WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

5. Методология радикального конструктивизма позволяет доказательно представить постмодернистскую стратегию деконструкции как идеологию свободно конструируемой культурной идентичности и теоретическую основу современного проекта мультикультурализма.

6. Установка радикального конструктивизма на то, что культура самореферентна, то есть, замкнута на собственных описаниях, существенно модифицирует классическое представление о диалоге культур как о свободном взаимодействии открытых систем. В исследовании диалога культур необходимо принимать во внимание наличие закрытых сегментов системы, успешно противостоящих разнообразным манипулятивным техникам.

7. Обнаружение в культуре закрытых сегментов системы вносит уточнение в видение роли культуры России в глобальном историческом процессе. В рамках радикального конструктивизма теоретически обоснованной оказывается невозможность, с одной стороны, полного включения России в западную цивилизацию путем разрушения ее самобытности в котле мультикультурализма, а с другой – изоляционизма, предполагающего полную закрытость культуры. Внешние атаки на закрытый сегмент культуры могут служить свидетельством перерастания диалога культур в культурные войны, с целью конструирования другой реальности культуры.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что впервые в отечественной гуманитарной науке представлена разработка неклассической методологии исследования культуры с позиции концепции радикального конструктивизма. Выявлен эвристический потенциал и практическая значимость концепции радикального конструктивизма для философии культуры; уточнена специфика развития культуры России в условиях глобализации, диалога культур и культурных войн. Полученные результаты обладают ценностью для дальнейших разработок методологии исследования культуры и в ряде других наук, поскольку дискурс радикального конструктивизма является междисциплинарным. Результаты диссертации могут найти применение в разработке конкретных современных коммуникативных технологий. В диссертации представлен новый материал для разработки общих и специальных курсов, чтения лекций по современной философии культуры.

Апробация результатов диссертационного исследования. Содержание диссертационного исследования отражено в ряде опубликованных работ автора общим объемом 3,5 п.л. Результаты диссертационного исследования обсуждались в ходе участия в ряде международных научных конференций (г. Санкт-Петербург, г. Москва, г. Волгоград, г. Тверь). Отдельные аспекты диссертационного исследования были изложены автором в рамках участия в научном семинаре «Глобализация как модель культуры» (г. Гамбург, декабрь 2007 г.), а также в межвузовских научных семинарах «Мозаика и центризм в современной философии культуры» (г. Волгоград, ноябрь 2005 г.) и «Интеллектуальные среды» (г. Волгоград, апрель 2007 г.).

Автор имеет три публикации в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией (Международный журнал социальных и гуманитарных наук «Личность. Культура. Общество», «Вестник Новосибирского государственного университета», «Известия Волгоградского государственного педагогического университета»). Диссертационное исследование было проведено в рамках аналитической ведомственной целевой программы Министерства образования и науки РФ «Развитие научного потенциала высшей школы (2006-2008 годы)» на 2007 г., а также при поддержке Гранта ДААД «Иммануил Кант».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы, включающей 257 цитируемых источника, из них 82 на английском и немецком языках. Общий объем диссертационного исследования – 164 страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цели и задачи исследования, определяется степень изученности проблемы, методологические основания диссертационного исследования, положения, выносимые на защиту, определяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава «Радикальный конструктивизм: истоки и значение для философии культуры» посвящена рассмотрению базовых положений концепции радикального конструктивизма в качестве неклассической методологии исследования культуры, а также выявлению ее роли в современной научной и философской мысли.

В первом параграфе первой главы «Неклассическая проблематика в современной философии культуры» диссертант анализирует существующие подходы к определению понятия культуры, выделяет основные модели культуры.

Открытие сложного характера социальной реальности в философии ХХ века и рост междисциплинарных подходов к ее исследованию приводит к пониманию культуры как многоуровневой системы человеческой жизнедеятельности. В то же время культура мыслится как система, находящаяся в окружении других социальных систем (политики, права, морали).

