и выражает КЛС ‘межличностные отношения’; в смысловой структуре глагола появляются ДП «одушевленность объекта», «контакт», «прерывание контакта».

Глагол принимать/принять в прямом значении «взять из рук у того, кто дает, отдает» выражает КЛС ‘владение’; объект отношения при этом является неодушевленным, а субъектов всегда два: один субъект передает неодушевленный объект другому, получателю. В переносном значении «допустить к себе для переговоров, для беседы» глагол выражает КЛС ‘межличностные отношения’: Председатель его тотчас же принял [Эфирный тракт, 252]; «Петлюра во дворце принимает французских послов с Одессы» [Белая гвардия, 646] и др. Объект (лицо, которое допускается к кому-л. для переговоров или беседы) является одушевленным; передающий субъект отсутствует. В смысловой структуре глагола нейтрализуется КЛС ‘владение’ и актуализируются ДП, уточняющие КЛС ‘межличностные отношения’ («контакт», «установление контакта»).

Чаще всего в процессе семантической деривации изменению подвергаются признаки, характеризующие характер объекта: нейтрализуется ДП «неодушевленность объекта» и актуализируется ДП «одушевленность».

В текстах А. Платонова отмечается индивидуально-авторское употребление, которое заключается в нарушении обычной сочетаемости глаголов, приводящем к актуализации в их смысловой структуре семантических признаков отношения. Так, глагол молчать относится к глаголам речи (КЛС ‘речевая деятельность’). В контексте: Все мастеровые молчали против Вощева… [10, с. 315] – глагол употреблен в конструкции против + Род. пад., которая является не характерной для него. Здесь как бы в «свернутом» виде представлено высказывание «молчали, тем самым выражая свою настроенность против Вощева, свое отрицательное, враждебное отношение к нему». В смысловой структуре словоформы актуализируются ДП «внешнее проявление эмоционально-оценочного отношения», «отрицательное отношение», «речь», реализующие КЛС ‘межличностные отношения’.

Особое употребление глаголов межличностных отношений благодарить, извинить(ся)/извинять(ся), помиловать, изволить, простить, благоволить отмечено в формулах вежливого обращения, просьбы, несогласия и др. Оно отражает не только отношение говорящего к адресату речи, но и указывает на социальный статус, положение в обществе, классовую принадлежность участников коммуникации. В составе формул речевого этикета глаголы выполняют коммуникативную функцию как «средство установления и поддержания контакта в общении» [Формановская 2006: 1], например: «Переоденьтесь сейчас же. Да вот что: выпейте у Дарьи Петровны водки» – «Покорнейше благодарю» [Собачье сердце, 407]. Этикетное выражение покорнейше благодарю обозначает почтительно-вежливое или вежливо-смиренное обращение к кому-либо с благодарностью.

В третьей главе «Функционирование глаголов социальных отношений в произведениях А. Платонова и М. Булгакова» рассматривается реализация семантических признаков в смысловой структуре глаголов социальных отношений, функционирующих в произведениях А. Платонова и М. Булгакова.

В социальных отношениях между людьми, описываемых в произведениях А. Платонова и М. Булгакова, преобладают отношения, связанные с властью над человеком, его подавлением как личности, на что указывает частое употребление глаголов, в смысловой структуре которых содержатся ДП ‘принуждение’, ‘влияние’. Реже наблюдается помощь человеку, его защита и поддержка.

В прямых значениях преобладают глаголы принуждения приказать/приказывать, велеть, требовать, заставить2, вызывать/вызвать и др.; помощи помочь/помогать; разрешения разрешить/разрешать, позволить/позволять и др.; влияния убеждать/убедить, приучить/приучать, умолять и др.; управления поручить, руководить, заведовать. Например, глагол руководить употреблен в прямом значении «направлять чью-л. деятельность, быть во главе чего-л.» в контексте: Среди прочих трудящихся масс жили два члена государства: нормальный мужик Макар Ганушкин и более выдающийся – товарищ Лев Чумовой, который был наиболее умнейшим на селе и, благодаря уму, руководил движением народа вперед, по прямой линии к общему благу [Усомнившийся Макар, 521], здесь реализуются ДП «руководство», «общественная сфера проявления отношений»; уточнитель глагольного действия движение народа вперед указывает на руководство общественной деятельностью, преследующей определенную цель – достижение общего блага. Глагол помогать употреблен в прямом значении «оказать кому-л. помощь в чем-л.» в контексте: «Где же вы такого взяли, Филипп Филиппович» – улыбаясь, спрашивала женщина и помогала снимать тяжелую шубу на черно-бурой лисе с синеватой искрой... [Собачье сердце, 355] – и выражает КЛС ‘социальные отношения’ в ДП «помощь», «физическая помощь».

