WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Высоцкий Андрей Петрович

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ СУДЬБЫ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ

(НА ПРИМЕРЕ ФИЛОСОФИИ РЕЛИГИОЗНОГО ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМА)

09.00.13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Волгоград - 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Щеглова Людмила Владимировна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Пигалев Александр Иванович

кандидат философских наук, доцент

Лебедева Светлана Орестовна

Ведущая организация: Астраханский государственный

университет

Защита состоится «__» ___________ 2007 г. в __ часов на заседании диссертационного совета Д 212.029.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, г. Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 4-13 А.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградского государственного университета.

Автореферат разослан «__» ___________ 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Кузнецова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Наша современная культура представляет собой сложный комплекс взаимопроникающих мировоззренческих систем, соотносящихся и с социальным контекстом, и с интеллектуальным и образовательным уровнем, и с исторической данностью, и с политико-идеологической обстановкой. Сегодняшняя Россия не избежала большинства основных проблем, стоящих перед мировой цивилизацией в целом, как в естественнонаучном, экономическом и социально-политическом отношении, так и в культурно-духовном плане. Требует осознания проблема собственного пути развития, причин и следствий переживаемого момента и вариантов выхода на качественно иной уровень, а для этого важно осмысление своего культурного наследия, начиная с самых древнейших времен, не пренебрегая ни одной из форм общественного сознания.

В настоящее время перед философией культуры стоит задача усиления ее прогностической функции. В связи с этим расширяется поле ее исследовательских интересов. Философия культуры берет в качестве объекта своего исследования и религиозные культы, и ассоциативные ряды естественного языка, и фольклор, и размышления философов, понимая все эти модусы культуры как способы символизации смысловых инвариантов, выражающие наиболее типическое в отношении человека к миру.

Одним из ключевых концептов для раскрытия своеобразия каждой культурной целостности является концепт «судьбы», играющий громадную роль в традиционных культурах прошлого и настоящего, связанный с ценностными ориентациями личности, ее религиозными установками, ментальными и поведенческими стереотипами.

Персонализм, выбранный нами для реинтерпретации в качестве философского модуса концепции судьбы актуален сегодня, поскольку судьба служит мерой личного отношения к свободе, возможной только через обретение себя, своей истинной природы, своей индивидуальности. В силу того, что русскую культуру ее исследователи и интерпретаторы многократно обвиняли в недостаточности личного начала, целесообразно рассмотреть то, как оно утверждается на русской почве в философии персонализма и религиозного экзистенциализма, чтобы верно судить о его возможностях в дальнейшем. Обращение к проблеме судьбы именно в данной форме философствования актуально в наше время поиска новых духовных ориентиров еще и по той причине, что корни современного кризиса скрыты и в самой русской философии: в ее подходе к человеку, в некоторой мистической тенденции в истолковании человеческого творчества и свободы. Эти моменты должны быть осознаны сегодня, когда трансформационные процессы в культуре предъявляют высокие требования именно к личности.

Парадоксальность современного исторического состояния в том, что, с одной стороны, в условиях замены сознания и разума как руководящей силы подражанием и интуицией, ускорения темпа жизни и усиления хаоса подвергается сомнению самостоятельность человека как субъекта своей жизненной доли, а с другой – его собственный личный выбор становится весьма ответственным в тех моментах времени, которые именуются «точками бифуркации». И то и другое актуализирует как тему судьбы, так и ответ экзистенциализма, который учит нас «существовать в неопределенности».

Особенность проблемы судьбы, следовательно, в том, что она затрагивает одновременно и предельно общие мировоззренческие принципы и установки, присущие той или иной культуре, и сферу личностного, индивидуального бытия. Настоящее диссертационное исследование может способствовать более глубокому пониманию оригинальности российского логоса и этоса в вопросе о соотношении индивидуального и всеобщего начал.

Степень разработанности проблемы. Значительный интерес к проблеме судьбы появился в русской философии серебряного века. В трудах В.С.Соловьева, Н.Ф.Федорова, П.А.Флоренского, Е.Н.Трубецкого, С.Л.Франка, Н.О.Лосского, Н.А.Бердяева, Л.И.Шестова он неразрывно связан с темами смысла жизни, границ и возможностей человеческой свободы, проблематикой необходимости и случайности. В качестве религиозной эта форма философии выражала и концептуально осмысляла опыт постижения Бога и мира, интерпретировала соотношение веры и рационального познания.

