WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Однако, детскую философию, которая все же является просто некоторой детской открытостью всем загадкам бытия, нельзя назвать в полном смысле слова философией, ведь еще нет фундамента знаний, опыта переживаний, социального опыта, которые необходимы для появления философии. Но некоторые суждения касательно мира, различных вещей и т. д., их известная глубина, а также и, конечно, само это вопрошание относительно важнейших тайн бытия принуждает нас согласиться с тем, что детское мышление содержит в себе явные философские тенденции. Но это лишь предпосылки для развития философии, ее начала, возможность, которая только-только начала осуществляться. Как особый феномен «детское философствование» обычно заканчивается с приходом в школу, где предлагаются для усвоения «готовые» ответы. Различные программы философии для детей могут реально послужить для целей лучшей социализации детей, но только в редких случаях можно говорить о способствованию началу полноценного философствования, поскольку в этом возрасте формируются наряду с базисными ценностями и стереотипы.

Можно утверждать, что движение общества к философии повторяется в жизни каждого индивида. Как известно, в эпоху осевого времени изолированные друг от друга культуры Греции, Индии и Китая переживали сходные этапы развития, когда произошло резкое усложнение общественной жизни (появление новых неравенств и т. д.), расширение кругозора (изучение новых стран и народов). Это привело к сравнению, к формированию критического мышления, к столкновению с мифом и появлению философии. Аналогично этому, первые знания о мире ребенок получает в виде синкретичного семейного мифа, но в дальнейшем из-за усложнения сферы общения, расширения кругозора, выхода за пределы семьи, появления других контекстов усложняется понимание мира, появляется критическое отношение, что ведет к крушению родительского мифа. В процессе этого крушения формируется личное отношение к миру. Если человек не дошел до стадии зрелой личности, то он не может стать философом. Следовательно, шанс стать философом связан с процессом социализации и ее исходом, конфликтом поколений, разрушением первоначальных представлений о социальности. Это разрушение не должно привести к замыканию человека в самом себе, к одиночеству и потерянности, но к формированию своего собственного взгляда.

Есть два периода в возрасте человека, когда потенциальность способности к философствованию переходит в действительность – с 3 до 7 лет и в момент взросления. Причем именно первый период наиболее универсален и демократичен для всех людей на земле, тогда как второй – достаточная редкость, как в «чистом» виде, так и в «смешанном» (как философские элементы в деятельности профессионалов-нефилософов).

В контексте профессионального образования для человека есть два шанса обратиться к философии. Первый – если к моменту интенсивного получения специальных знаний возникает личностное отношение, более широкий интерес к миру, позволяющий сломать узость специализации. Второй – обращение к философии маститых ученых после продолжительного занятия своими науками (например, И. Кант) и накопления колоссального профессионального опыта при выходе на метанаучные проблемы (социальная ответственность ученого, методология познания и т. д.).

Субъект может быть как индивидуальным, так и макросубъектом, поэтому в параграфе – «Культура как макросубъект и горизонт философствования» дана характеристика надындивидуальных субъектов философской деятельности.

Человечество может рассматриваться как единый субъект, так и как определенная совокупность, множество разнообразных субъектов разной степени общности, субглобальных целостностей. Каждая личность обязательно вписана в различные общности. Определенная эпоха и культура формирует человеческий материал в соответствии со своими главнейшими категориями и нормами, образуя типическую завершенность данной группы людей. Любая культура имеет свои собственные мировоззренческие категории, универсалии, свой «категориальный строй сознания» (В. С. Степин), который определяет особенность способа осмысления мира и поддерживают общий средний уровень и горизонт мышления. Эти категориальные структуры выражаются во всех проявлениях культуры (язык, техника и т. д.).

Культурно-историческая общность является субъектом философской деятельности, так как вырабатывает некие мировоззренческие универсалии, определяющие жизнь идеи, которые делают ее замкнутым символическим миром, отделенным от символического мира другой культуры. Нельзя говорить о том, что каждый член определенного общества или определенной эпохи является философом. Но можно говорить о конкретном философском духе той или иной эпохи, который именно философия собой являет, в том смысле, что он наличествует у всех людей в качестве мировоззренческого контекста их духовного бытия – почве, предпосылке и необходимом основании для истинно философского творчества.

