WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Обычная способность мышления и философское мышление не тождественны. Философия – это мышление, рационально отвечающее на предельные вопросы и темы, схватывающее единство целого (бытие) за пределами наличных случайностей обыденного опыта. В целом философское мышление требует самостоятельности и гораздо большего напряжения и труда, чем простое размышление; философствовать – это значит в наиболее полной форме реализовывать характеристику человека как человека разумного, это квинтэссенциальный модус обычного мышления, наивысшая степень и энтелехия развития способности к познанию сути вещей.

Но при всем различии обычного мышления и философского возникает парадоксальная ситуация, когда появляется вполне объяснимый соблазн всех людей объявить готовыми философами. Некоторые исследователи (А. Грамши, К. Ясперс, К. Поппер, В. В. Бибихин) считают, что всякий человек уже актуально является философом в силу своей принадлежности к роду человеческому. Но чтобы избежать опасности впасть в логическую несообразность, правильнее принимать тезис о таком понимании всеобщности философии, когда всякий человек считается философом в смысле возможности им стать в силу определенных причин. Можно утверждать, что способность к философствованию является родовым свойством всех людей только в качестве определенной потенции, чистой возможности. При этом следует отличать философствование как родовую характеристику (чистую возможность) всех людей от реальной философской деятельности определенных индивидов.

Далее рассматриваются пути актуализации способности к философствованию, источники и факторы появления философии, сделавшие возможность философии настоящей действительностью. Соответствующая конфигурация человеческого мышления и деятельности впервые возникла в эпоху «осевого времени» (К. Ясперс), когда скрывавшаяся до определенного момента в синкретическом клубке первоначальной человеческой культуры философия приобрела форму надындивидуальной структуры и длящейся традиции, когда произошло своеобразное вырывание индивида из обезличивающей сферы мифа древних культур, и человек был вынужден и, очевидно, уже способен по-новому отвечать на главные вопросы, поставленные древним мифом.

Актуализации способности к философствованию способствуют различные социальные условия и культурные шаблоны, т. е. некоторые внешние, а также внутренние для индивида структуры. Множество различных факторов и причин, оформляющих способность к философствованию, зависит от одного главнейшего: погруженности человека в бытие; сама человеческая экзистенция толкает человека философствовать. Помимо этого справедливо, что всякий философ – это результат диалектического единства действия двух главных факторов: внутреннего и внешнего, личностного и социального, особого персонального отличия и внешних аттракторов социально-культурного характера. Философом может стать человек, способный увидеть, осознать, испытать на себе мировоззренческие разрывы, порожденные определенной общественной ситуацией.

Две главные группы факторов (внешние и внутренние) разделяются на:

– внешне-материальные – экологические (географические и геополитические) и общественно-экономические факторы, наличие досуга и особый характер материального производства;

– общественно-идеологические факторы, т. е. определенные символические конструкции и миры (язык, установки мышления, религия, наука, философия), которые формируют мировоззренческие характеристики индивида;

– «пограничные ситуации» (ситуация смерти, ситуация вины);

– внутренние – интенсивность личных качеств, состояний и склонностей (сомнение, удивление и интуиция), степень изначальной одаренности («пассионарности», по Л. Н. Гумилеву) и философской чувствительности (по В. Н. Потемкиной, «метафизические переживания»), перелом, качественный сдвиг в личном мировоззрении, стремление к коммуникации, диалогу, общению.

Во втором параграфе «Содержание философской деятельности» производится экспликация содержания философствования с точки зрения деятельностной парадигмы.

При характеристике философской деятельности следует принимать во внимание результаты деятельности признанных философов.

Осуществляясь, способность к философствованию из чистой возможности становится реальной действительностью в виде философской деятельности. Чтобы подчеркнуть деятельностную, динамическую сторону философии мы употребляем термин «философствование», отличая при этом философствование как процесс индивидуальной философской деятельности, от философии – как надындивидуальной общности индивидуальных достижений философствования, некоторой «рамки», понятийной сетки, внутри которой становится возможной индивидуальная философская деятельность.

При таком подходе философия оказывается не случайным моментом в культуре, а воспроизводящимся для себя и на своих собственных основаниях феноменом благодаря наличию фундаментального социального механизма, осуществляющегося именно социальными силами, – «быть человеком».