Автор выделяет следующие наиболее значимые положения неклассического подхода к анализу культуры:

- культура рассматривается в неразрывном единстве человека с природой;

- понятие культуры разрабатывается в контексте парадигмы сложности мира и человека, природы и укорененного в ней человеческого бытия;

- культура мыслится в тесной связи с обществом, в качестве основного регулятора деятельности, поведения и общения людей.

Культура представляет собой специфически человеческий способ деятельности, конструирующий, воссоздающий человеческое бытие в его целостности. Поэтому наиболее продуктивной, по мнению автора, для описания культуры в ее неклассическом понимании является системно-синергетическая концепция. В условиях глобализации системно-синергетический подход оказывается существенной частью неклассической методологии, позволяющий обеспечить конкретную содержательность современного исследования и проектирования культуры.

Исходя из синергетического видения, методология исследования культуры должна основываться на принципе нелинейного развития сложных и сверхсложных систем, на идее плюралистичности и инвариантности развития общества и культуры. С этой точки зрения развитие культуры можно охарактеризовать как «полифуркацию», то есть повышение уровня сложности на каждом этапе будет означать повышение, рост вариантов альтернативного пути развития культуры.

Культура в синергетическом понимании предстает как сверхсложная, самоорганизующаяся система, траектория движения которой, по мнению отечественного исследователя М.С. Кагана, не может быть описана ни в терминах линейного мышления, ни в понятиях релятивистского сознания. Релятивизм ведет к локализации, плюрализации культур, между которыми нет никакой объединяющей связи. Этой точки зрения придерживается и зарубежный исследователь Дж. Хавторн, согласно которому релятивизм позволяет регулировать поведение человека только в рамках одной–единственной культуры. Именно системно-синергетическая парадигма, по мнению диссертанта, поднимает вопрос о необходимости новой методологии в силу исчерпанности классической методологии культуры.

Во втором параграфе первой главы «Возникновение и эволюция концепции радикального конструктивизма» дается обзор теоретических воззрений основных представителей радикального конструктивизма (Э. фон Глазерсфельда, У. Матураны, Ф. Варелы, Х. фон Фёрстера, Г. Рота, Г. Бейтсона).

Автор указывает, что возникновение концепции радикального конструктивизма связано, в первую очередь, с кризисом субъект - объектной парадигмы в естественных и гуманитарных науках, развитием теории информации и теории систем, осознанием сложного и многомерного характера социальной действительности. Радикальный конструктивизм подвергает критике классическую теорию репрезентации знания, в основе которой лежит принцип соотнесения знания с объективной действительностью.

Радикальный конструктивизм – это междисциплинарная научно-философская концепция, в основе которой лежат следующие положения:

- знание представляет собой не отражение объективной действительности, а ее кибернетическую модель. Суть данной модели заключается в том, что знание является состоянием когнитивной системы -наблюдателя как части познаваемой им самим действительности. Знание – это механизм адаптации к окружающей действительности, оно социально и исторические обусловлено;

- признание активной роли субъекта, конструирующего действительность в процессе организации собственного опыта;

- принцип мировоззренческого плюрализма, то есть признание существования различных версий реальности, каждая из которых обладает правом стать истинной.

В третьем параграфе первой главы «Радикальный конструктивизм на фоне основных философских и научных парадигм» выявляется связь радикального конструктивизма с различными научными направлениями: гештальттеорией, кибернетикой, квантовой механикой, синергетикой, парадигмой экологического мышления.

Автор приходит к выводу, что понятие конструкции, используемое в радикальном конструктивизме, сходно с понятием гештальта, который понимается как структурируемая наблюдателем целостность. Основные понятия радикального конструктивизма (целостность, гомеостаз, обратная связь) были заимствованы им из кибернетики.

Автор полагает, что концепция самоорганизации, также как и концепция радикального конструктивизма, занимается изучением сложных автономных биологических и социальных систем и способами их организации.

Однако между радикальным конструктивизмом и синергетикой существует ряд существенных различий. Так, если в синергетике речь идет об открытых неравновесных системах в целом, то радикальный конструктивизм делает акцент на процессах поддержания гомеостаза в живых когнитивных системах.

Кроме того, синергетика, претендующая на роль определенной онтологии, обходит стороной процессы познания и процессы жизни, рассматривая их в качестве прикладных аспектов процессов функционирования неравновесных систем.