В смысловой структуре глаголов социальных отношений возможны семантические изменения модуляционного характера.

Так, в прямом значении глагола поддержать «придержав, не дать упасть кому-, чему-л.» ИС ‘характер социальных отношений’ реализуется в ДП «защита», ИС ‘способ защиты’ – в ДП «защита при помощи действия». В контексте: «Как же мне не вмешиваться, – обидчиво забубнил Шариков, а Швондер немедленно его поддержал: – Простите, профессор, гражданин Шариков совершенно прав» [Собачье сердце, 400] – поддержка, защита осуществляется с помощью речевой деятельности (ДП «защита при помощи речи», уточняющий ИС ‘способ защиты’); глагол означает «выразить свое согласие с чем-л., выступить в защиту кого-, чего-л.».

Социальные отношения в произведениях выражаются также глаголами других ЛСГ в результате семантической деривации. Чаще всего это глаголы, которые в прямом значении относятся к полю «действие»: глаголы перемещения выслать, гнать, перевести, продвинуть, отправить и др., физического воздействия на объект вышибить, обработать, отбить и др., помещения поставить, сажать и др., речевой деятельности командовать, потребовать и др. Семантической деривации подвергаются также глаголы владения взять/брать, принять, располагать и др. поля «отношение».

Например, глагол продвинуть «двинуть, переместить что-л. вперед или в направлении к чему-л.» обозначает перемещение конкретного неодушевленного объекта (КЛС ‘перемещение в пространстве’). В контексте: «Ты бы организовал как-нибудь этого Жачева, а потом взял и продвинул его на должность – пусть бы хоть увечными он руководил!» [Котлован, 329-330] – одушевленность объекта действия, замещение позиции пространственного уточнителя словоформой на должность, употребление глагола руководить для обозначения деятельности, которая будет осуществляться объектом в этой должности, способствуют нейтрализации признаков, характеризующих перемещение, и актуализации ДП «управление», «изменение должности, места и условий работы», «административная сфера проявления отношения», реализующих КЛС ‘социальные отношения’.

В подобных контекстах часто указывается цель глагольного действия, а при характеристике объекта – его должность. В смысловой структуре глаголов, как правило, теряют актуальность признаки «физическое воздействие», «неодушевленность объекта», актуализируется ДП «одушевленность объекта».

Очень часто для выражения социальных отношений используются глаголы физического воздействия на объект, которые в прямом значении обозначают воздействие силой, физической массой, причем отрицательное (разрушающее, деформирующее и т.д.), например, глаголы нажимать «побуждать к какому-л. действию» (ДП «одушевленность объекта», «влияние», «бытовая сфера проявления отношений»), вышибить «с боем стремительно вытеснить противника» (ДП «принуждение», «удаление объекта», «военная сфера проявления отношений») и под.

Социальные отношения иногда выражаются индивидуально-авторскими средствами. Например, в контексте: «– Но скоро мы всех разактивим: дай только массам измучиться, дай детям подрасти!» [Котлован, 384] – употреблен словообразовательный окказионализм разактивить, где приставка раз- указывает на начало интенсивного действия, а корень -актив- передает идею интенсивной деятельности; глагол образован по аналогии со словом раззадорить и означает «заставить быть активными».

Употребление глаголов социальных отношений в формулах речевого этикета встречается в произведениях М. Булгакова (редко в произведениях А. Платонова). Так, словоформа позвольте употребляется при вежливом обращении с просьбой разрешить сделать что-либо (смягчение просьбы). Например: [Шервинский Елене] «Позвольте ручку поцеловать» [Белая гвардия, 475]; «…Позвольте спросить: отчего человек – так себе: ни плох, ни хорош, а машины равномерно знамениты» [Чевенгур, 29] и др.

В заключении излагаются основные результаты исследования.

Реконструкция семантической структуры глаголов межличностных и социальных отношений, сложившейся в языке, и сопоставление этой структуры со смысловой структурой глагольных словоформ, функционирующих в контексте, дали возможность выявить закономерности реализации КЛС ‘межличностные отношения’ и ‘социальные отношения’.

В произведениях А. Платонова и М. Булгакова наиболее употребительными являются глаголы межличностных отношений, обозначающие эмоционально-оценочное отношение и его внешнее проявление. Эмоционально-оценочное отношение имеет чаще положительный характер. Из глаголов социальных отношений чаще всего употребляются глаголы принуждения, влияния, управления, что свидетельствует о преобладании в произведениях А. Платонова и М. Булгакова отношений, связанных с властью над человеком, его подавлением (как личности).

