WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Наряду с исследованиями такого рода в современной лингвистической литературе имеется работа, в которой делается попытка описать речевой жанр современного церковно-религиозного послания по ряду оснований: адресанту, адресату, цели, содержанию, композиции, разноуровневым языковым средствам и их стилистическим характеристикам [Со Ын Ён 2000]. Несмотря на то, что автором раскрыты основные речевые параметры духовного послания, по нашим наблюдениям, многие представленные исследователем характеристики требуют уточнения, а небольшой объем материала (19 Рождественских и Пасхальных посланий), проанализированный в данной работе, заставляет усомниться в достоверности сделанных автором выводов.

Таким образом, состояние изученности церковного послания, системы его языковых средств нельзя назвать удовлетворительным.

Во второй главе «Лингвистические параметры послания как вида церковного документа» выявляется типология послания как жанровой разновидности духовной речи, дается поуровневое описание языковых средств, функционирующих в современном церковном послании, устанавливается система его изобразительно-выразительных средств.

В работе предлагается типология современного духовного послания, которая строится по пяти основаниям.

  1. По адресанту различаются послания, имеющие единичного адресанта – духовное лицо, обладающее степенью епископа или священника (например: Приветственное Послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II участникам Третьих Покровских чтений), и послания, которые имеют группового адресанта – группу духовных лиц, обладающих степенью епископа или священника (например: Архипастырское Послание его блаженства Митрополита Германа и Священного Синода епископов в связи с начавшимся конфликтом в Ираке). Послания, имеющие единичного адресанта, могут дифференцироваться в зависимости от сана священнослужителя и делиться, в свою очередь, на: 1) патриаршие послания; 2) митрополитовские послания; 3) архиепископские послания; 4) епископские послания; 5) архимандритские послания; 6) игуменские послания; 7) иеромонашие послания; 8) протоиерейские послания; 9) иерейские послания.
  2. По адресату все послания делятся на «внутрицерковные» и «внецерковные». В качестве адресата «внутрицерковного» послания выступают иерархи Церкви, верующие («чада Церкви»). В роли адресата «внецерковного» послания выступают официальные лица (главы государств, руководители учреждений, организаций). При этом адресат «внутрицерковного» и «внецерковного» посланий может быть единичным (например: Приветственное Послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Папе Римскому Иоанну Павлу II по случаю 25-летия Понтификата) и групповым (например: Послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II президенту Российской Федерации В.В. Путину, главам государств, прибывшим на празднование 300-летия Санкт-Петербурга).
  3. По цели современные церковные послания разделяются на информационные, дидактические и эпидейктические. Информационные послания создаются для своевременного информирования верующих о важнейших событиях в жизни Церкви и государства. Дидактические послания имеют целью разъяснение основополагающих аспектов Православия и Христианства. В эпидейктических посланиях основное внимание сосредоточено на знаменательных событиях, связанных с праздниками церковного годичного круга.
  4. По тематике современные духовные послания разграничиваются на праздничные и непраздничные. Праздничные послания посвящены праздникам церковного годичного круга, знаменательным событиям в жизни Церкви и государства (например: Рождественское Послание Архиепископа Волгоградского и Камышинского Германа клиру и пастве Волгоградской епархии). Непраздничные послания создаются в связи с важными в жизни Церкви и государства событиями (например: Послание соболезнования Патриарха Московского и всея Руси Алексия II управляющему Сурожской епархией епископу Сергиевскому Василию, клиру и пастве епархии по случаю кончины митрополита Сурожского Антония (Блума)).
  5. По форме выделяются устные и письменные послания. Так, устные послания звучат в радио- и телепередачах (радио- и телепослания) или в храмах во время службы, когда священнослужители зачитывают перед паствой послания высших иерархов. Письменные послания публикуются в печатных и электронных СМИ.

Предлагаемая классификация раскрывает многообразие типов современных духовных посланий, которые объединены общностью принципов отбора и функционирования разноуровневых языковых средств. Система языковых единиц церковного послания раскрывается в работе на лексическом, морфологическом, синтаксическом уровнях.

Специфика лексического уровня современного духовного послания характеризуется в плане семантики составляющих его элементов, стилистической окраски входящих в него единиц, а также исторической перспективы слов, используемых в религиозном тексте.

