WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Таким образом, одной из доминант, организующих цикл «Маленькие рассказы» в художественное целое, как и у А.М. Горького в его цикле «По Руси», стало авторское восприятие жизни в непрерывном движении. Это определяет включенность героев цикла в общий жизненный процесс и нерасторжимость с ним. Следовательно, как и «Записки врача», «Маленькие рассказы» можно отнести к социально-философской прозе, в которой В.В. Вересаев продолжает традиции А.П. Чехова, В.М. Гаршина, А.М. Горького.

Таким образом, проанализировав «Маленькие рассказы», в диссертации утверждается, что обособление жизненных эпизодов в рассказах-очерках, с одной стороны, и их соединение в цикл, с другой, позволяет В.В. Вересаеву создать принципиально новое художественное целое. В цикле отдельные эпизоды из жизни героев (косаря, гонщиков, женщин, а далее целого вагона людей) активно взаимодействуют, переосмысляются в эпическое единство. В результате воссоздается общее состояние мира и общая жизнь народа.

Во втором параграфе «Рассказы о японской войне в художественной концепции «Мира Божьего» цикл военных рассказов рассматривается с точки зрения философской обобщенности.

Цикл рассказов о японской войне является не только галереей образов героев-солдат, но и описанием процесса познания ими жизни и смерти, постижением сложности окружающего мира, открытием для себя сущности войны. Целью автора становится стремление показать войну с предельной точностью, ответив на вопрос, неизбежна ли она была. Через рефлексию и софилософствование с читателем, опираясь на личный духовный опыт, В.В. Вересаев отвечает на поставленный вопрос, постепенно развивая сюжет (перед нами семь последовательных рассказов, представляющих собой единое повествование). Авторские представления о мировосприятии углубляются от рассказа к рассказу, и в последнем - «Под кедрами» герой вдруг ощущает внезапное обретение смысла своего существования. Непреднамеренность произошедшего усиливает трагическое восприятие героем событий войны.

Цикл рассказов о русско-японской войне воплотил в себе новые приемы построения художественного текста, характерные для развития жанра рассказа в начале XX века: прием вживания читателя в события повествования с одновременным отчуждением рассказчика, постоянно размышляющего на ту или иную тему; рефлексия как способ поиска истины (воспоминание, панорамная передача событий, соприкосновение героя с ирреальным миром, а отсюда открытие архетипических истин: игра в карты подобна игре в судьбы людей, люди как марионетки, случай, удача равносильны жизни или смерти и т. д.). Также для этих произведений характерна игра ассоциаций и яркая, необычная смена точек зрения, прямое обращение к способности читателя софилософствовать. Все это дает возможность запечатлеть момент духовного прозрения, когда герои, пережив какие-то катастрофические обстоятельства, в результате обретают смысл бытия. Способы повествования в рассказах В.В. Вересаева разнообразны: от использования несобственно-авторского повествования от третьего лица, основанного на словоупотреблении персонажа, связанного с последовательным выражением его точки зрения, до собственно объективного повествования, в котором доминирует авторская речь и господствующей становится точка зрения повествователя. Речь идет о последних двух рассказах цикла, где повествователь в форме «я», выступает уже как очевидец, наблюдатель, свидетель.

Каждый рассказ сюжетно завершен и в то же время органично встраивается в общее целое. Поэтому цикл следует рассматривать как единое творение художника, целостное произведение, коммуникативное, структурное и семантическое единство, что проявляется и в его композиции. Так, рассказ «Издали» выполняет функцию экспозиции цикла, в которой читатель видит расстановку сил, положение действующих лиц. «Враги» представляют собой завязку цикла, означающую момент возникновения конфликта. Следующие рассказы («На отдыхе», «В мышеловке» и «Исполнение земли») показывают развитие действия, «Ломайло» выполняет функцию кульминации, а рассказ «Под кедрами» символизирует развязку, фиксирующую итог развития событий.

Такие приемы поэтики философской прозы, как поляризация (происходит сведение всех противоречий войны и душевных переживаний героев в единой точке), метафоризация для выражения «незримого» («живая тишина духа»), риторические вопросы и восклицания («Разве мы не рвемся к тишине всею силою наших вечно неудовлетворенных душ»). Прямое обращение к способности читателя софилософствовать делают зримым сам процесс поиска истины, осуществляют диалогичность как «взаимосозвучие» идей, переживаний и озарений.

Гнетущее ощущение близости смерти, преследующее людей на войне, – один из основных мотивов военного цикла В.В. Вересаева. Ощущение, которое нередко передано в образах экспрессивных, безлично-обобщенных, подчеркивающих фатально злую силу: «что-то грозно-уверенное и предательское», «грозное и невидимое», «подавляющее величие отрицающего ничто» и т. д. Пытаясь использовать в цикле и вечные символы, и приемы, характерные для философской прозы, автор обращает внимание и на социальные причины поражения русских войск. Через неприятие жестокой реальности войны (эпизоды смерти, ранений, разорения мирных китайцев и т.д.) герои приходят к переоценке происходящего и к обретению глубинного понимания бытия. Такая антивоенная позиция была созвучна общему настрою журнала «Мир Божий». Подобные настроения можно встретить в таких произведениях, как «Перед походом. Рассказ Билита» («МБ», 1905, апрель), «Вернулся. Рассказ А. Дермана» («МБ», 1905, октябрь), «Выстрел (из серии «Война»). Рассказ К.А. Ковальского («МБ», 1906, февраль) и др.

