WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуется методология исследования, указываются элементы научной новизны, обозначаются теоретическая и практическая значимость работы, приводятся положения, выносимые на защиту, формы апробации основных результатов.

В первой главе «Теоретико-методологические подходы к исследованию рациональности», состоящей из двух параграфов, проводится разработка понятия рациональности в системе философских категорий, приводится ключевое для всего изложения определение рациональности, а также раскрывается содержание основных способов рационализации мира, объективированных в ходе исторического развития мысли.

В первом параграфе «Рациональность в системе философских категорий и методологическом дискурсе» освещается проблема определения понятия рациональности - показано, что, несмотря на все многообразие концепций, трактовок рациональности и подходов к ее изучению, подразумеваемое общее содержательное наполнение данного термина остается трудно достижимым; проводится обзор типологий рациональности и обосновывается выбор тех из них, которые отвечают целям и задачам диссертационного исследования и являются ключевыми для дальнейшего изложения.

Обращение к морфологии и этимологии имени существительного «рациональность» показывает, что оно образовано от прилагательного «рациональный», в свою очередь именующего важнейшую гносеологическую категорию, входящую в фундаментальную пару рациональное – чувственное. Поскольку данная пара категорий является образующей в понятии рациональности, постольку целесообразным выглядит обращение к истории возникновения в русском языке слова «рациональный». Проведенное в этом направлении исследование показывает, что перевод на русский язык слова «рациональное» может осуществляться с помощью разных, но имеющих общий корень слов – «разумный» и «умопостигаемый».

На некорректность отождествления «рационального» с «разумным» указывают результаты исследований, проводимых М. Оукшотом, М.К. Мамардашвили В.Н. Катасоновым. Данную точку зрения подтверждает семантический анализ греческих и латинских корней понятия «рациональный», проведенный Е.Ю. Леонтьевой и показавший, что оно появилось в непосредственной связи с понятиями соизмеримого, выразимого, исчисляемого. Результатам семантического исследования полностью соответствует трактовка рационального как умопостигаемого, принятая в отечественной рефлексивной традиции. Выяснено, что посредством категории умопостигаемого описывается такой уровень познания, на котором достигается провозглашенное еще Парменидом «тождество бытия и мышления». При этом принципиальным отличием умопостигаемого уровня познания от чувственного является то, что на первом дается не просто описание наличного бытия, а его объяснение, или, по В.Н. Сагатовскому, «вывод его свойств и отношений из тех, которые являются их основанием».

Показано, что акцентирование внимания на способности субъекта рационально познавать мир, как это происходит при попытке определить рациональное через разумное, не может гарантировать полного постижения смысла рационального, т.к. совершение акта рационального познания невозможно без наличия объекта. Только органичная связь, взаимоположенность субъекта и объекта дают в синтезе целостную структуру рационального познания.

С другой стороны, следует признать, что без раскрытия специфики указанной способности субъекта, то есть умения постигать мир не чувствами, но умом, вряд ли можно считать понятие рационального полностью определенным. Идущая от Гегеля традиция признания человека мыслящим существом «лишь постольку, поскольку для него существует всеобщее», тогда как чувственное ощущение «имеет дело лишь с единичным», прочно закрепилась в диалектике и сохранила свою значимость вплоть до настоящего времени. По мнению Н.С. Автономовой, ощущения не дают нам подлинного знания о действительности, так как в них отсутствует то общее, которое есть в действительности, в связи с чем возникает необходимость не только чувственного, но и рационального познания. В рамках диалектической традиции категории общего и единичного связываются с категорией закона, который не дается человеку чувственно, а постигается лишь умом. Таким образом, в основе рационального познания лежат повторяющиеся регулярности, объективная закономерность мироздания. Данное положение не означает, что «рациональное» тождественно объективной необходимости, но приводит к важному методологическому выводу: категория рационального не может быть определена вне системы категорий закона, общего и единичного.

