WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

КОЗЛОВ Сергей Валентинович

ПРОБЛЕМА ЛЕГИТИМАЦИИ В КОНСТИТУИРОВАНИИ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

(СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 09.00.11 социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Тверь 2008

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории культуры

Тверского государственного университета.

Научные руководители: доктор философских наук, профессор

Губман Борис Львович

доктор философских наук, профессор

Михайлова Елена Евгеньевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Яблокова Наталия Игоревна

кандидат политических наук

Бааль Наталья Борисовна

Ведущая организация Военная академия воздушно-космической

обороны имени маршала Жукова Г. К.

Защита состоится «12» декабря 2008 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам (ДМ 212.263.07) в Тверском государственном университете по адресу: 170000, Тверь, ул. Желябова д.33

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул.Скорбященская, д.44а

Автореферат разослан «12» ноября 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета С.П. Бельчевичен

кандидат философских наук, доцент

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Многие философы и социологи сегодня сходятся в том, что динамизированные общества современности в определенном смысле все более оказываются «”по ту сторону” природы и традиций»1. Разумеется, сама природа, равно как и конституируемые в человеческих взаимодействиях традиции, объективно не перестают быть реалиями, так или иначе задающими горизонт индивидуальных и коллективных практик. Но в целом трансформируется отношение к ним. Усиление роли целевой, «проективной» рациональности в структурах человеческого бытия оказывается сопряженным с перемещением временного горизонта общества из прошлого в будущее, с акцентированием «делаемости» вещей и оформляемости самих социальных отношений. Как результат, на первый план выходит социальная рациональность как функция активности социальных субъектов (индивидуальных и коллективных) по отношению к социальной реальности.

С этим связаны и изменения, происходящие в современном мире с властью. Не переставая быть репрессивным механизмом, современная власть стремится предстать, прежде всего, как основание для достижения целерациональных, оправданных результатов. В масштабах общества такая власть предполагает стимулирование и продуцирование стратегий, выступающих формой организации и реализации социальных взаимодействий. Используя новейшие разработки в сфере управления, опираясь на достижения антропологических наук, она может приобретать все менее фиксируемые, менее явные формы. При этом происходящие с властью трансформации оказываются сопряженными с тем фактом, что в условиях развитого индустриального общества (переходящего в общество постиндустриальное, информационное) все более сомнительной, проблематичной становится возможность осуществления стратегий его развития из какой-то одной «привилегированной» точки общества, с какой-то одной социальной позиции.

Современные реалии ставят в центр внимания, как специалистов (экспертных сообществ), так и широкой общественности, проблему стратегий устойчивого социального развития. Их разработка и осуществление подразумевает сосредоточенность на сфере социальных взаимодействий, в ходе которых реализуются и, одновременно, конституируются те или иные структуры социального бытия. Речь в такой перспективе должна идти об интерактивном процессе, сопрягающем стратегическое действие (целеполагание, целедостижение, результативность) и коммуникативную рациональность (ориентированную в русле поиска взаимопонимания, согласия), что с особой силой актуализирует значимость механизмов консенсуса, убеждения в жизни общества, а также необходимости «пестования», развития, совершенствования таковых.

Следует подчеркнуть, что в современных российских реалиях, в связи с необходимостью преодоления обществом системного кризиса, его последствий, обретения достойного места в современном мире, особенно важна задача организации и реализации социальных взаимодействий, приводящих к упорядоченной нормативной среде, устойчивым и легитимированным отношениям социальных акторов. В этой связи весьма значима и социально-философская рефлексия по поводу проблемы конституирования социальной реальности как таковой, включая вопрос о легитимации в процессах конституирования. Разработка проблемы в концептуально-смысловом и ценностно-мировоззренческом плане может составить базу для критически фундированных конструкций, способных обосновывать определенные формы социально-политической практики.

Степень разработанности проблемы. Процессы социального конституирования, воспроизводства как сами по себе, так и в аспекте проблемы легитимации конституируемых социальных структур находятся в центре внимания философов, социологов, культурологов, политологов.

