WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В специфических условиях современного мира модернизационные импульсы не только не затухают, но и разворачиваются с особой интенсивностью на фоне интеграционных и глобализационных процессов и вызываемых ими сложных и противоречивых следствий. Анализируя наличную социокультурную ситуацию, многие исследователи акцентируют в качестве определяющих ее мозаичность сознания, его антиидеологический и антиутопический характер и связанное с этим недоверие к глобальным метатеоретическим конструкциям, притязающим на объяснение мира. Имея в виду все это, относительно практик, стратегий, дискурсов, осуществляемых в современном социуме, вероятно, следует говорить об их «постмодернизации». Данный термин и используем (Р. Инглехарт, В.Г. Федотова и др.) для обозначения всех тех сложных, неоднозначных процессов, которые, возникая в современных условиях с особой интенсивностью продолжающейся модернизации (на основе модернизации и, одновременно, как ответная реакция на нее), определенным образом трансформируют, модифицируют ее в контексте новых реалий.

В условиях происходящего слома многих прежних парадигм развития современное общество все чаще предстает и осмысляется как «общество риска» (У. Бек, Н. Луман, Г. Бехман и др.). Насущнейшей оказывается проблема стратегий долговременного устойчивого развития и их легитимации, как на уровне отдельных стран, регионов, так и на уровне мирового сообщества в целом. Особую важность обретает в этой связи и бережное использование всех имеющихся социокультурных ресурсов (своего рода «социальная экология»). При этом рефлексивно осмысляемое наследие «проекта модерна», его позитивное содержание должны быть удерживаемы и обогащаемы социокультуными ресурсами, которые не были востребованы в его рамках (а зачастую и не могли быть востребованы), и которые сегодня «встраиваются в постсовременный мир, дополняя меняющуюся современность» (В.Г. Федотова). Речь в данном случае идет как о многообразии существующих культур, так и о тех содержаниях собственной культурной традиции (в том числе и самого Запада), которые были преданы забвению и даже утеряны в ходе модернизации.

Подобные процессы все более переносят центр тяжести легитимационных практик из «сферы универсализма» (в том числе универсально-теоретичеких схем) в сферу обыденности, повседневности, «микронарративов», где источником легитимации являются обычаи, традиции, собственный социокультурный опыт. Важная роль здесь отводится также усвоению и интерпретации опыта других групп, сообществ, народов. Суть в том, что в условиях современной плюралистичности, мозаичности, раскрывающих перед субъектами (как индивидуальными, так и коллективными) все новые и новые возможности выбора и увеличивающих объем принимаемых ими решений, люди должны «гораздо активнее, чем раньше, создавать и воссоздавать собственную идентичность» (Э. Гидденс).

В данной связи принципиально значима постмодернистская рефлексия над кризисом метанарративных обоснований в структуре современной рациональности. Таковые, согласно Ж.-Ф. Лиотару, получают свое предельное выражение и оформление в новоевропейском философско-метафизическом дискурсе, цель которого заключается не только в обосновании собственного научного знания, существующих социальных и политических институтов, этических представлений о добре и справедливости, но также всего образа жизни и стиля мышления, в придании им универсального характера. В логике постмодерна это есть форма и проявление «тотализующего дискурса», в ситуации кризиса которого (связываемого с кризисом классического образа рациональности вообще) центр легитимирующих функций естественным образом переносится в сферу микронарративов, обеспечивающих переходы между гетерогенными языковыми играми и образующих ткань нашего повседневного мира. Акцентирование роли повседневности в данном случае соотнесено с ее децентрированием, когда составляющие ее основу микронарративы мыслятся в своей локальности, как то, что не претендует на построение единого социального и культурного пространства. В ходе постмодернистской рефлексии над наличной социокультурной ситуацией фактически утверждается парадоксальная модель легитимации. Она предполагает не достижение консенсуса, а нарушение единства, расхождение, различие, локальность и паралогию. Очевидно, что постмодернистский дискурс, противопоставляя себя классическому дискурсу с его акцентом на «едином» и «тождественном», развенчивая всякую попытку универсализирующего обоснования в качестве проявления «тотализующего дискурса», оказывается соотнесенным с обоснованием, философской легитимацией социокультурных и политических стратегий мультикультурализма.

