WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В первой главе «Понятие творчества в истории философии и науки» раскрываются основные подходы к описанию исследуемого феномена и определению понятия «творчество». Разноплановое решение проблемы творчества стало причиной отсутствия общепринятой типологии смыслов творчества в истории философии, что обусловило попытку ее разработки в рамках заданного исследования. Предлагаемая в диссертации типология основана на выделении типов мировоззрения, задающих основную константу в ту или иную эпоху: космоцентризм (Космос), теоцентризм (Бог), антропоцентризм (человек).

Первый параграф «Космологический смысл творчества» посвящен подходу к осмыслению природы творчества, который начал разрабатываться еще в древности.

Поскольку первой формой осмысления творческих сил мироздания является миф, проводится анализ мифов о происхождении мира, Вселенной (космогонические мифы) и человека (антропогонические мифы).

В рамках космологического подхода в качестве основополагающей творческой силы осмысляется то или иное начало. Такое представление складывается в античной философии. Хотя там еще не существует понятия «творчество», сам процесс описывается в следующих терминах:

- природа как порождающая сила;

- архэ как производящее все и властвующее надо всем первоначало;

- логос как управляющее миром начало;

В человеке присутствует тождественное бытию начало – мышление. Следовательно, главным видом «творческой деятельности» человека является познание, результат которого – постижение смысла сущего, а не изобретение чего-то нового, несуществующего.

Художественное творчество оценивается гораздо ниже, поскольку все люди искусства, уверены греки, лишь копируют то, что есть, подражают творящей природе, будучи к тому же не в состоянии проникнуть в суть того, что воспроизводят. Подлинно творческое начало в них не принадлежит им самим, они способны создавать прекрасные произведения лишь в исступлении, отдавшись во власть высшей силе, созидающей весь космос.

Установлено, что в рамках космологического подхода к определению смысла творчества человек как создатель произведения не является творцом в подлинном смысле, но лишь копиистом, воспроизводящим (благодаря божественному вдохновению или разумному познанию) всеобщий Порядок вещей и оформляющим его сообразно форме, внутренне присущей душе. Единичный человек как создатель художественного творения рассматривается как существо подвластное, детерминированное, не имеющее самостоятельной ценности.

Во втором параграфе «Теологический смысл творчества» предметом анализа выступает прежде всего христианское мировоззрение. Диссертант убежден, что в логике исследования обращение к христианству становится необходимым, поскольку христианское мировоззрение утверждает творчество, выбирая собственный контекст: творчество есть необходимое условие спасения человека.

Обращается внимание на то, что через утверждение личности Бога в единстве и личностном существовании трех ипостасей Святой Троицы христианство обратилось и к человеку как к личности. Человек теперь утверждает свое право на уникальность и отделенность от общества в процессе общения с Богом. Любовь к Богу провозглашается наивысшей ценностью и сутью всякого отношения к Другому, она даже противопоставляется любой иной форме этого отношения. Общение с Богом приближается к подлинной форме диалога, поскольку Бог Иисус Христос является личностью, приобщение к которой имеет самостоятельное и высшее значение в деятельности и жизни человека.

Особенностью теологического подхода является резкое противопоставление творящей природы (Бога) всему сотворенному (миру и человеку в нем). Обладателем подлинно творческой силы является Бог, единый в трех лицах, ипостасях: Бог-Отец, вседержитель, созидающий мир и поддерживающий в нем порядок; Бог-Сын (Бог-Слово), Логос, благодаря которому происходит творение и который, принося себя в жертву, дарует людям возможность возвращения к истоку, к изначальной слитности с божеством; Святой дух, связывающий, объединяющей все сущее силой любви.

В эпоху Средних веков существуют две трактовки божественного творчества. В соответствии с первой – догматической – Бог создал все из «ничего» (Августин Аврелий, Ансельм Кентерберийский, Фома Аквинский). Абсолютной творческой способностью обладает только Бог. Именно Божественное Слово предопределяет вещи к бытию, определяет их в их бытии. Оно переводит все помысленное Богом из возможности в действительность. Ни один человек на это не способен. Он лишь подражает божественной деятельности, обрабатывает, украшает, но не творит, то есть не определяет вещи к бытию.

