WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

Карчагин Евгений Владимирович

ЧЕЛОВЕК КАК ФИЛОСОФ:

субъектно-деятельностный анализ

09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Волгоград – 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Крапивенский Соломон Элиазарович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Седова Наталья Николаевна

кандидат философских наук, доцент

Назарова Марина Петровна

Ведущая организация: Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского

Защита состоится 10 мая 2007 г. в __ ч. на заседании диссертационного совета Д. 212.029.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 4-13 А.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского

государственного университета

Автореферат разослан «__»_________2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М. А. Кузнецова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Для гуманитарных наук давно стала привычной характеристика человека через эпитеты, означающие какую-либо его деятельность, например: homo… (человек…) «ludens», «symbolicum», «pulcher», «хозяйствующий», «информационный» и т. п., но в этом ряду никогда не рассматривалась антропность, человеческое измерение философии, то есть «человек философствующий», homo philosophicus. В концептуальном плане не разработан вопрос о философии как родовой способности человека, о человекоразмерности философии, о том, кто такой философ не просто как отдельный мыслитель (Платон, Б. Спиноза, Н. Бердяев и др.), а как человек вообще.

В связи с этим анализ человека как философа позволит уточнить представления об основаниях философского знания и их органической связи с бытием человека, поскольку традиционно предполагалось, что философское знание носит объективистский характер (спекулятивно-метафизический или сциентистский). Возникает необходимость рассмотрения субъекта в единстве социокультурных и антропологических характеристик, так как включаемый в последнее время в число оснований, субъект понимался как всеобще-абстрактный либо как социокультурный.

Кроме того, рассмотрение данной темы позволит расширить представления о спектре социальных ролей личности в современном обществе, связать философствование с другими видами духовной деятельности и показать роль философии в оптимизации отношений личности и общества. Характеризуя человека как субъекта философской деятельности, мы тем самым выявляем не только ее социокультурную обусловленность, но и ее генетическую связь с экзистенциальными глубинами социального бытия.

Анализ бытия человека как философа в современной социокультурной ситуации обращает наше внимание на высшие проявления потенциала человеческой креативности, на роль мышления и интеллекта в формировании адекватного ответа на вызов современной цивилизации как общества риска. Дискурс о человеке философствующем способен прояснить, таким образом, статус, роль и миссию философского знания в поиске новых горизонтов и оптимистических перспектив современного человечества.

Степень разработанности проблемы. В современной отечественной литературе проблема «человека философствующего» вряд ли может быть отнесена к числу хорошо изученных. Встречаются лишь отдельные работы, где она становилась предметом самостоятельного исследования. Прежде всего, следует отметить статью С. Э. Крапивенского «Человек как философ»1, где сформулирована сама проблема и намечены некоторые аспекты ее разработки. Необходимость этого признавалась и участниками проблемного семинара «Философское сознание: драматизм обновления», действовавшего в конце 80-х – в начале 90-х, которые отметили, что философия в первую очередь должна говорить «о человеке как субъекте философствования». Отвечать на вопрос, «откуда и почему в нем рождается потребность философствования»2. И. П. Смирнов в своей книге «Человек человеку – философ» (СПб, 1999.) отмечал, что «пришла пора оценить это человеческое свойство по заслугам».

Историко-философская ретроспектива свидетельствует, что рефлексия философствующего ума не раз задавалась вопросом о своей собственной природе. Классики западной и русской философии – Платон, Аристотель, Плотин, Дж. Локк, И. Кант, Г. Гегель, К. Маркс, Ф. Энгельс, Э. Гуссерль, О. Шпенглер, М. Хайдеггер, Х. Ортега-и-Гассет, Ж. Маритен, Вл. С. Соловьев, о. П. Флоренский, о. С. Булгаков, А. Ф. Лосев, Н. А. Бердяев и др. – оставили нам немало мыслей о специфике, мотивах и целях человека-философа.

В трудах К. Ясперса, А. Грамши, К. Поппера высказывается мысль о философичности всякого человека.

Проблема человека-философа возникала в связи с вопросом о генезисе духовной культуры. Э. Тэйлор, Ф. Боас, Л. Леви-Брюль, К. Леви-Стросс писали о мышлении первобытных людей. Некоторые исследователи посвятили свои работы специальному доказательству наличия философии у первобытного человека вообще (П. Радин), и у африканского племени банту в частности (П. Темпельс). В работах Л. А. Ляховецкого, А. Н. Чанышева разбирается важная для настоящего исследования проблема происхождения философии. А. П. Рачков, Т. В. Филатов, В. Н. Сагатовский рассматривают философию в деятельностном аспекте, исходя из идеи, что философия укоренена в человеческом бытии, в деятельности.

В общем плане чрезвычайно содержательны и плодотворны идеи М. К. Мамардашвили, В. В. Бибихина, В. С. Библера, А. В. Ахутина, давших глубокий анализ природы философского знания в тесной связи с сущностью и самореализацией человека.

Существует большое количество работ, прямо или косвенно посвященных детскому философствованию (М. Липман, Г. Б. Мэтьюз, С. В. Борисов, Л. Т. Ретюнских, Н. С. Юлина, И. И. Лапшин и др.), правда большинство из них рассматривает этот феномен в педагогическом и психологическом ключе.

Как видим, при наличии большого числа работ косвенно затрагивающих проблему «человека как философа», наименее исследованным остаются социально-философский и антропологический аспекты.

Таким образом, объектом исследования выступает человек во всей полноте своих социальных и личностных характеристик, а предметом философская деятельность человечества.

В итоге диссертационное исследование преследует цель: произвести субъектно-деятельностный анализ «человека философствующего».

