WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Особенно активно изучение вокальной речи ведется с 1920-х гг., что связано с совершенствованием методов экспериментально-фонетического исследования. В эти годы были открыты важнейшие особенности акустической структуры вокальной речи – наличие певческих формант, вибрато и др., делаются первые предположения о физиологической природе этих механизмов (Казанский, Ржевкин 1928, Bartholomew 1934, Wolf et al. 1935 и др.).

Термин «вокальная речь» вводится в научный обиход во 2-й половине XX в., первоначально в работах по акустике и физиологии (Морозов 1964), музыкальному исполнительству, музыковедению (Оголевец 1960, Пазовский 1964). Уточняется ее акустико-физиологическая природа (Дмитриев 1955, 1968, Морозов 1977, Sundberg 1987 и др.), создаются работы по практической вокальной орфоэпии русского языка (Сахарова 1957, Знаменская 1959, Виноградов 1967 и др.).

Собственно лингвистическое изучение вокальной речи начинается со 2-й половины XX в., преимущественно в отечественной науке, с появлением работ по вопросам пения, принадлежащих перу крупнейших языковедов (Реформатский 1948, 1955, Панов 1967), а также пособий по практической орфоэпии, созданных специалистами в области вокального искусства на основе работ по орфоэпии современного русского литературного языка, написанных старшими языковедами (в первую очередь Винокур 1948, Аванесов 1950).

Постепенно формируются основные подходы к изучению вокальной речи в рамках лингвистического: собственно фонетический, связанный с изучением объективных характеристик сегментных и суперсегментных единиц вокальной речи (Злато­ус­това 1971, 1981, 2001, 2002, Сайтанова 1975 и др.), орфоэпический, связанный с описанием произносительных норм вокальной речи (Реформатс­кий 1955, Ильина 1996, Астрова 1986, 1993, 1991, 2001, 2004 и др.), и сопоставительный, в рамках которого изучаются общие вопросы о статусе вокальной речи, ее соотношениях с музыкальным искусством и т. д. (Аванесов 1986, Татубаев 1978, 1982 и др.). В последнее время появились диссертационные исследования, в которых рассматриваются отдельные аспекты вокальной речи (например, Комарова 2005).

В работе дано описание основных фонетических характеристик вокальной речи по имеющимся в специальной литературе данным (Дмитриев 1955, 1968, Морозов 1977, Sundberg 1987 и др.). К ним относятся повышенная сила звука, соотношение изменений частоты основного тона с нотной записью, большой диапазон этих изменений, наличие вибрато и др.

Наиболее характерной особенностью вокальной речи на фонетическом уровне является наличие в ее спектре ярко выраженных максимумов резонансной природы, в которых может быть сконцентрирована значительная часть звуковой энергии. В зависимости от типа голоса и регистра певцами используются механизмы высокой певческой форманты (ВПФ) или подстройки формант под частоту основного тона или одну из нижних гармоник (Дмитриев 1968, Морозов 1977, Sundberg 1987 и др.).

Основными особенностями физиологии речепроизводства в вокальной речи являются особый режим работы дыхания, постоянство положения гортани и особая конфигурация надставной трубы (которая несколько изменяется в разных регистрах голоса), целостная координация которых способствует сохранению единообразного режима смыкания голосовых складок на всем диапазоне, являющегося центральным звеном голосообразования в академическом пении (Дмитриев 1968).

Описаны основные перцептивные качества вокальной речи (звонкость, полетность, мягкость, полнота, ровность и др.) и их акустические корреляты (Морозов 1977 и др.).

Гласные звуки в вокальной речи подвергаются модификациям, целью которых служит сохранение перцептивной ровности звучания голоса на всем диапазоне (Дмитриев 1968, Miller 1986). Дана фонетическая интерпретация некоторых вокально-методических терминов, связанным с формированием гласных звуков в пении (округление, модификация, прикрытие и др.). Проанализированы с фонетической точки зрения классификации певческих гласных из работ (Stockhausen 1886, Юссон 1975 и др.), а также приведены типичные указания об артикуляции основных звуковых типов гласных и согласных звуков в вокальной речи.

Обоснован особый статус артикуляционной базы академической манеры пения (Астрова 1986, Miller 1986, Nair 2001).