В социологической и социально-философской литературе сложилось два ключевых подхода к рассмотрению социальных процессов: структурно-функционалистский (Э. Дюркгейм, А.Р. Редклифф-Браун, Т. Парсонс, Р. Мертон и др.)2 и феноменологически-интеракционистский (М. Вебер, А. Шютц, П. Бергер, Т. Лукман, Дж. Мид, Г. Блумер, И. Гофман, Г. Гарфинкель и др.)3. Первый связан с рассмотрением социального порядка в ракурсе системных механизмов, организующих взаимодействия акторов. Легитимация при этом соотносится, преимущественно, с принципом функциональности, т. е. с потребностью системы поддерживать свое существование и развитие. Второй подход акцентирует «субъективно подразумеваемый смысл» и «ориентацию на другого» осуществляемых субъектами социальных действий, в ходе которых и происходит постоянное конституирование реальности социума как интерсубъективного жизненного мира. На фоне этих двух подходов следует отметить исследовательскую стратегию Ю. Хабермаса4, в рамках которой общество постигается как «двухступенчатое». Это означает, что анализ современного общества из перспективы жизненного мира и социальной интеграции, определяемых системой значений, разделяемых субъектами, дополняется его анализом как системы, интеграция которой осуществляется через «обезъязыковленные» средства управления, а также функциональные связи, не являющиеся результатом намерений действующих лиц.

В работах постмодернистских теоретиков М. Фуко, Ж. Делеза, Ж. Бодрийярa5 процессы социального конституирования рассматриваются в перспективе «микрофизического» анализа власти. Речь идет об отношениях анонимных сил, продуцирующих и ранжирующих цепочки мельчайших социальных актов и составляющих фоновую структуру человеческого бытия. Социально-властные структуры в их взаимосвязи, взаимообусловленности со структурами знания представляются как производящие субъективность индивида посредством организации социального пространства.

В соотнесенности со сформированным в трудах Э. Гуссерля6, А. Шютца, Ю. Хабермаса философским осмыслением повседневности, постмодернистский подход к анализу социальности проливает свет на множество латентных процессов самоорганизации общества, а также на зарождение, функционирование и развитие практик власти, формирующих контекст обыденного социального действия.

Под влиянием развития лингвистической философии, а также такой дисциплины, как семиология, в философских и социологических концепциях второй половины ХХ в. осмысляются властные функции знаково-символических систем (Р. Барт, У. Эко, Ж. Бодрийяр)7, их роль в установлении контролируемого консенсуса в обществе. «Микрофизическое» пространство власти предстает при этом как соотнесенное с «семиосферой» человеческого бытия, т. е. со знаковым пространством, предписывающим способ прочтения и истолкования окружающей действительности.

Распространение конструктивистских идей (от феноменологии до постструктурализма) определяет перефокусировку внимания многих исследователей с предзаданности социальных структур на их конституируемость, воспроизводимость в ходе интеракций. Так, во влиятельных социологических теориях П. Бурдье8 и Э. Гидденса9 социальный порядок рассматривается прежде всего как ментальный, определяемый на уровне социальных представлений, диспозиций, заключенных в каждом социальном агенте. Одновременно акцентируется видение социального пространства как системы различий, перманентно конституируемых в виде субъективных и объективных структур.

Среди отечественных философов и социологов, рассматривающих проблему конституирования социального порядка, следует отметить работы А.Т. Бикбова, Б.Л. Губмана, В.В. Ильина, Ю.Л. Качанова, Д.В. Михель, Н.Ф. Наумовой, В.А. Подороги, В.Г. Федотовой, В.Н. Фурса, О.В. Хархордина, Н.А. Шматко; Н.И. Яблоковой и др10. Стратегии как организующий принцип в пространстве социальных практик, взаимодействий рассматриваются у В.Е. Кемерова, Н.Ф. Наумовой, Э.Н. Ожиганова, Г.Г. Почепцова и др11. Есть работы, посвященные проблеме легитимации социально-политических структур в реалиях новейших российских трансформаций (Т.А. Алексеева, В.А. Ачкасов, С.А. Елисеев, С.М. Ланцов, и др.)12, где акцент делается на политологических и политико-философских аспектах проблемы.