Поставленная цель достигается посредством решения следующих конкретных исследовательских задач:

– определить специфику способности к философствованию и ход ее актуализации;

– выявить содержание и специфику философской деятельности;

– определить формы философской деятельности;

– проанализировать процесс и характер развития способности к философствованию относительно личности;

– исследовать культурно-исторические общности на предмет их философичности;

– проанализировать социокультурные основания современного философствования.

Методология исследования включает в себя методы диалектики, категориального, структурно-типологического, сравнительно-исторического анализа, метод логико-исторической реконструкции, принципы и категории деятельностного подхода.

Соединяя в себе предметы различных философских течений: метафилософии, персонализма, экзистенциализма, философии истории, культурологии и др., проблема явно приобретает междисциплинарный характер. Однако анализ проблемы будет наиболее адекватным, если его осуществить не в рамках философской антропологии, но в социально-философском ключе. При этом главное отличие социально-философского анализа от проблематики философской антропологии заключается в том, что изучается не какой-либо отдельный тип человеческой индивидуальности, выделенный на основе фундаментальных ценностей существования (экзистенциалов), но человек вообще на предмет его философичности. Поэтому есть смысл материал первой и второй глав рассмотреть на фоне центральных социально-философских тем, соответственно – деятельности и диалектики общества и личности.

Результаты настоящего исследования заключены в следующих основных положениях, которые выносятся на защиту.

1. Способность к философствованию присуща всему человечеству как: 1) потенциальное философское измерение человеческого бытия, то есть изначальные, всеобщие основания для философии в качестве родовой характеристики человека; 2) реальная философская деятельность, формирующая тип личности, ориентированный на сознательное осуществление философских практик. Переход потенциального в реальное связан с ситуациями совпадения интереса к миру с интересом к себе, приводящих к актуализации креативного личностного начала в форме философствования.

2. Для рассмотрения философствования в качестве цельного социоантропологического феномена следует использовать категорию «деятельность». Заключая в себе не только дискурсивную сферу, то есть ментальные практики, но и весь план человеческой экзистенции и социальной реализации, философская деятельность характеризуется трансцендирующей динамикой.

3. Философская деятельность в своем конкретном осуществлении приобретает ряд форм, важнейшие из которых: обыденная, профессиональная и самодеятельная. Их определяющим содержанием, которое обнаруживает ряд градаций внутри них, является мастерство, задающее качество философской деятельности. Наряду с выделенными формами существует также квазифилософствование, псевдофилософия (софистика, идеологизированная «философия», выхолощенная мертвая «схоластика», дилетантская «философия», сливающаяся с эзотерическим знанием и т. п.).

4. Индивид как субъект философской деятельности обнаруживает свою философичность степенью развития своих личностных качеств: свободы, творчества, динамизма, диалогизма. Следует говорить о темпоральной природе становления человека философом. В рамках профессиональной деятельности индивид может обращаться к философии: 1) если к моменту интенсивного роста специальных знаний формируется личностное отношение, более широкий интерес к миру; 2) после продолжительного занятия наукой и накопления колоссального профессионального опыта, при выходе на метанаучные проблемы.

5. Культурно-историческая и национальная общность является макросубъектом философской деятельности, так как она содержит слой общих предфилософских представлений, а также творческие акты на базе этих представлений отдельных философов, входящих в данную культуру. Выделяемые культурные типы (первобытный, древневосточный, индийский, китайский, античный, средневековый, новоевропейский, русский) имеют разную меру и специфику философичности.

6. Современная ситуация может быть понята как «второе осевое время», требующее нового ответа на культурно-исторический вызов, что, возможно, в будущем приведет к значительным изменениям философской деятельности. При этом наличный процесс маргинализации философии в современном обществе касается только ее академической формы. Наряду с этим следует ожидать более глубокую степень реализации ответа на вызов истории как в рамках философского компонента других видов человеческой деятельности, так и вне его: в формах непрофессионального философствования и псевдофилософии.

Научная новизна диссертации определятся тем, что впервые в отечественном социально-гуманитарном знании:

– проведен развернутый социально-философский анализ «человека философствующего»;

– эксплицировано наиболее адекватное понимание способности к философствованию и ход ее актуализации;

– выявлено содержание и формы философской деятельности;

– проанализированы личностные и темпоральные основания философской деятельности;

– исследованы культурно-исторические общности на предмет их философичности;

– проанализированы социокультурные основания современного философствования.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что результаты, полученные в ходе исследования, могут быть использованы для анализа генезиса и существования философии в границах человечества и различных обществ, в том числе российского. Это может послужить формированию позитивной государственной политики в отношении философии как учебной дисциплины и социального явления, исходя из адекватного понимания ее статуса и природы. Кроме того, материалы диссертации могут быть использованы в качестве учебного пособия по курсу «введение в философию», в качестве разработки отдельных тем курса «социальная философия» или при подготовке специальных курсов.

Апробация работы

Основные положения и выводы диссертационной работы освещались в докладах на научных конференциях, в том числе на IX Межвузовской конференции студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области (Волгоград, 2004), на X Межвузовской конференции студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области (Волгоград, 2005), на XI Региональной конференции студентов и молодых ученых Волгоградской области (Волгоград, 2006), на научных сессиях ВолГУ (Волгоград, апрель 2005 и 2006 гг.), а также в восьми научных публикациях в различных изданиях.

Структура диссертации отражает цели и задачи исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 200 наименований. Общий объем работы – 143 с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, дается характеристика состояния разработанности темы, определяются цель и основные задачи исследования, характеризуются научная новизна, основные результаты, теоретическая и практическая значимость работы, степень апробированности основных положений исследования.

Первая глава «Философия как деятельность» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Способность к философствованию: от возможности к действительности» – показан путь актуализации всеобщей способности к философствованию.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»