Философия оперирует наиболее сверхчувственными объектами (идеями, символами и т. д.), вводит человека в глубину внебиологического мира, в структуры режима воспроизводства надприродной составляющей человека – сферу символов. Сам человек является человеком в той мере, в какой он созидается через культурно изобретенные средства, которые не даны в природе – символы. Причем главное отличие философской деятельности от других видов – в том, что ее символы являются наиболее возвышенными, предельными, философ оперирует символами самого общего содержания. Совокупность символов наиболее абстрактного и возвышенного содержания составляет сферу софии, где всегда можно выявить главнейший символ философской деятельности – Абсолют; различие Абсолютов неизбежно приводит к различию идеалов мудреца. Деятельность философа – это посильное возношение, трансцендирование к софийной сфере из безличного знания, характерного мифологическому сознанию.

Представляется, что в целом философскую деятельность нельзя заключать в рамки научного производства или мыслительной, дискурсивной деятельности. Она должна пониматься как всецелая экзистенциальная философская деятельность, философская жизнь и труд, без которых не было бы и результатов – философских идей, концепций, систем, что, по сути, составляет философию. Философствование вполне можно считать синтетической формой духовной деятельности, поскольку она содержит в себе теоретическое и практическое отношение к действительности. Она вбирает в себя, перерабатывает и осмысляет, а затем представляет (например, в виде философского произведения или социальной позиции) все богатство социальной практики, все то культурное наследие, которое воспринято данной эпохой, данным обществом.

Поскольку человеку свойственно движение, динамика, выход за пределы настоящего момента и состояния, т. е. он способен трансцендировать, то философский акт (мысль в пределе, выход за пределы) является по сути своей именно актом трансцендирования.

В целом, философская деятельность, если подойти к ней предельно широко, разделяется на несколько этапов:

1) состояние «неудовлетворенности» (удивление, недовольство и т. д.) данной действительностью;

2) выход в высшую сферу символической реальности, сферу самых предельных категорий бытия (истина, добро, красота и т. п.);

3) создание своего объяснения, теории;

4) на основе этой теории практическое внесение изменений в саму действительность или/и в свой образ жизни или/и в свое понимание этой действительности. Все четыре этапа составляют единый процесс философствования, целостность которого нельзя нарушать.

Инструментарий философствования включает в себя: 1) орудие, производящее эту деятельность (душа, ум, сознание, дух и т. д.); и 2) то, чем он оперирует (идеи, концепции, символы и т. д.). Весь арсенал этих средств она получает от других видов деятельности. Философ пользуется обычными человеческими способностями, такими как ум, разум, рассудок, дух, сердце, интеллект, интуиция и др. Но, прежде всего, философ, осуществляет свою мысль в языке, оперирует словами. Укорененность философской деятельности в языке, присущая ей своеобразная «лингвистическая зависимость» – неоспоримый факт.

Безусловно, человек философствует всем своим бытием, существованием. Созидается человеческое бытие, его отношение к миру, конструируется положение человека в мире.

Теоретические результаты философской деятельности – система философских символов (идей, концептов) – достаточно сложны и, к тому же, весьма различны: от понятия и кратчайшего афоризма (т.е. устных форм) до внушительных письменных текстов как формы выражения философских систем. Но эти результаты всегда возвышаются над обыденным уровнем.

В третьем параграфе – «Формы философской деятельности» рассматриваются результаты осуществления способности к философствованию, воплощенные в виде разнообразных конкретных форм.

Чаще всего с историко-философских позиций из всего существующего массива оригинальных философских направлений выделяются разновидности философствования. Так, Л. Г. Джахая предлагает различать три главных исторических типа философствования: научный, антропологический и религиозный (соответственно: сциентистскую, экзистенциальную и теологическую философию). Помимо этого, самостоятельными типами философской деятельности называют герменевтическую, аналитическую, спекулятивную и др. философии.