В соответствии со второй – мистической традицией – Бог создал из «ничего» только возможности всех вещей, призвав человека перевести эти потенции в действительность (Григорий Нисский, Мейстер Экхарт). Образцом для созидательной деятельности людей в данном случае служит «рождение» Богом-Отцом Бога-Сына, Логоса, рождение, происходящее в Духе. Все большее значение в творческом процессе, таким образом, начинают придавать слову, оформлению словом, а также человеку как единственному носителю духовного начала на земле.

В диссертации отмечается, что основополагающие идеи христианства сыграли гуманистическую и эвристическую роль в дальнейшем прояснении природы творчества. В них:

1) творчество есть необходимое условие спасения человека;

2) впервые показана ценность личностной человеческой реальности;

3) любовь к Богу провозглашается наивысшей ценностью и сутью всякого отношения к Другому;

4) утверждается ценность человеческого творчества.

Третий параграф «Антропологический смысл творчества» содержит характеристику эпохи Возрождения и Нового времени, а также анализ трудов исследователей, придерживающихся антропологического подхода, где роль творца, являющаяся прерогативой Космоса и Бога (при космологическом и теологическом подходах соответственно), принадлежит человеку.

Антропологический подход к осмыслению творчества становится доминирующим в европейской культуре, начиная с эпохи Возрождения. В его рамках именно человек оказывается наделенным творческой способностью, ни в чем не уступающей по силе Богу или природе.

В эпоху Ренессанса расширяются границы чисто человеческой творческой деятельности. Таковую перестают отождествлять лишь со словесно-музыкальными искусствами: творческой становится отныне любая деятельность, в том числе человеческая деятельность по саморазвитию, самосовершенствованию.

Как Бог творит мир наподобие художественного произведения, сообщая той или иной материи определенную форму, так и человек оформляет «мертвую» материю мира, создавая новые предметы, и совершенствует собственную природу, окультуривая ее, приближаясь в своем развитии к Абсолюту. При этом в своем творчестве человек не подражает Богу, то есть не копирует, не повторяет его творения, но соревнуется с ним, делая изобретения, измышляя не существовавшие до сих пор миры, характеры, совершенствуя уже созданное Творцом.

В эпоху Просвещения возникают проекты тотального пересоздания всего существующего. Бог допускается только как первопричина, однажды создавшая мир. Человек провозглашается отныне реальным творцом во вселенной, в которой он имеет теперь полное право осуществлять свои собственные замыслы, активно преобразуя как внешнюю по отношению к нему, так и внутреннюю природу.

В целом эпоха Нового времени характеризуется сосуществованием, а часто и противостоянием двух установок, сложившихся в Средние века, – рационалистической и мистической. И в том, и в другом случае человек и его деятельность оказываются в центре внимания мыслителей.

В качестве вывода сформулировано положение, согласно которому человек из участника в общемировом процессе созидания превращается в субъект творчества, противопоставленный объекту, – миру.

Основное содержание четвертого параграфа «Креативность и деструктивность в человеческой деятельности» составляет критический анализ различных психоаналитических учений, поскольку ныне существующие философские точки зрения на проблему соотношения креативности и деструктивности в подавляющем своем большинстве имеют основой положения, получившие развитие в конце XIX и в начале XX веков в психоанализе.

В диссертации отмечается и то негативное понятие, которое выразил Зигмунд Фрейд, стоявший у истоков возникновения самого определения «влечение к смерти», где деструктивность рассматривается как производная влечения к смерти.

Чтобы преодолеть подобную логику, диссертант обращается к метапсихологии Э. Фромма. Согласно Фромму, деструктивность возникает как реакция на психические потребности человека и является результатом взаимодействия различных социальных условий и экзистенциальных потребностей человека. Так, Э. Фромм доказывает, что биофилия представляет собой биологически нормальное явление, в то время как некрофилия – это феномен психической патологии.

Развивая мысль Фромма, диссертант приходит к выводу, что креативность – это творчество, которое можно соотнести с биофилией, инстинктами жизни. Деструктивность – это некрофилия, отрицание творчества и самой жизни.

Согласно диссертанту, появление деструктивных тенденций у отдельных людей почти всегда обусловлено лишением их подлинно диалогического взаимодействия в семье, школе, вузе. Чем больше развиты диалогические отношения, тем меньше предпосылок для возникновения деструктивных, антигуманных отношений.

Во второй главе рассматривается «диалогическая природа творчества». Соответственно творчество определяется как субъект-объектное отношение, субъект-субъектное отношение и отношение всеединства.