В целом в отечественной социально-философской и социологической литературе упрочилась идея, согласно которой всякий устойчивый, будь то экономический или политический, порядок предполагает свою соотнесенность с соответствующей системой культурных значений, правил и норм, на которые он опирается и которые легитимируют его существование. Одновременно достаточно распространены подходы в духе социального конструктивизма, рассматривающие реальность социума как постоянно конституируемую на уровне взаимодействий и представлений социальных акторов. При всем этом не удается обнаружить работ, специально посвященных комплексному социально-философскому рассмотрению проблемы легитимации в контексте конституирования социального порядка.

Актуальность рассматриваемой проблемы определяет выбор темы исследования, объектом которого являются социальный порядок и его конституирование, а предметом – легитимация социального порядка и социально-политических стратегий как формы его реализации.

Цель и задачи исследования. Целью является социально-философский анализ проблемы легитимации социального порядка, а также стратегий, выступающих формой его организации. Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

– обосновать предметную область исследования, локализовав ее рамками взаимосвязи институционализации и легитимации в конституировании социального порядка, а также социально-философских осмыслений этой взаимосвязи;

– на основе текстов социальных теоретиков ХХ в. выявить теоретический потенциал понятия «легитимность» для философского осмысления общества и происходящих в нем процессов;

– произвести сравнительно-аналитическое рассмотрение современных социально-философских концептуализаций власти в контексте проблемы конституирования социального порядка, его легитимации;

– дать трактовку социального порядка, власти и их легитимности как социокультурных, ценностно-нормативных реалий; в связи с этим эксплицировать проблему легитимности как проблему ценностей, норм, смыслов, задающих базовые параметры взаимодействия и коммуникации социальных акторов;

– осмыслить социально-политические стратегии как форму организации и реализации социальных взаимодействий;

– представить проблему легитимации стратегий в контексте институциональных процессов в социуме, а также в связи с проблемой «оправдания», «обоснования» самой институциональной сферы общества;

– прояснить некоторые особенности и концептуально-смысловые, мировоззренческие аспекты легитимационных практик, как в контексте процессов социальной модернизации, так и вызываемых ею в современных реалиях социокультурных следствий (ситуация «постмодерна»).

Методологические и теоретические основы исследования. Важная роль в работе отводится теоретико-методологической рефлексии, сопряженной с использованием методов концептуального анализа и реконструкции построений социальных теоретиков, а также с проблемно-тематическим и сравнительно-аналитическим способами рассмотрения и изложения материала.

В исследовании применяются методологические принципы и обобщения, содержащиеся в работах М. Вебера, П. Бергера, Т. Лукмана, Т. Парсонса, Н. Лумана, П. Бурдье, Э. Гидденса, Ю. Хабермаса, М. Фуко, Ж. Делеза, Ж.-Ф. Лиотара и др. Особо значима теоретико-методологическая установка, в рамках которой общество должно быть постигаемо одновременно как «жизненный мир» и как «система» (Ю. Хабермас). Обращение к идее общества как «процессуирующей реальности» обосновывается такой социальной онтологией, которая полагает реальность общества несводимой к реальности индивидов, но при этом функционирующей и перманентно конституируемой именно в интеракциях, ими осуществляемых. Акцент в этой связи делается, с одной стороны, на «понимающей» методологии, феноменологически-интеракционистском подходе и теории «жизненного мира», а с другой – на теоретических ресурсах структурного функционализма и теории систем, применяемых на основе принципов взаимодополнительности, целостности (системности), аналитичности.

Структура диссертации и ее основное содержание. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Общий объем диссертации – 194 страницы.

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, рассматривается степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, излагаются его теоретико-методологические основы, а также научная новизна и положения, выносимые на защиту.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»