WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Говоря об отражении культуры в языке, необходимо иметь в виду отражение в нем как национального, так и межнационального компонента, что позволяет различать в ономастической фразеологии немецкого языка:

  1. Межнациональные ФЕ, имеющие в других языках аналоги со сходной или

одинаковой семантикой и структурой (нем.den Pelion auf den Ossa stlpen,

рус. громоздить Оссу на Пелион; нем. Penelopearbeit, рус. работа

Пенелопы, анг. the web of Penelope; нем. ein keuscher Joseph, рус.

целомудренный Иосиф; нем. Was ist ihm Hekuba, was ist er ihr, англ.

Whats Hekuba to him, or he to Hekuba, рус.Что ему Гекуба, что он ей);

  1. Национально специфические ФЕ, возникшие под влиянием особенностей развития культуры Германии (frech wie Oskar наглый как Оскар, т.е. настоящий наглец; Hannemann, geh, du, voran – проходи, я за тобой; das ist ein Gedanke von Schiller – великолепная мысль).

Межнациональные ономастические ФЕ вошли в немецкий язык, как и в русский, английский, французский,

- во-первых, под влиянием античной культуры;

- во-вторых, под влиянием христианства;

- в-третьих, под влиянием мировой литературы и истории.

Немецкие ФЕ, возникшие под влиянием античной культуры, представляют собой, как правило, кальки уже сформировавшихся в языках источниках (греческом и латинском) устойчивых словесных комплексов (Eulen nach Athen tragen от лат. Ululam Athenas ferre; Hier Rhodus, hier springe от лат. Hic Rhodus, hic salta). Немецкая языковая среда, подчинив их своей фонетической системе, сохранила те значения, которые были закреплены за ними в языках источниках.

Характеризуя пути возникновения ономастических ФЕ античного происхождения, следует отметить, что развитие отдельных образных выражений шло путем сгущения определенного сюжета, в центре которого стоял мифологический образ. Такие выражения зачастую называют абстрактные понятия (ФЕ Ikarusflug – полет Икара, т.е. смелые дерзания – построена на основе древнегреческого мифа об Икаре, который поднялся на крыльях, скрепленных воском, высоко в небо, от чего воск расплавился, а Икар упал в море и утонул; ФЕ das homerische Gelchter – гомерический смех, т.е. громкий хохот – сохраняет в своем лексическом составе имя Гомера, описавшего в „Илиаде“ знаменитый смех богов; ФЕ Achillesferse - ахиллесова пята, т.е. слабое место - соотносится с мифологическим фрагментом о величайшем герое Троянской войны Ахилле, которого мать Фетида в детстве закаляла, опуская в подземную реку Стинкс, держа за пятку, ставшую единственным уязвимым местом героя).

Выражения, возникшие на основе сгущения мифологического сюжета, могут обозначать и неконкретные действия (во ФЕ den Augiasstall reinigen – чистить авгиевы конюшни, т.е. проделывать огромную работу - основным компонентом выступает имя царя Авгия, запущенные конюшни которого удалось вычистить только Гераклу; ФЕ Fass der Danaiden schpfen – наполнять бочку Данаид, т.е. заниматься бесполезным делом - возникла в результате сжатия отрывка о дочерях царя Даная, вынужденных за их преступление против мужей наполнять бездонную бочку; ФЕ mit Diogeneslaterne suchen – искать с фонарем Диогена, т.е. напрасно искать - восходит к факту античной истории, когда Диоген днем зажег фонарь со словами „Я ищу человека“).

В некоторых случаях известность мифологических персонажей и связанных с ними коннотаций приводила к тому, что мифологическое имя собственное, пройдя процесс деонимизации и получив новый статус, входило в лексический состав ФЕ, служащих образным обозначением людей по характерному для них свойству (ФЕ der Nestor seines Faches sein – быть Нестором своего дела, т.е. лучшим в группе – связана с именем самого опытного и мудрого воина в войске ахейцев из „Одиссеи“ Гомера; во ФЕ eine richtige Xanthippe – настоящая Ксантиппа, т.е. сварливая женщина – употребляется имя жены Сократа, которая, по свидетельствам историков, изводила мужа постоянными придирками; теоним греческого бога солнца, юности и поэзии, прекрасного Аполлона, используется во ФЕ ein echter Apollo – настоящий Аполлон, т.е. красивый мужчина).