Диссертантом выбрано иное основание для классификации – с точки зрения социального статуса философии. Ведущую роль здесь играет академическая («профессиональная») форма философствования. Безусловно «философ и профессор философии (философовед, философский работник) отличаются так же, как поэт от литературоведа. Это разные виды деятельности» (А. А. Гусейнов). Если в первом случае речь идет о творчестве, то во втором – о систематической, планомерной работе, часто выполняемой по заказу и в срок. Но само по себе философоведение не есть негативный феномен. В рамках профессии существует и настоящее философоведение с элементами оригинального философского творчества. Это не обязательно отрицательное явление, хотя существует большая опасность превращения его в квазифилософствование – часто встречается поверхностное «философоведение», философское начетничество, сухая школярская, схоластическая философия.

Неакадемическое философствование, как таковое, заключает в себе целый ряд форм. Прежде всего, это тот тип стихийной непрофессиональной «философии», который формируется на уровне массового сознания («у каждого своя философия»). При этом следует различать две разновидности обыденного мышления: 1) замкнутая, ограниченная, застывшая в своей косности, самодостаточная и самодовольная обыденная мысль; 2) открытое, развивающееся, самосовершенствующееся обыденное мышление, которое уже с полным правом можно назвать философией, но в силу некоторых причин не достигшей глубины и адекватности выражения, как это случилось с «философией философов».

Другой вид неакадемического философствования может выражаться и в профессиональных занятиях других (не философских) видов деятельности, например, в литературно-художественной форме, публицистике и метанаучных исследованиях.

Человек может стать настоящим философом, не будучи при этом «профессионалом», если профессионализм понимать только как профессию (т. е. оплачиваемая специальность). В этом смысле всякий истинный философ – не обязательно «профессионал», но он всегда – «мастер». Философия может быть и не профессией, но она в любом случае, будучи и любительской философией, обязана показывать высокие образцы философского творчества. Наиболее желательной формой был бы «профессионализм» в смысле качества, что вполне достижимо как в рамках профессиональных философских институтов, так и за их пределами.

Наряду с этим постоянно и неизбежно возникают «сниженные» формы философской деятельности, такие как софистика, словопрение, идеологизированная «философия», выхолощенная мертвая схоластика, дилетантская доморощенная «философия» и т. д. Эти формы не случайно окаймляются кавычками, их, маскирующихся под философию, легко объединить в одну нишу квазифилософствования, псевдофилософии.

Предлагаемая диссертантом классификация видов философствования включает в себя: дилетантское обыденное; высокое обыденное (в рамках других профессий); низкое профессиональное; высокое профессиональное; низкое самодеятельное; мастерское самодеятельное.

Вторая глава «Социокультурный контекст субъекта философской деятельности», состоящая из трех параграфов, содержит анализ социокультурного измерения деятельности философствующих субъектов.

В первом параграфе раскрываются «Персонологические и онтогенетические основания субъекта философствования».

Субъектом философской деятельности являются: 1) человечество в целом, 2) социальные группы (от философских школ до культурно-исторических общностей) и 3) отдельный человек.

В своем существе философия имеет персональный облик. Формирование способности к философствованию связано с формированием личности, с социализацией. При этом личность должна пониматься не в традиции социоцентризма (социология и марксизм), где личность определяется как ансамбль общественных отношений. Ведь в обществе, в социуме личность не создается, но актуализируется. Личность содержит в себе ряд неотъемлемых качеств, в которых раскрывается ее своеобразие, специфика. Такими наиболее яркими личностными характеристиками являются свобода, творчество, динамизм, диалогизм, которые вполне реализуются в философии. Прежде всего, любое философствование – это свобода мыслить, определенный мировоззренческий выбор, сопряженный с ответственностью. Всякая философская деятельность – это непрестанное движение, динамика, бесконечное познавательное и этическое совершенствование. Философия – не застывшая догматическая система, но непрестанное творчество. Наконец, философствование – это общение мысли, коммуникация, диалог. Таким образом, развитость личностных качеств определенным образом отражается и на качестве философствования.

Обращение человека к философии имеет темпоральную определенность: в жизни возникают некоторые моменты, когда происходит совпадение интереса к миру и интереса к себе, в этой точке возможно обращение к философии.

В разном психофизиологическом возрасте человек обладает разной мерой своих сил, в том числе и умственных. Способность к философствованию имеет все необходимые условия для своего первичного проявления уже примерно с четырехлетнего возраста, когда дети начинают говорить о себе в первом лице и формируется мышление. Об этом свидетельствует материал, содержащийся в книге Г. Б. Мэтьюза «Философия и ребенок».

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»