Однако априорность культурной формы все же является выражением общего сознания, свойственного мифологическому. Философия же в своем существе – исход из мифа. Поэтому культура как субъект философствования содержит в себе: 1) слой общих представлений, мнений относительно главнейших вопросов человеческого бытия и сознания; 2) попытки творческого выхождения из коллективных ментальных структур отдельными философами. Данный творческий рывок философа опирается все же на вышеуказанный слой общих предфилософских и протофилософских идей, философ углубляет и очищает уже наличный материал, использует уже существующую почву для взращивания нового. Иными словами, определенная культура философствует и как самостоятельный субъект, и в лице настоящих философов. Во втором случае, философы – продукты данной культуры – неизбежно несут на себе печать этих общих мировоззренческих универсалий, они вписаны в свой культурный контекст.

Далее диссертантом анализируется сознание отдельных «культурно-исторических общностей», «культур» или «цивилизаций», каждая из которых является «составным» субъектом, «симфонической» личностью. При несомненном наличии интеллектуальных размышлений (отдельных «мыслителей») в первобытном обществе нет философии как таковой, но есть развитый, эстетически завершенный миф. Древневосточный тип объединяет предфилософские культуры Древнего Востока и доколумбовской Америки, обнаруживающие миф более высокого порядка с отдельными начатками философии и интеллектуальный социальный слой. Китайский тип содержит развитую философию с глубоким (доминирующим) интересом к социально-этическим проблемам, индийский – самобытную философию, представленную широким спектром учений, находящихся в разных отношениях к центральной религиозной традиции индуизма. Античный тип представляет собой ключевую для европейского мышления социоцентрическую философскую традицию. Для средневековья характерна философия в религиозной (христианство, ислам, иудаизм) форме. Новоевропейский тип отличается постхристианской философией. Русский тип отличается философией в религиозной форме, после XVIII в. самоопределяющейся по отношению к Европе и секуляризму.

В третьем параграфе – «Философствование в эпоху второго осевого времени» – философская деятельность рассматривается в контексте современности.

Настоящая эпоха, помимо «постмодерна», с полным основанием может быть названа «вторым осевым временем» (С. Э. Крапивенский). Осевое время – это всегда вызов человеку, в том числе и «человеку философствующему». Экологический кризис, кризис в международной политике, вандализация культуры и др. имеют единое основание, являясь результатом и симптомами кризиса социокультурного, антропологического – глобального кризиса духовности, что требует сегодня принципиальной коррекции существующего образа жизни и поведения на всех его уровнях – личностном, в масштабе отдельных стран и в глобальном масштабе. Ответ на Вызов истории, даже более острый, чем в первое осевое время, обязательно должен включать в себя качественное совершенствование моральной культуры общества и дальнейшее наращивание его гносеологической культуры, так как простое выживание человечества невозможны сегодня без качественных подвижек в наших познавательных способностях, в методологическом уровне познания. Ведь решение глобальных проблем, составляющих содержание современного Вызова истории, возможно лишь на новой гносеологической, методологической, мировоззренческой, то есть философской основе. То есть сегодня, чтобы человечество выжило, социокультурная трансформация должна носить предваряющий характер и произойти вследствие системных изменений в мировоззрении (социального менталитета). Существующий социокультурный вызов носит общепланетарный характер и посему требует радикальных сдвигов в культуре на уровне всей планеты, требует глобального ответа, что осложняется чрезвычайно неравновесной динамикой глобализации человечества. Речь должна идти не о сведении многообразия культур к чему-то единому, а об их сближении и взаимообогащении. В этих условиях особое значение приобретает единое планетарное сознание.

Если и не в глобальном или субглобальном масштабах, то хотя бы на личностном уровне проблема реализации способности к философствованию может быть решена. Тот, кто пытается выпутаться из сетей лжи, манипуляции сознанием, навязанных стереотипов, – уже философ (на обыденном уровне), то есть человек, стремящийся к правде, истине, мудрости. Это может стать фактором перехода конкретной личности из обыденной философии в самодеятельную или профессиональную.

Проблематичность положения философии в наше время связана со спецификой образования, методикой развития способности к философии. Главная проблема – низкий и продолжающий падать уровень образования вообще, в том числе и философского. Возникают определенные проблемы и с выбором традиций и направлений.