Сопоставительный анализ немецких ФЕ античного происхождения в сопоставляемых языках показал, что среди них можно выделить: 1) ФЕ, характеризующиеся межъязыковой константной зависимостью компонентов; 2) ФЕ с межъязыковой константно-вариативной зависимостью компонентов.

Межъязыковая константная зависимость компонентов не допускает варьирования состава ФЕ в сопоставляемых языках (нем. Olympische Ruhe, рус. Олимпийское спокойствие; нем. Orest und Pylades, рус. Орест и Пилад; нем. zwischen Szylla und Charybdis, англ. between Szylla and Charybdas, рус. между Сциллой и Харибдой).

Межъязыковая вариативность ФЕ античного происхождения проявляется на лексическом и грамматическом уровнях с морфологическими (нем. in Morpheusarmen, англ. in the arm of Morpheus, рус. в объятиях Морфея; нем. Erisapfel, рус. яблоко Эриды) и структурными (нем. Argusaugen haben, англ. hundred-eyed Argus, рус. стоокий Аргус; нем. wie Antus, рус. быть Антеем) изменениями при полной семантической тождественности.

На протяжении веков христианство и развившаяся в его рамках христианская культура являлись важнейшим источником формирования национальных культур, и поэтому получили во фразеологиях народов христианского вероисповедания яркое проявление. Особое место среди ФЕ, возникших под влиянием христианства, занимают выражения, основным компонентом которых выступают библейские антропонимы (stark wie Simson sein – сильный как Самсон; Salomos Pantoffeln geerbt haben - унаследовать домашние туфли Соломона, т.е. быть очень мудрым; sich ernhren wie der heilige Antonius сидеть на пище Святого Антония, т.е. голодать; Moses Grab suchen – искать могилу Моисея, т.е. заниматься бесполезным делом; einen von Pontius zu Pilatus schicken – посылать кого-то от Понтия к Пилату, т.е. заставлять обивать пороги) и топонимы (ber den Jordan gehen – перейти Иордан, т.е. умереть; nach Bethlehem gehen – идти в Вифлеем, т.е. ложиться спать, die Fleischtpfe gyptens - египетские котлы с мясом, т.е. сытая жизнь, die babylonische Verwirrung - вавилонское столпотворение; die Posaunen von Jericho – иерихонские трубы, т.е. что-то издающее громкий звук).

Ассоциации, связанные с библейскими антропонимами и топонимами,

1) могут полностью совпадать в различных языках: имя Соломона, который попросил однажды у Бога разумное сердце, чтобы судить народ и различать добро и зло, соотносится в немецком языке (weise wie Salomo), как и в русском (мудр как Соломон), и английском (Solomons wisdom), исключительно с мудростью, а имя Фомы Близнеца, не поверившего в воскрешение Иисуса Христа, в немецком, русском и английском языках - исключительно с неверием (нем. der unglubige Thomas; рус. Фома неверующий; англ. a doubting Thomas);

2) могут частично совпадать в различных языках: имя Иова, пострадавшего из-за того, что однажды ему стал вредить сатана, в немецком языке, как и в русском, английском и французском, ассоциируется со страданиями и бедностью (нем. arm wie Hiob sein, рус. бедный Иов, англ. as poor as Job, франц. pauvre comme Job), но, в отличие от других языков, также с терпением (Hiobsgeduld haben – иметь терпение Иова, т.е. быть терпеливым) и с плохими новостями (eine Hiobspost bringen – приносить известие Иова, т.е. приносить плохие новости). Имя Авраама, к которому Бог однажды обратился со словами: „Пойди в землю, указанную мной, и я благословлю тебя и возвеличу имя твое“, соотносится в немецком языке, как и в русском, и английском, со спокойным, безопасным местом (нем. wie in Abrahams Scho sitzen, рус. в объятиях Авраама, англ. in Abrahams bosom), но еще со смертью (in Abrahams Scho eingehen – попасть в объятья Авраама, т.е. умереть) и с благословлением перед смертью (noch vor Torschuss in Abrahams Scho wollen – желать попасть в объятья Авраама, прежде чем постучаться в ворота, т.е. исповедоваться перед смертью);