Суперсегментная структура вокальной речи и ее членение на смысловые отрезки определяется не только вербальным, но также в значительной степени ее музыкальным компонентом (Аванесов 1986, Васина-Гроссман 1972, 1978 и др.).

Характерной особенностью орфоэпии вокальной речи, согласно описаниям специалистов, является уменьшение степени редукции – количест­венной (Ягодкина 2003) или качественной (Садовников 1958, Виноградов 1967, Scheil 2004), при этом возможно проникновение гласных полного образования в 1-й предударный слог. Указывается на зависимость между реализацией гласного и «формой нотации», в зависимости от которой «певческая редукция … колеблется то в сторону речевых, то певческих норм» (Садовников 1958: 17). Однако в специальной литературе отсутствуют количественные характеристики описываемых феноменов, а также конкретные указания на то, каким образом зависит редукция от формы нотации.

Изучение имеющейся литературы позволило сделать вывод о том, что на сегодняшний день отсутствует целостное представления о вокальной речи, а также отметить разрозненность и фрагментарность имеющихся ее описаний. Исследование вокальной речи также осложняется отсутствием сложившихся определений и общепринятого мнения о ее лингвистическом статусе.

По результатам работы с источниками были выявлены основные подходы к определению понятия «вокальная речь», которая отождествляется с пением (Морозов 1977, Ноздровская 1957, Дмитриев 1968 и др.) – в этом значении словосочетание используется с наибольшей частотностью, или описывается как особый тип или способ реализации языка или форма речи (Ильина 1996, Астрова 1991, Дмитриев 1968). Однако указанные краткие определения не дают возможности составить представление о природе вокальной речи, а более развернутых определений в имеющейся литературе нами обнаружено не было.

Лингвистический статус вокальной речи затрагивается в небольшом количестве работ лингвистов. Бльшая часть авторов соотносят вокальную речь с речью сценической (Реформатский 1955, Виноградов 1986 и др.). Д. Джоунз выделяет вокальный произносительный стиль (Jones 1976). Исследователь вокальной речи С. Татубаев рассматривает ее как особую форму реализации языка (Татубаев 1982). Наиболее последовательным следует считать в данном вопросе М. В. Панова, который считает пение особой фонетической подсистемой современного русского литературного языка, сопоставляя его с говором и посложным произношением (Панов 1967). Однако и этим автором не выделяются признаки, специфические для вокальной речи, она рассматривается в сопоставлении с другими фонетическими подсистемами (отметим, что в более поздних работах, например Панов 1979, пение в качестве особой фонетической подсистемы не выделяется). Важно отметить, что М. В. Пановым не делается различия между пением со словами и без слов (вокализацией).

Нами было сделано предположение об особой синтетической природе вокальной речи, так как этот феномен образован сочетанием языка и музыки. Теоретическое подтверждение этой гипотезе мы нашли в работах, в которых естественный (вербальный) язык и музыка (музыкальный язык) рассматриваются как особые семиотические системы, различающиеся по социальным функциям (Мазель 1979: 22), однако обладающие определенным параллелизмом строения, о чем, в частности, свидетельствует использование терминов-омонимов (звук, фраза, предложение и т. д.) при описании уровней их иерархической организации (Холопова 2002: 47). Родство двух языков может быть связано с особенностями физиологии мышления человека – единством принципов «синтаксической обработки» (Pech­mann 1998: 42). Важнейшее значение в каждой из семиотических систем имеют не столько качества отдельной единицы, сколько закономерности изменения параметров, система их отношений в целом.

Изучение литературы позволило сформулировать определение вокальной речи как синтетического явления, образованного на стыке вербального и музыкального языков, компоненты которых вступают во взаимодействие на всех уровнях ее организации и обусловливают ее своеобразие и специфику. При изучении особенностей вокальной речи возможно предполагать взаимодействие как собственно лингвистических, так и музыкальных факторов.

Во второй главе «Акустико-фонетические особенности вокальной речи» описывается методика анализа акустических и фонетических характеристик вокальной речи, приводятся данные о распределении реализаций гласных фонем /а/, /э/, /о/ по звуковым типам в зависимости от фонетической позиции, положения в синтагме и историко-временных характеристик произносительных вариантов, а также условий, создаваемых ритмомелодической структурой вокальной речи в синтезе вербального и музыкального ее компонентов.