Рассмотрение рационального (умопостигаемого) как важнейшей гносеологической категории дало субстанциональные характеристики элементов, составляющих «клеточку», исходную теоретическую конструкцию «рациональности как таковой». Прибегая к диалектическому методу абстрагирования, с опорой на важнейшие категории субъективного и объективного, общего, единичного и закона, диссертант определяет рациональность как умопостигаемость объективно общего, т.е. как специфическую форму познания существенных свойств и связей реальности, объективных закономерностей, выводимых из ряда онтологических аксиом, выступающих базовым «объясняющим» знанием.

Выяснение характера организационной связи субъекта и объекта в рамках структурного подхода к анализу рационального познания предполагает переход от абстрактно-логического противопоставления субъекта и объекта к исследованию реального процесса их «совпадения». В этом случае проведенное абстрагирование рассматривается лишь как промежуточный момент движения мысли вглубь предмета. В рамках диалектической традиции такое «движение» составляет суть метода восхождения от абстрактного к конкретному. На основе отправной теоретической конструкции («клеточки»), т.е. определенного выше понятия «рациональности как таковой», осуществляется все дальнейшее исследование, сопряженное с обогащением содержания данного понятия, его конкретизацией и развитием. В результате с помощью исходной теоретической конструкции, составляющей основание для процесса восхождения от абстрактного к конкретному, задаются определенные модели рациональности, которые принято называть «типами рациональности».

В настоящее время выделяют более двадцати различных типов рациональности – классический, неклассический, постнеклассический, исторические (античный, средневековый, нововременной и т.д.), а также рациональность научную, открытую, закрытую, специальную, ценностную, целевую, коммуникативную, социальную, инструментальную, технологическую, религиозную, формальную, теоретическую, практическую и т.д. Центральной для дальнейшего изложения материала диссертации станет наиболее распространенная типология рациональности – историческая. Выбор данной типологии обусловлен проводимым в рамках данной работы историко-философским анализом оснований рационализации мира, связанным с рассмотрением той или иной культурно-исторической эпохи, привносящей свою «самость», свою специфику в процесс становления «живой», действительной рациональности. Описанию исторических типов рациональности, раскрывающих ее возникновение и развитие, посвящен следующий параграф.

Во втором параграфе «Исторические типы рациональности: генезис и философская рефлексия» на основе исторической типологии проводится анализ феномена рациональности как умопостигаемости объективно общего, лежащего за пределами чувственного и эмоционального опыта человека, определяемыми характерным для той или иной эпохи уровнем развития эпистемологической практики.

Способность мышления работать со сверхчувственной реальностью была открыта в античности. Впервые рационально объяснить мир попытались элеаты. Они не просто декларируют свои взгляды на мир, а предпринимают попытку рационального обоснования своих идей. Именно элеаты впервые противопоставляют чувственному, «иллюзорному», «неистинному» миру другой – умопостигаемый, «истинный». Особое место в открытии античной рациональности занимают взгляды Парменида, провозгласившего тождество мышления и бытия.

Вслед за элеатами различение истинного умопостигаемого и телесного чувственного миров проводит Платон. Испытав влияние идей Парменида, древнегреческий философ создает учение об идеях, обнаружить которые мы можем только «внетелесным взлетом мысли». При этом Платон много времени уделяет поиску всеобщих форм мысли, выделению обозначаемых словами абстрактных понятий. Таким образом, начиная с античности, возможность выражения содержания мысли в слове становится необходимым условием построения рационального познания как умопостижения объективно общего.

Не могла не оказать своего влияния на становление античного типа рациональности грандиозная философская система осмысления мира, созданная Аристотелем. Так же, как и его знаменитые предшественники, Аристотель полагает, что мир постигаем не чувствами, а разумом. При этом философ убежден в том, что достижение истины возможно путем сопоставления и правильного употребления мыслительных форм - слов и понятий, в результате непротиворечивого следования от одного к другому.

Античная философия, таким образом, оставляет после себя ряд достижений, определенную направленность в познании мира, своеобразное в своей основе мышление, определенный тип рациональности.