Некоторые выводы теории самоорганизации (нелинейность, сочетание хаоса и порядка, диссипативность), по мнению автора, безусловно, могут помочь расширить концептуальную базу конструктивистской теории, рассмотреть теорию самоорганизации в качестве определенной онтологии радикального конструктивизма. Но автор полагает, что было бы большим преувеличением считать роль теории самоорганизации решающей в становлении конструктивистского дискурса. В связи с этим автор полемизирует с отечественным исследователем В.И. Аршиновым, который предлагает рассматривать взгляды теоретиков радикального конструктивизма в контексте эволюции идей синергетики, обозначая радикальный конструктивизм «Синергетикой 2». Рассмотрение радикального конструктивизма как производной от синергетики концепции несет в себе, по мнению автора, опасность того, что радикальный конструктивизм утратит роль самостоятельного методологического подхода и превратится в теорию самоорганизации второго порядка.

Автор считает, что радикальный конструктивизм имеет собственную концептуальную базу. Согласно концепции радикального конструктивизма в основе организации сетевых структур реальности лежит принцип обратной связи, придающий реальности некоторую устойчивость. В синергетике данный принцип носит второстепенный характер, поскольку акцент делается на динамике системы, балансирующей на грани хаоса и порядка.

Автор указывает, что радикальный конструктивизм как направление постнеклассической философской науки, имеет много общего с постмодернизмом, а именно характерный пафос бессубъектности, релятивизма и натурализма. В ходе проведенного сравнительного анализа базовых установок постмодернизма и радикального конструктивизма, автор приходит к выводу, что в ряде принципиальных вопросов радикальный конструктивизм противостоит постмодернистской парадигме и, кроме того, позволяет оценить эту парадигму в качестве элемента современной идеологии.

Вторая глава «Культура в свете концепции радикального конструктивизма» посвящена обоснованию концепции радикального конструктивизма в качестве научной методологии исследования современной культуры в условиях глобализации.

В первом параграфе второй главы «Конструирование реальности как феномен современной культуры» автор обосновывает сетевую модель культуры в контексте постмодернистской идеологии децентрации.

Автор определяет постмодернизм как культурный проект, в основе которого лежит принцип децентрации социокультурной целостности. Суть данного принципа состоит в рассмотрении реальности культуры в качестве децентрированной и гетерогенной. Это выражается хорошо известным в постмодернистской философии понятием «ризомы», предложенным французскими постмодернистами Ж. Делезом и Ф. Гваттари. Автор подчеркивает, что необходимой составной частью децентрации реальности культуры является элиминация или информационная деконструкция субъекта. При этом постмодернизм осуществляет не только деконструкцию человека как субъекта, как одного из «центров» стягивания смысла, но и деконструкцию человека как телесного существа.

Автор отмечает, что в условиях разрушения традиционных структур реальности культуры, общество переходит в качественно новый этап взаимодействий, имеющих сетевой характер. Для обоснования сетевой парадигмы автор обращается к теоретическим воззрениям представителя кибернетической ветви радикального конструктивизма – Г. Бейтсона.

Согласно Г. Бейтсону, сеть состоит из постоянно сменяющих друг друга способов коммуникаций. Наблюдателю, находящемуся в сети, необходимо обладать способностью к Различению, чтобы переключаться с одного вида коммуникации на другой. Г. Бейтсон развивает эту идею в учении о шизофрении как о расстройстве сигнальной системы Различения коммуникаций. Причиной шизофрении, согласно Г. Бейтсону, является неспособность воспринимать и производить сигналы, определяющие смысл следующей за ними коммуникации. Вообще шизофрения имеет социальный характер, поскольку она по Г. Бейтсону, представляет собой тяжелое поражение системы общения с людьми. Этот пункт в рассуждениях Г. Бейтсона о шизофрении крайне важен для понимания конструирования реальности культуры. Непонимание разнородных сигналов, свидетельствующих о переключении видов коммуникации внутри сети, может стать причиной, по мнению диссертанта, для серьезных международных споров и культурных конфликтов.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»