В результате проведенного анализа выявлены акустические параметры вокальной речи, связанные со специфическим поведением таких акустических компонентов, как длительность, интенсивность, частота основного тона, а также особенностями ее сегментной и формантной структуры.

Обнаружено, что важнейшей чертой сегментной структуры вокальной речи является наличие продолжительных стационарных участков, которые могут распадаться на несколько сегментов, значительно отличающихся качеством гласного звука; переходные участки присутствуют в вокальной речи, они аналогичны соответствующим участками в невокальной речи, что свидетельствует о родстве артикуляционных механизмов вокальной и невокальной речи (см. рис. 1–2).

Анализ показал, что длительность слогов в вокальной речи в среднем в 4 раза превышает длительность слогов в невокальной речи, при этом в вокальной речи обнаружены как сверхкраткие (0,01 с), так и сверхдлинные слоги (5,92 с). Неслоговые элементы в вокальной речи в среднем несколько более продолжительны, чем в невокальной, однако длительность слогов вокальной речи увеличена за счет сегментов гласных звуков.

Средняя интенсивность акустического сигнала, согласно нашему материалу, для одного исполнителя, выше для вокальной речи, чем для невокальной, в среднем на 8 дБ. Интенсивность стационарных участков в среднем выше интенсивности переходных на 2 дБ. Отмечены различия в интенсивности между слогами синтагмы, обусловленные логической, а также звуковысотной организацией вокальной речи.

Средние значения частоты основного тона в пределах музыкального звука (ноты) в вокальной речи очень точно соотносятся с нотной записью, а изменения частоты основного тона носят ступенчатый характер (см. рис. 3). В то же время при скачках на большой музыкальный интервал были обнаружены плавные, но очень краткие скользящие переходы.

Рис. 3. Нотная запись и интонограмма пропевания фразы «Вы мне писали, не отпирайтесь» (тот же певец). Обращает на себя внимание точное соответствие значения частоты основного тона на протяжении отрезка «вы мне пи-» стандартному значению ля малой октавы равномерно темперированной шкалы (220 Гц). Следует отметить, что фортепиано было настроено по камертону 440 Гц.

Проведенный анализ позволил выявить специфику формантной структуры вокальной речи.

Была установлена зависимость поведения нижних двух формант в вокальной речи, критических для опознавания гласного звука, от резонансной стратегии, избранной исполнителем в зависимости от типа и регистра голоса. Обнаружена вариативность использования резонансных стратегий у одного и разных исполнителей. При использовании механизма высокой певческой форманты (ВПФ) поведение нижних формант соотносимо с их поведением в невокальной речи (см. рис. 4). В механизме подстройки формант активно участвуют FI и FII, конкретные значения которых определяются значением частоты основного тона (см. рис. 5).

Рис. 4. Спектральный срез гласного [ы] во фразе «Вы мне писали» (В. Чернов). F0 = 191 Гц, F1 = 520 Гц, F2 = 2041 Гц, F3 = 2596 Гц, F4 = 2833 Гц, F5 = 4014 Гц. Хорошо видно, что уровень F2 и F3 превышает уровень F1.

Рис. 5. Спектральный срез стационарного участка гласного [а] во фразе «Себя вверяю» (Г. Вишневская). F0 = 787 Гц, F1 = 849 Гц, F2 = 1562 Гц, F3 = 2960 Гц, F4 = 3480 Гц, F5 = 4774 Гц. Подстройка под частоту основного тона.

Полученные данные не подтверждают существующего в специальной литературе мнения о том, что значения формант стационарных участков одинаковы для всех гласных в вокальной речи (см., например, Ржевкин 1956). Наш материал дает основания утверждать, что все гласные в вокальной речи имеют свое типичное положение формант. Были установлены средние значения FI и FII для гласных звуков, реализованных в позиции под ударением, для мужских и женских голосов (см. таблицу). Значения FI в вокальной речи, как правило, ниже, значения FII – выше, чем в невокальной речи, что соотносится с особенностями артикуляции в вокальной речи: более широким раствором рта, а также различиями в конфигурации языка.

Таблица. Средние значения F1 и F2 на стационарных
участках ударных гласных для вокальной речи и невокальной речи.

Звук

Мужчины

Женщины

ВР

НВР

ВР

НВР

А

FI

635

508

814

789

FII

1133

1656*

1484

1986*

О

FI

477

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»