Главным субъектом философской деятельности на сегодняшний день являются профессиональные философские сообщества, хотя их ответ на вызов истории вряд ли можно назвать своевременным. Поэтому и статус самого философского знания снижается, а представители науки и других сфер деятельности пытаются перехватить инициативу в поиске ответов. Таким образом, существующая маргинализация философии затрагивает по большей части ее профессиональную (академическую) форму, но вместе с этим растет интерес к философии, который не носит академического характера и плохо стыкуется с тем, что институциональная философия предлагает в качестве философского знания. Следует говорить о балансе в реализации философского потенциала человечества – снижение качества в кабинетной философии компенсируется развитием других форм философствования, что в целом обеспечивает самосохранение философского знания.

Итак, впервые, в своем более или менее чистом виде, философия появилась в эпоху осевого времени. Но так как нынешняя эпоха вполне может быть названа «вторым осевым временем», то можно предположить, помимо наличной модификации, возможность и последующего качественного и формального изменения философской деятельности.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются выводы.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

1. Карчагин, Е. В. Способность к философствованию и ее актуализация / Е. В. Карчагин // IX Межвузовская конференция студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области, г. Волгоград, 9-12 Ноября 2004 г.: [Текст]. Вып. З. Философские науки и Культурология. Исторические науки: тезисы докладов / Ком. по делам молодежи Администрации Волгогр. обл. ; Совет ректоров вузов ; ВолГУ ; редкол.: О. И. Сгибнева (отв. ред.) [и др.]. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. – С. 4-6.

2. Карчагин, Е. В. Античный человек как философ / Е. В. Карчагин // Материалы Научной сессии, г. Волгоград, 18-24 апреля 2005 г. [Текст]. Вып. 2. Философские и социальные науки / ВолГУ ; редкол.: Н.В. Омельченко (отв. ред.) [и др.]. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2005. (К 25-летию ВолГУ). – С. 37-38.

3. Карчагин, Е. В. Способность к философствованию у детей : этапы развития и новации в педагогике / Е. В. Карчагин // Учебный год. 2005. № 3. – С. 43-50.

4. Карчагин, Е. В. Персонологические основания философствования / Е. В. Карчагин // X Межвузовская конференция студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области, г. Волгоград, 8-11 Ноября 2005 г.: [Текст]. Вып. З. Философские науки и Культурология. Исторические науки: тез. докл. / ком. по делам молодежи администрации Волгогр. обл. ; Совет ректоров вузов ; ВолГУ ; редкол.: О. И. Сгибнева (отв. ред.) [и др.]. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2006. – С. 39-41.

5. Карчагин, Е. В. Философия как деятельность / Е. В. Карчагин // Материалы Научной сессии, г. Волгоград, 17-23 апреля 2006 г. [Текст]. Вып. 2. Философские и социальные науки / ВолГУ ; редкол.: Н.В. Омельченко (отв. ред.) [и др.]. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2006. – С. 9-11.

6. Крапивенский, С. Э., Карчагин, Е. В. Homo philosophicus : человек философствующий / С. Э. Крапивенский, Е. В. Карчагин // Философия и общество. 2006. № 3. – С. 5-24.

7. Карчагин, Е. В. Формы философской деятельности : от обыденности до мастерства / Е. В. Карчагин // Res paedogogicae. 2006. № 2. – С. 113-123.

8. Карчагин, Е. В. О субъекте философской деятельности / Е. В. Карчагин // XI Региональная конференция студентов и молодых ученых Волгоградской области 8-10 нояб. 2006 г.: [Текст]. Вып. З. Философские науки и культурология. Исторические науки : тез. докл. / ком. по делам молодежи администрации Волгогр. обл. ; Совет ректоров вузов ; ВолГУ ; редкол.: О. И. Сгибнева (отв. ред.) [и др.]. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 6-8.


1 Крапивенский, С. Э. Человек как философ // Человек в современных философских концепциях: Матер. междунар. научной конференции (Волгоград, 17–19 сентября 1998 г.). – Волгоград: Издательство ВолГУ, 1998. С. 4-12.

2 Философское сознание: драматизм обновления / отв. ред. Н. И. Лапин. – М. : Политиздат, 1991. С. 55.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»