3) могут (очень редко) полностью не совпадать. Такая возможность объясняется тем, что в основу ФЕ различных языков были положены разные отрывки Библии, повествующие о том или ином персонаже. В немецком языке имя Марии Магдалины символизирует непонимание (ФЕ das ist mir maria-magdalenisch – я не понимаю этого – отражает, по-видимому, непонимание фарисея Симона, как грешница осмелилась в его доме броситься к ногам Иисуса и почему тот спокойно реагировал на это); в русском и французском языках этот антропоним ассоциируется с раскаянием (рус. кающаяся Магдалина; франц. Magdeleine repentante), поскольку еще до встречи с Иисусом Мария много думала о нем, и в ее душе родилось желание переменить свою жизнь.

Межнациональный характер библейских выражений не исключает случаи, когда определенное имя собственное широко представлено во ФЕ немецкого языка, но не употребляется во фразеологиях других языков, как, например, антропоним Иаков, который носили апостол, обратившийся к христианам с посланием о вере, и персонаж Ветхого завета, работавший бесплатно долгих 7 лет у своего тестя пастухом (das ist nicht der wahre Jakob – это - ненастоящий Иаков, т.е. не тот, кого хотел бы видеть; wissen, wieviel Sprossen Jakobs Himmelsleiter hat – знать, сколько ступенек в лестнице Иакова, т.е. быть слишком умным; der billige Jakob - дешевый Иаков, т.е. дешевый работник; den billigen Jakob ablegen - отказаться от дешевого Иакова, т.е. служить неубедительным основанием).

Структурно-грамматические расхождения между библеизмами сопоставляемых языков обусловлены в основном собственно лингвистическими факторами и наблюдаются главным образом в сфере синтаксиса и словообразования. Причинами расхождения могут быть:

1) неодинаковые способы синтаксических отношений в библеизмах и степень

продуктивности разных средств синтаксической связи (нем. die Posaunen von

Jericho, рус. трубы Иерихонские; нем. Beliams Eselin, рус. Валаамова ослица);

2) несовпадение способа выражения сказуемого (нем. arm wie Lazarus sein, рус. беден

как Лазарь; нем. falsch wie Judas sein, рус. фальшивый как Иуда);

3) разный способ передачи обобщенности содержания отдельных библеизмов (немецкая

ФЕ der Kasten Noah связана с понятиями тесноты, древности и спасения; ФЕ

русского языка Ноев ковчег соотносится только с понятиями тесноты и древности);

4) различная степень свободы порядка слов в сопоставляемых языках и влияние

синтаксического фактора на него (нем. aus einem Saulus zu einem Paulus werden,

рус. из Савла стать Павлом; нем. die gyptische Finsternis, рус. тьма

египетская);

5) неодинаковые словообразовательные возможности языков (нем. Kainszeichen, рус.

каинова печать; нем. Judaskuss, рус. поцелуй Иуды);

6) различные переводческие традиции (в русских библеизмах имена

собственные произносятся в соответствии с греческим написанием, а в немецких

в соответствии с латинским (Sodom, Salomo) или еврейским (Moses, Noah)

произношением; некоторые из них восходят к переводу Библии Мартином Лютером

(Hiob, Methusalem);

7) разная активность употребления ФЕ с именем собственным (ФЕ русского

языка избиение младенцев, сохранившая связь со старославянским языком, хотя и

существует в современном литературном и разговорном обиходе, но нуждается в

трактовке, в фоновых знаниях. Немецкий аналог der bethlehemische Kindermord

звучит более „современно“, т.е. в трактовке нуждается в гораздо меньшей степени).

В ономастической фразеологии немецкого языка находят отражения и национальные

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»