С точки зрения лексической семантики стилевые особенности текста современного духовного послания проявляются в наличии единиц тематической группы «Православная сакрально-богослужебная лексика» [термин см.: Королева 2002]. Как показывает анализ, в нашем материале употребляется и богослужебная лексика, связанная с ритуалом, с совершением религиозных обрядов служителями культа или с церковной службой, и сакральная лексика, базирующаяся на понятии вера (см. Рис. 1).

Рис. 1. Лексическая структура современного духовного послания

с точки зрения лексической семантики

Группа богослужебной лексики представлена в посланиях единицами, входящими в три лексико-семантические группы (ЛСГ): «Атрибутика» (например: созидание, Пасха, богослужение, Евангелие и др.), «Люди» (например: примирение, архиерей и др.) и «Место, строение» (например: приход, Рай и др.). Сакральная лексика представлена в посланиях рядом лексем, входящих в три ЛСГ: «Последователи – противники Бога» (например: апостол, фарисей и др.), «Бог – дьявол» (например: Святая Троица и др.) и «Высшие существа» (ангел и др.).

С точки зрения стилистической окраски в лексической системе церковного послания выделяется несколько стилистических пластов: нейтральный, церковно-религиозный, книжный и разговорный (см. Рис. 2).

Рис. 2. Лексическая структура современного духовного послания

с точки зрения стилистической окраски используемых слов

Анализ показывает, что группа нейтральной лексики (глубокий, семья, согреть и др.), являясь самой многочисленной в лексической структуре духовного послания, служит нейтральным лексическим фоном. Вторая по частотности группа церковно-религиозной лексики (священный, мирской, заповедь и др.) выступает в роли стилистического маркера религиозного текста. Группа лексики с книжной окраской (узы, тьма, неведение и др.) позволяет создать особую, возвышенную, тональность духовного послания. Разговорная лексика (нынешний, с закваскою порока и лукавства и др.), которая, как правило, не обладает ярко выраженной стилистической сниженностью, используется церковными иерархами для придания духовному посланию характера доверительности. Группа лексики с пометами «высокое» и «почтительное» формирует торжественную эмоционально-экспрессивную окраску церковного послания.

С точки зрения исторической перспективы слов, используемых в религиозном тексте, лексическая система духовного послания характеризуется наличием славянизмов и церковнославянизмов (см. Рис. 3).

Рис. 3. Лексическая структура современного духовного послания

с точки зрения исторического происхождения лексических единиц

Как показывает анализ, преобладающими церковнославянизмами являются сложные слова, образованные с помощью таких частей, как благо-, бого-, добро-, зло-, все-; слова с приставками воз-, из-, низ-, чрез-, пре- и суффиксами -ющ-, -ущ-. Они создают торжественно-эпическую тональность духовных посланий.

Морфологический строй современного церковного послания носит именной характер, поскольку в тексте имена преобладают над глаголом. Между тем именные формы не относятся к числу стилистических маркеров религиозного текста, поскольку они могут превалировать и в текстах других книжных стилей. Своеобразие морфологического уровня раскрывается благодаря особенностям функционирования глагольных форм, создающих дидактическую направленность церковного послания.

Так, в качестве стилистического маркера духовного послания выступает настоящее богословского обобщения [термин см.: Лихачев 1987], которое используется при введении в текст послания чужой речи с целью обозначения речевого действия, происходившего в прошлом [Прохватилова 2006], например: …Святой Апостол Матфей повествует о благоговейном поклонении волхвов – восточных мудрецов… (Мф. 2, II).

Вместе с тем высока частотность использования в церковном послании императивных форм 1-го и 2-го лица множественного числа (например: …Возьмите с них пример. Прославим Господа с ангелами, восприимем в своё сердце возвещённый ими мир от Бога…). Стилистически значимым для духовного послания является употребление «мы»-форм, поскольку категория «мы» отражает идею соборности – основную идею Православия.

Для церковного послания характерно также широкое использование глагольных аналитических форм 3-го лица единственного числа с частицами пусть, давайте и да, которые создают архаически-возвышенную, торжественную окраску всего духовного послания в целом (например: …Будем же духовно радоваться в этот день, да не останется никто из нас в печали…).