В основу средневекового исторического типа рациональности легли многие установки и принципы античной рациональности, такие как: традиция противопоставления чувственному, земному миру мира умопостигаемого, сверхчувственного; признание тождества мышления и бытия важнейшим принципом познания; рассмотрение возможности выражать мысль в слове в качестве необходимого условия построения рационального познания. Принцип абсолютного единства, черты которого были сформулированы еще Платоном, становится определяющим для средневековой рациональности. Не могла не повлиять на становление данного типа рациональности основная гносеологическая проблема средневековой философии – соотношение разума и веры. В целом, познание сверхчувственного мира становится привилегией последней.

Важнейшее место в истории философии занимает новоевропейский этап развития форм и методов рационального познания. С этим этапом напрямую связано становление и концептуализация получившего наиболее широкое распространение в теории познания, эпистемологии и философии науки типа рациональности – научного или новоевропейского. Сущностью мышления ученых Нового времени становится механистическое мировоззрение, требовавшее выработки четких ясных правил (метода), при помощи которых можно поставить природу на службу человеку. Необходимыми условиями познания мира становятся экспериментальная изоляция и анализ изучаемых явлений. Определяющим для нового типа рациональности выступает представление о том, что исследователь в процессе наблюдения и/или эксперимента обнаруживает некоторые фактические закономерности, имеющие не случайный, а регулярный характер и на основе этого создает систему законов (теорию, концепцию), описывающих множественные связи между явлениями.

Неклассический тип рациональности может быть охарактеризован отказом от «прямолинейного онтологизма» и пониманием относительной истинности «рационально» выработанных теорий и картин мира. На данном этапе происходит осмысление взаимосвязи между онтологическими постулатами науки и методологическими средствами познания, а также закладываются предпосылки современного постнеклассического типа рациональности.

Переход к постнеклассическому типу рациональности был во многом обусловлен осознанием невозможности дальнейшего игнорирования аксиологических ориентиров и экзистенциональной сингулярности сознания. В процессе постнеклассического рационального познания характеристики объекта должны соотноситься не только со спецификой средств, которыми владеет субъект, но и с его ценностями и целями. В центре архитектоники познания (в том числе рационального) оказывается, по М.М. Бахтину, целостный познающий человек с «участным ответственным мышлением». Человеческое бытие выступает бытием осмысленным, проинтерпретированным, объект познания – бытием, «которое есть мы сами».

Проведенное исследование показывает, что каждый последующий, качественно новый тип рациональности не просто сменяет предыдущий, но с необходимостью включает его элементы, допуская параллельное существование типов один внутри другого.

Во второй главе «Онтологические основания рациональности: сущность и трансформации», состоящей из трех параграфов, осуществляется экспликация онтологических оснований рациональности, рассматриваются особенности их трансформации в ходе культурно-исторического развития, специфика конституирования в условиях современности.

В первом параграфе «Онтологические основания рациональности: концептуализация понятия» обозначаются сущностные проявления исходных «истоков» рациональности; проводится концептуальный анализ понятия онтологических оснований рационального познания.

На протяжении долгого времени в истории философии мысль была скорее направлена на поиски оснований бытия, оставляя при этом открытым вопрос о собственных основаниях, дающих человеку возможность рационального познания мира. Интуиция Парменида о тождестве мышления и бытия в античности во многом определила последующую направленность философских рационализаций мира, однако древнегреческий философ понимал «мысль» не как субъективную мысль человека, а как космический Разум. В Новое время cogito Декарта становится основанием существования, но не находит собственного обоснования. В немецкой классической философии картезианский дуализм не был преодолен – у Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля разум познает сам себя, не находя вне своих пределов всеобщего критерия разумного.

Проблема отыскания такого основания познания, которое имело бы одновременно и значение единичности, непосредственности и значение всеобщности решена в марксизме – процесс развертывания общественной практики выступает разрешением противоречия между законами разума и законами объективного мира, лежащими в основе рациональности. Данная концепция рациональности безусловно выступает показателем значительного развития представлений человека об основах своего познания мира. Вместе с тем, ее недостатком является подчиненность общей парадигмальной установке, элиминирующей, выводящей «за скобки» целостного познающего человека.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»