Установлено, что глаголы употребляются как в прямых, так и в переносных значениях. В смысловой структуре глагольных словоформ происходят семантические изменения двух типов – семантическая модуляция и семантическая деривация.

Модуляционные семантические изменения у глаголов межличностных отношений чаще всего заключаются в изменении семантических признаков, уточняющих способ внешнего проявления отношения; отношение к человеку в произведениях А. Платонова нередко передается через отношение к его деятельности, личным качествам. У глаголов социальных отношений семантическая модуляция заключается, как правило, в изменении семантических признаков, конкретизирующих характер социальных отношений, сферу их проявления, способ воздействия на объект.

Межличностные и социальные отношения могут выражаться также глаголами других ЛСГ – перемещения, интеллектуальной, речевой, созидательной, социальной деятельности, владения и др. – в результате семантической деривации. Такие лексемы представлены в анализируемых текстах довольно широко. Это свидетельствует о том, что семантическая деривация является активным источником пополнения глаголов межличностных и социальных отношений в языке, и русские писатели в полной мере используют языковые ресурсы. Процесс семантической деривации связан, как правило, с изменением характера объекта.

В произведениях Булгакова отмечено более активное, чем у Платонова, употребление исследуемых глаголов в формулах речевого этикета, а также более частое их использование в речи героев, чем в авторском повестововании, поскольку главными персонажами преимущественно являются представители интеллигенции, способные мыслить и анализировать, оценивать отношения между людьми.

Функционирование глаголов в произведениях А. Платонова и М. Булгакова отражает как общеязыковые закономерности, так и особенности, обусловленные своеобразием авторского стиля, содержанием произведений, социальным статусом героев.

Перспективы исследования связаны с дальнейшим изучением глагольной лексики, ее функций в текстах разных стилей и жанров.

Соискатель имеет тринадцать публикаций по теме диссертации (без соавторов):

1. Фролова, М.В. Функционально-семантические особенности глаголов со значением межличностных отношений (на материале повести А. Платонова «Котлован») / М.В. Фролова // Вестник Российского университета Дружбы народов. Сер. Вопросы образования: языки и специальность. – 2007. – № 4. – С. 74 – 79. Статья в издании, рекомендованном ВАК РФ.

2. Фролова, М.В. Идиостиль А. Платонова как отражение культуры русского художественного слова / М.В. Фролова // Наука, искусство, образование в III тысячелетии : мат-лы III Междунар. науч. конгресса, г. Волгоград, 7-8 апреля 2004 г.: в 2 т. Т. 2. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2004. – С. 300 – 303.

3. Фролова, М.В. Глагольная лексика как средство отражения действительности 20-х годов ХХ века в повести А. Платонова «Котлован» / М.В. Фролова // Художественная литература как историко-психологический источник : мат-лы XVI Междунар. науч. конф., Санкт-Петербург, 14 – 15 декабря 2004 г. / под ред. д. и. н., проф. С.Н. Полторака. – СПб. : Нестор, 2004. – С. 277 – 281.

4. Фролова, М.В. Функционирование глагольной лексики как средства введения прямой речи в произведении А. Платонова «Котлован» / М.В. Фролова // IX региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. Г. Волгоград, 9-12 нояб. 2004г. : тез. докл. – Волгоград : Перемена, 2005. – С. 127 – 129.

5. Фролова, М.В. Особенности языка художественных произведений Андрея Платонова / М.В. Фролова // Матерiали VIII Мiжнародно науково-практично конференцi “Наука i освiта ‘2005”. Том 8. Росiйська мова та лiтература. – Днiпропетровськ : Наука i освiта, 2005. – С. 37 – 40.

6. Фролова, М.В. Актуальность изучения языка как идиостиля / М.В. Фролова // Актуальные проблемы науки в России: мат-лы Всеросс. науч.-практ. конф., вып. 3, г. Кузнецк, 31 мая 2005 г. : в 3 т. Т. 2. – Пенза : Типография Тугушева, 2005. – С. 266 – 270.

7. Фролова, М.В. Глагольная лексика как средство создания образа героя в творчестве А. Платонова / М.В. Фролова // Актуальные проблемы современного гуманитарного знания : сб. науч. тр. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2005. – С. 172 – 179.

8. Фролова, М.В. Функции глаголов межличностных отношений в художественном тексте (На материале прозы А. Платонова) / М.В. Фролова // Язык. Культура. Коммуникация : мат-лы Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 18-20 апреля 2006 г. : в 3 ч. Ч. 3. – Волгоград : Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 539– 544.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»