Синтаксические особенности церковного послания связаны с преимущественным использованием императивных предложений, полных распространенных предложений с причастными и деепричастными оборотами, многочисленными рядами однородных членов предложения, элементов эмоционального синтаксиса, таких, как вопросительные и восклицательные предложения, которые усиливают экспрессивный эффект.

Специфика синтаксического уровня проявляется также за счет устаревшего управления (например: возлюбленные о Господе) и многочисленных инверсивных конструкций, в которых согласованным определением традиционно являются семантически значимые для религиозного текста слова (например: с проповедью Христа Воскресшего).

Дидактичность изложения важнейших постулатов Православия, рекомендаций, поучений церковного иерарха и закрепление излагаемой информации на эмоциональном уровне достигается в современных духовных посланиях благодаря высокой частотности изобразительно-выразительных средств, таких, как тропы и фигуры. Среди них, по нашим наблюдениям, доминирует семантически значимый для церковного послания повтор.

В нашем материале зафиксированы многочисленные случаи использования контактного и дистантного лексического повтора, что позволяет выделить семантически важные слова, усилить их значение. В числе дистантных лексических повторов высокой частотностью обладает эпаналепсис, представленный в нашем материале как неупорядоченными, так и упорядоченными повторами. При этом наблюдается количественное превосходство такого неупорядоченного повтора, как эпимона, с помощью которого усиливается экспрессия текста послания за счет неоднократного повторения ключевого слова (например: …Пусть наша радость осветит и согреет тех, кто не смог прийти в храм Божий. Ни с чем не сравнимая пасхальная радость, объединяющая нас, православных христиан, да станет нашим даром осуетившемуся миру, драгоценным, нетленным даром всем ближним и дальним…).

Наряду с неупорядоченными повторами (эпимонами) в послании используются такие упорядоченные повторы, как анафора, эпифора, кольцо, которые подчеркивают связи между отдельными частями текста и принимают участие в создании его ритмической структуры (например: …Истина без любви, не есть истина. Любовь без истины, не есть любовь).

Кроме лексических повторов, для текстов современного духовного послания характерны и антитезы, в состав которых, как правило, входят бинарные компоненты, что дает возможность автору послания зафиксировать внимание читателя на семантически значимых понятиях, отражающих основополагающие антиномии Православия и Христианства (например: …Сегодня Горний Ангельский мир, Церковь Небесная славят Господа Воскресшего, призывая к этому возвышенному славословию и нас, чад земной Церкви…).

Таким образом, лексико-грамматическое своеобразие современного церковного послания раскрывается во взаимодействии элементов современного русского литературного языка и церковнославянского языка. При этом дидактическая направленность духовного послания формируется благодаря корпусу сакрально-богослужебной и церковно-религиозной лексики, а также высокой частотности императивных глагольных форм. Экспрессию религиозного послания усиливает концентрация слов, имеющих книжную и высокую эмоционально-экспрессивную окраску, использование церковнославянизмов, архаичных синтаксических конструкций, а также изобразительно-выразительных средств.

В третьей главе «Документоведческие параметры послания как вида церковного документа» определяются свойства, признаки, функции послания как церковного документа, проводится анализ формуляра документа Церкви, рассматривается его композиционно-речевая структура.

Исходя из понимания документа как средства социальной коммуникации, источника зафиксированной на материальном носителе информации с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать, мы относим духовное послание к числу документов.

Анализ имеющегося в нашем распоряжении материала показывает, что церковные послания обладают свойствами, признаками и функциями документа. Так, духовным посланиям присуще такое свойство документа, как атрибутивность, которая предполагает наличие материальной основы (формы) и информационной основы (содержания). В качестве внешней формы церковных посланий выступает их полиграфическое оформление, а в качестве внутренней формы – индивидуальная внутренняя организация. При этом единство таких сущностных составляющих духовного послания, как просвещение, научение и прославление, находит воплощение в его идейном содержании.

Церковное послание обладает и таким свойством документа, как структурность, что проявляется в наличии типовой структуры, характерной для всех разновидностей духовного послания (см. Рис. 4).

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»