В современной отечественной философии данный круг проблем переместился преимущественно в сферу философии культуры, в которой тема судьбы не является достаточно разработанной. Она стала достоянием междисциплинарных научных исследований феномена культуры, включающего в себя все многообразие деятельности человека и ее опредмеченных результатов. О судьбе и ее концептуальных модусах писали А.Ф.Лосев, О.М.Фрейденберг, С.С.Аверинцев, В.П.Гайденко, Н.Д.Арутюнова. Значительной эвристической и методологической ценностью обладают работы В.П.Горана «Необходимость и случайность в философии Демокрита» (Новосибирск, 1984) и «Древнегреческая мифологема судьбы» (Новосибирск, 1990).

Важной вехой в стремлении к синтезу гуманитарных дисциплин в рамках философии культуры стал сборник «Понятие судьбы в контексте разных культур» (Москва, 1994). Проблема судьбы в русской религиозной философии затрагивалась такими его авторами, как С.Г.Семенова, В.И.Стрелков, В.И.Постовалова. С.Е.Никитина интерпретировала тему судьбы в русском народном сознании на материале устнопоэтических текстов. Проблематика судьбы в русской религиозной философии значительно шире, чем это представлено в нескольких статьях и докладах по данной теме. В собственно философском аспекте она затрагивает, прежде всего, вопрос о взаимосвязи индивидуального и всеобщего, как это будет показано в данной работе.

Философию русского религиозного экзистенциализма на примере творчества Н.А.Бердяева анализировали И.Ф.Балакина, В.А.Кувакин, А.П.Алексеев, С.С.Хоружий и др. Косвенно касается проблемы судьбы в философии Н.Бердяева Т.Н.Григорьева в своей книге «Дао и логос. Встреча культур» (Москва, 1992). Исследуя персонализм Н.Бердяева на основе его работы «О рабстве и свободе человека», Т.Н.Григорьева сопоставляет бердяевское понимание личности с буддийским, несколько мистифицируя проблему универсализации личности.

Философия Л.И.Шестова освещалась в статьях В.Ф.Асмуса, А.В.Ахутина, В.В.Ерофеева, Р.А.Гальцевой, книге Л.М.Моревой. В.В.Зеньковский высоко оценил его религиозный пафос в своей «Истории русской философии». На Западе отклики на его философию в целом дали Г.Марсель, А.Камю, Д.Лоренс, М.Сиоран и др. В этих работах получили оценку философия трагедии Л.И.Шестова, его критика теоретического и этического рационализма, но совершенно не исследовалась когерентность его философии российскому культурному контексту, что и явилось одной из задач данной работы.

С точки зрения христианской религиозной антропологии тему судьбы рассматривали Н.Аббаньяно, П.Тиллих, М. де Унамуно, Р.Гвардини и другие. В 1990-е годы на Западе в связи с изучением наследия конкретных философов о судьбе писали такие авторы как Б.Тернер, Р.Мэй, С.Мейер, Г.Ллойд, К.Хаан, Х.Эбелинг, К.Ловитц.

Большой эмпирический материал содержится в трудах по истории русской культуры В.О.Ключевского, С.С.Соловьева, Б.Г.Грекова, Б.А.Рыбакова, И.В.Кондакова. Д.С.Лихачев теоретически обосновал возможность вскрыть специфику русской культуры посредством изучения ее концептосферы. В этом направлении получены интересные результаты как отечественными, так и зарубежными авторами: А.Вежбицкой, А.Лазари, В.П.Москвиным, Ю.С.Степановым.

Таким образом, богатая научная основа для философского обобщения позволяет интерпретировать и глубже постичь целостность российской культуры не только в сфере религиозного, философского и художественного сознания, но и обыденного освоения мира.

Объектом исследования является социокультурный процесс развития и реинтерпретации смысла концепта «судьба» в русской культуре и философии. Предмет исследования – содержание понятия судьба в связи с проблемой национального этоса, соотношения в нем индивидуального и всеобщего начал.