В данной связи обоснованным представляется утверждать, что подобные дискурсы и стратегии для обретения ими позитивной направленности объективно нуждаются в «идеологиях консенсуса». В современных условиях все это сопряжено с необходимостью отказа от ряда прежних взглядов на идеологию и науку, на способы их функционирования. На первый план современного социального теоретизирования и практики выходит коммуникативная установка, в свете которой именно субъект-субъектное взаимодействие, сопрягающее стратегическое действие и коммуникативную рациональность, предстает в качестве основополагающего ресурса общественного развития.

III. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И АПРОБАЦИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ

Научно-практическая значимость исследования. Работа представляет собой социально-философский анализ проблемы легитимации в конституировании социальной реальности. Исследование этой проблемы обладает как научно-теоретической, так и практической значимостью, непосредственным выходом на совокупность проблем, возникающих в связи с современной фазой модернизационного процесса в мире и стране. Проведенное исследование позволяет представить легитимацию в качестве необходимого уровня и, одновременно, механизма в конституировании социальной реальности, включающего в себя как формально-процедурные и институциональные аспекты, так и «оправдание», «обоснование» конституируемого в интеракциях порядка.

Теоретические выводы диссертации могут быть востребованы в рамках исследований социальных трансформаций и механизмов легитимации происходящих в обществе изменений, равно как и в рамках соответствующих социально-политических практик. Эти выводы могут также найти свое применение в ходе преподавания социальной философии, социологии, политологии, культурологии и ряда других вузовских курсов.

Апробация результатов исследования осуществлялась в ходе теоретических обсуждений на кафедрах философии и теории и истории культуры ТвГУ, а также в процессе преподавания базового курса философии (в теме «Философия общества»). Основные результаты диссертации нашли отражение в десяти научных публикациях автора (общий объем – 5,1 п.л.). Они были доложены на региональной научной конференции «Система регионального управления в России ХХ века (На материалах Тверского региона)» (Тверь, апрель 1999 г.) и на Всероссийской научно-практической конференции «Современные социально-политические технологии» (Ижевск, май 2008 г.).

Публикации:

  1. Проектирование и организация социальных взаимодействий, или к вопросу об их социокультурной легитимации // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». № 3-4. 2007. Выпуск в серии № 8-9. М., 2007. С.46-53.
  2. О легитимации в процессах конституирования социального порядка (к социально-философскому аспекту проблемы) // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. № 31(69): Аспирантские тетради: Научный журнал. СПб., 2008. С.127-130.
  3. Феномен власти и пространство социальной коммуникации (к социально-философскому аспекту проблемы) // Современные социально-политические технологии: Материалы XIII Всероссийской научно-практической конференции 15-16 мая 2008 года. Ижевск, 2008. С.31-37.
  4. К понятиям стратегии и стратегического мышления в социальной и политической практике // Система регионального управления в России ХХ века (На материалах Тверского региона). Тезисы науч. конф. Тверь, 1999. С.38-40.
  5. Легитимация как форма мотивации общественно-политической практики // Мотивация производственного труда и общественной деятельности: Сб. науч. тр. Тверь, 2002. С.63-69.
  6. Производство социальной реальности как социально-философская проблема // Социально-политические процессы в меняющемся мире: Сб. науч. тр. Вып. 6. Тверь, 2005. С.26-32.
  7. О социально-философской концептуализации легитимности // Человек. Общество. История: Третий межвузовский сборник научных статей. Тверь, 2006. С.82-107.
  8. Власть как современный социально-философский концепт // Вестник ТвГУ. Серия «Философия». Выпуск 3. Тверь, 2007. С.20-28.
  9. Социально-политический порядок и его легитимность как социокультурные, ценностно-нормативные реалии // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Серия «Гуманитарные науки». № 4. 2007. Пенза, 2007. С.66-73.
  10. Легитимность как идеологический и ценностно-нормативный аспект взаимоотношения власти и общества // Вестник ТвГУ. Серия «Философия». Выпуск 4. Тверь, 2007. С. 20-29.