В Заключении сделаны следующие выводы:

1. Ранняя проза В.В. Вересаева обнаруживает непосредственную связь с литературным контекстом «Мира Божьего», что характерно для всех его произведений, продолжающих медицинскую и деревенскую темы, показ героя-интеллигента и военных событий русско-японской войны.

2. В творчестве В.В. Вересаева жанр записок обрел особую глубину и завершенность. Новаторством писателя оказывается не только то, что этот жанр сочетает в себе уже известные элементы мемуаров, автобиографии, воспоминаний, но включение в художественный текст, повествующий о жизни и профессиональном становлении главного героя, аналитических размышлений, философских эссе, огромного пласта документального и научного материала, главная функция которого расширить и углубить знания читателя, подчеркнуть всестороннюю развитость повествователя.

3. Новым для художественной литературы стало и обращение к профессиональным медицинским аспектам, например, к закрытым, «стыдливым» проблемам: В.В. Вересаев указывает, что социальное зло приводит к физиологическим нарушениям, автор подвергает детальному исследованию психологию женщины, внутренний мир которой сформирован нездоровым обществом.

4. Особенность «Записок врача» состоит в том, что автор представляет на суд читателя не только окончательный результат своих размышлений о необходимости излечения человека, и общества, но и сам процесс поисков истины через преодоление ошибок (примеры неудачного лечения людей, повлекшие за собой их смерть, или неправильного назначения лекарств), трудностей (сложность с первого раза сделать трахеотомию или поставить диагноз по состоянию больного), сомнений и заблуждений.

4. В «Маленьких рассказах» прослеживается тенденция, характерная для подобных произведений других авторов журнала. Однако В.В. Вересаев, в отличие от них, вводит в свои очерки наблюдателя, который исследует сущность проблемы, используя при этом индивидуальные («В степи», «Исправилась», «На холоду») и групповые («В пути», «Исправилась») портреты людей, личные впечатления автора и его раздумья, воспоминания, документальные заметки.

5. В военных рассказах В.В. Вересаева ярко выражено очерковое начало (известно, что В.В. Вересаев был очевидцем военных действий), которое сочетается с философской углубленностью восприятия бытия. Антивоенный пафос цикла не декларируется, а как бы объективно вытекает из тех событий и испытаний, выпавших на долю героев. В результате пережитого они приходят к отрицанию войны, что совпадало с пацифистской позицией журнала.

Таким образом, все произведения В.В. Вересаева, опубликованные в «Мире Божьем», можно объединить особым авторским мировидением – социально-философским осмыслением жизни и смерти, смысла бытия, ценности и бесценности человеческой жизни.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Публикации в ведущих рецензируемых научных изданиях, определенных ВАК МО и РФ:

  1. Бородина М.А. Актуальные вопросы врача-студента (по «Запискам врача» В.В. Вересаева) // Омский научный вестник. – Омск: ОмГТУ, 2005. – С. 141-142.
  2. Бородина М.А. Различные подходы к личности врача и осмыслению его деятельности (на материале «Записок врача» В.В. Вересаева и «Доктора Фромана» А.Н. Бекетова) // Омский научный вестник. – Омск: ОмГТУ, 2006. № 3. Ч. II. – С. 206-208.
  3. Бородина М.А. Семантическая множественность «я» повествователя в осмыслении основных понятий бытия (на материале «Записок врача» В.В. Вересаева) // Омский научный вестник. – Омск: ОмГТУ, 2006. № 6. – С. 46-50.

Публикации в других изданиях:

  1. Бородина М.А. Проблематика рассказов В.В. Вересаева о русско-японской войне // Материалы, посвященные 190-летию Омского кадетского корпуса: Сб. науч. ст. – Омск: Издатель-Полиграфист, 2003. – С. 130-134.
  2. Бородина М.А. Разрушающее влияние войны на людей (на примере анализа рассказа “Ломайло” В.В. Вересаева) // V Катанаевские чтения: Сб. науч. тр. – Омск: Наука, 2003. – С. 27-31.
  3. Бородина М.А. Синтез эссеистического и документального в «Записках врача» В.В. Вересаева // Керуен: Научн. и лит.-худ. ж. – Алматы: Ин.-т лит-ры и иск-ва им. М.О. Ауэзова, 2006. № 2 (3). – С. 104-119.
  4. Бородина М.А. Опыт осмысления нравственного воспитания врача в литературе (на материале «Записок врача» В.В. Вересаева) // РОССИЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: сборник статей II Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2006. – С. 211-214.
  5. Бородина М.А. Опыт эссеистического осмысления «Записок врача» В.В. Вересаева // Русская литература XX века: восприятие, анализ и интерпретация художественного текста: Материалы X Виноградовских чтений: 15-17 ноября 2007 года / Ответ. ред. Н.М. Малыгина. – М.: МГПУ, 2007. – С. 37-41.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»