Цель исследования состоит в выявлении характерных черт русской культуры, отраженных в истории и логике концептуализации судьбы, и в определении путей и принципов интерпретации судьбы в русском религиозном экзистенциализме.

Реализация этой цели требует решения следующих задач:

  • определить истоки и сущность древнерусских представлений о судьбе сравнительно с другими индоевропейскими народами, выяснить различия в этосе в связи с пониманием личностного начала;
  • выявить воздействие православных представлений о Божьей воле и провидении на концептуализацию судьбы в русской культуре;
  • исследовать культурный контекст возникновения персоналистической тенденции в русской философии, актуализировавшей проблему соотношения индивидуального и всеобщего в ней;
  • реконструировать содержание концепта «судьба» в произведениях Н.А.Бердяева и определить, каким тенденциям русской культуры оно когерентно;
  • сопоставить понимание судьбы в философских текстах Н.Бердяева и Л.Шестова сравнительно с другими направлениями в русской религиозной философии;
  • определить значение религиозного экзистенциализма в русской культуре, вскрыть связь данного типа философствования со спецификой русского этоса.

Теоретическими и методологическими основаниями диссертационной работы являются исторический, междисциплинарный, компаративный, системный подходы, диалектический метод, интерпретативный анализ. Теоретическим ориентиром настоящего исследования послужили идеи, сформулированные в области философии культуры Ю.М.Лотманом, С.С.Аверинцевым, Г.С.Померанцем, В.М.Розиным, П.С.Гуревичем, М.Н.Эпштейном, И.П.Смирновым.

Научная новизна работы состоит в рассмотрении динамики представлений о судьбе в русской культуре в связи с проблемой соотношения в ней индивидуального и всеобщего начал:

  • проанализированы генезис, смысловое содержание и валентность концепта «судьба» в древнейшей языческой форме у различных индоевропейских народов, выявлена славянская специфика и ее воздействие в виде реликтовых представлений на развитую форму российской культуры;
  • эксплицированы основные направления влияния православия на понимание и бытование понятия судьбы в концептосфере русской культуры;
  • предложено изучать русскую религиозную философию начала ХХ века во взаимовлиянии двух тенденций, ведущих либо к мифологизации всеобщего, либо к мистификации индивидуального;
  • исследовано влияние культурного контекста эпохи и более глубоких констант национального характера на возникновение персоналистической тенденции в русской философии;
  • дана новая интерпретация русского религиозного экзистенциализма как такой формы философствования, где выдвинута идея синтеза воль без утраты оригинально-частного содержания.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Особенность восточнославянского этоса в вопросе судьбы состоит в позитивной акцентуации рода и семьи, в отсутствии греческого героизма и германского индивидуализма. Древнерусские представления о судьбе носят личностно-волюнтаристический характер: практически отсутствует понимание судьбы как необходимости.
  2. В русской народной религиозной стихии идея Божьей воли (представление о всесильной личности Бога в качестве субъекта, определяющего судьбу) доминирует над идеей провидения (как совершенствования или неявленной телеологии), питающей западный историзм.
  3. Специфика русской культуры задается тем, что в ней личностно-волюнтаристическая тенденция дополняется значительным, подчеркнутым развитием иррационалистически-индетерминистической тенденции, где мотивированность Божьей воли не только не очевидна, но в значительной мере безразлична. Отсутствует идея рационального и морального оправдания Божьего волеизъявления.
  4. Развитие личностно-волюнтаристической тенденции (в отношении Бога) в православных средневековых представлениях о судьбе сопровождается одновременным усилением в них тенденции обезличивающей (в отношении человека). Это создает не героически-трагический (личностный) идеал человека, а мученически-жертвенный (обезличенный). В целом отношение к судьбе выступает как одна из важных характеристик типов личностей, формируемых той или иной культурой.
  5. Приобщение к надличной тайне в русской религиозной философии описывается в двух вариантах: софиология и метафизика всеединства остаются в пределах религии, а персонализм тяготеет к эзотеризму, который отрицает разум в пользу опыта, даваемого верой, интуицией, мистическим восприятием.
    Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»