В первом параграфе «Творчество как субъект-объектное отношение» исследуются философские основания указанного отношения. Выявлено, что наиболее репрезентативными в понимании творчества как субъект-объектного отношения являются две объясняющие теории: иррационалистическая и рационалистическая.

Первая обосновывает творчество как спонтанный процесс личностной активности, никак не связанный с каким-либо (социальным, культурным и т.д.) контекстом, базирующийся на интуиции, предполагающий наличие гениальности. Эту теорию в качестве базовой берут психологические исследования.

Основа второй теории – обращение к ratio, которое формируется преимущественно под влиянием социально-экономических факторов. Творчество в этом случае объясняется как результат сложного процесса взаимодействия индивидуального и социального. Человеческая деятельность является творческой только тогда, когда порожденный ею результат оказывается новым не только для самого субъекта творческой деятельности, но и для социальной системы, в которую он вписан и которая признает его деятельность. Момент преобразования социума, таким образом, является непременной характеристикой творчества. Так или иначе обе эти теории при всем их различии едины в одном – в понимании творчества в качестве субъект-объектного действия.

Утверждается, что субъект-объектное понимание творчества уничтожает саму возможность творчества как появления нового. Новая идея относится либо к объекту, либо к субъекту. Если она принадлежит объективности, тогда она – не моя, не связана с моей субъективностью, а это обстоятельство в свою очередь исключает сам процесс творчества, ибо в процессе участвует субъект; если же она исходит из субъекта, то откуда берется момент новизны

Таким образом, заключает диссертант, данная проблема не может быть решена в субъект-объектной парадигме, она лишь порождает многочисленные заблуждения. Одним из распространенных выходов из этой противоречивости субъект-объектного подхода в философии выступает расщепление субъекта посредством введения понятия бессознательного.

Отмечается, что в дальнейшем развитие психоанализа привело к пересмотру характера детерминант сознания и представления о жесткости детерминации сознания бессознательными факторами. В исследовании прослеживаются различные варианты отказа от биологизации человеческого поведения (Э. Фромм, Ж. Лакан, П. Рикер) и делается вывод об открытии психоанализом фундаментальной сферы бытия – сферы своего Другого.

Во втором параграфе «Творчество как субъект-субъектное отношение» рассматриваются теории диалога в связи с проблемой творчества. В первую очередь это исследования Г.С. Батищева, М.М. Бахтина, М. Бубера, В.С. Библера. Идея О. Розенштока-Хюсси о децентрализации смысла дополняет классическую диалогику.

Показано, что в межличностных, субъект-субъектных отношениях творчество не может быть объективировано, ибо в них присутствуют две субъективности. Их встреча порождает диалог. Указание на диалог как фундирующий творчество порождает затруднения концептуализации проблемы творчества: философия творчества в этом ракурсе отождествляется с философией диалога.

Особого внимания в данном контексте засуживают труды Г.С. Батищева, в которых есть попытка соединения философии диалога и философии творчества. Другим философом, заговорившим о творчестве как диалоге, был В.С. Библер. Продуктивность взглядов Г.С. Батищева и В.С. Библера заключается в том, что они признали творчество диалогичным, исходящем из междусубъектных отношений или спора логик. Вместе с тем отмечается, что эти философы недостаточно разработали тему диалога как такового.

В этой связи в диссертации обосновывается позиция, согласно которой в самой структуре диалога заложены креативные потенции, что человек, входя в диалог, становится творческим человеком. Диалог – это процесс, в котором Я раскрывает себя Другому и тем самым только и осуществляет себя в подлинном смысле – творит.

Благодаря рассмотрению категории «творчество» в свете философии диалога показано, что творчество может быть полно раскрыто только на пути, выводящем за пределы индивидуализма. Здесь обрисовывается решение, адекватное природе творчества, оно состоит в том, что диалогический персонализм соединяет в себе концепцию личности и диалога, личность становится собой только в диалоговом взаимодействии с Другим. Именно в диалогическом отношении Другой становится Собеседником, помогающим личности творить диалогическую реальность.

Третий параграф «Творчество как отношение всеединства» посвящен анализу и обоснованию творчества как диалога с позиции концепции всеединства.

Отмечается органичная взаимосвязь проблемы творчества как диалога со всеми основными вопросами, составляющими предмет концепции всеединства русской философии. Одним из главных является положение о том, что истинная индивидуальность есть определенный образ всеединства.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»