1 Гидденс Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь. М., 2004. С.62.

2 Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002; Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997; Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991; Рэдклифф-Браун А.Р. Метод в социальной антропологии. М., 2001; Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 2006; Американская социологическая мысль. Тексты: Р. Мертон, Дж. Мид, Т. Парсонс, А. Щюц и др. / Сост. Е.И. Кравченко: Под ред. В.И. Добренькова. М., 1994.

3 Weber M. Wirtschaft und Gesellschaft. Bdе 1-2. Koln, Berlin, 1964; Шютц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. М., 2004; Шютц А. Структура повседневного мышления // Социологические исследования. 1988. № 2; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М., 1995; Blumer H. Symbolic interaction: Perspective and method. New Jersey, 1969; Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М., 2000.

4 Habermas J. Theorie des Kommunikativen Hаndеlns. 2 Bde. Frankfurt a. M., 1985; Хабермас Ю. Вовлечение другого: Очерки политической теории. СПб., 2001.

5 Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. М., 1996, Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999; Делез Ж. Фуко. М., 1998.

6 Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. СПб., 2004.

7 Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М., 1989; Барт Р. Мифологии. М., 1996; Бодрийяр Ж. Система вещей. М., 1995; Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального. Екатеринбург, 2000.

8 Бурдье П. Практический смысл. М., СПб., 2001; Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // Начала. М., 1994. С.181-207.

9 Giddens A. Central problems in social theory. London, 1979; Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М., 2003.

10 Бикбов А.Т. Имманентная и трансцендентная позиции социологического теоретизирования // Пространство и время в современной социологической теории. М., 2000.; Губман Б.Л. Современная философия культуры. М., 2005; Ильин В.В. Аксиология. М., 2005; Ильин В.В. Философия истории. М., 2003; Качанов Ю.Л. Агенты поля политики; позиции и идентичность // Вопросы социологии. 1992. Т. 1. № 2; Качанов Ю.Л. Политическая топология: Структурирование политической действительности. М., 1995; Подорога В.А. Власть и культура. Проблема власти в современной философии Франции // Новое в современной западной культурологии. М., 1983; Федотова В.Г. Хорошее общество. М., 2005; Федотова В.Г. Социальное конструирование приемлемого для жизни общества (к вопросу о методологии) // Вопросы философии. 2003. № 11; Фурс В.Н. Глобализация жизненного мира в свете социальной теории: к постановке проблемы // Общественные науки и современность. 2000. N 6.; Фурс В.Н. Философия незавершенного модерна Юргена Хабермаса. Минск, 2000; Хархордин О.В. Фуко и исследование фоновых практик // Мишель Фуко и Россия: Сб. ст. / Под ред. О.В. Хархордина. СПб., М., 2002; Яблокова Н.И. Социальный субъект: генезис, сущность и факторы становления. М., 1999.

11 Почепцов Г.Г. Стратегия: инструментарий по управлению будущим. М., Киев, 2005; Ожиганов Э.Н. Стратегический анализ политики. М., 2006; Кемеров В.Е. Стратегия // Современный философский словарь / Под общ. ред. В.Е. Кемерова. 2-е изд. испр. и доп. 11 Бурдье П. Практический смысл. М., СПб., 2001; Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // Начала. М., 1994. С.181-207.

12 Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легитимация власти в постсоциалистическом Российском обществе. М., 1996; Алексеева Т.А. Личность и политика в переходный период: проблема легитимности власти // Вопросы философии. 1998. № 7.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»