WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Во втором параграфе «Смена эстетических ориентиров в советский период творчества» выявляется динамика идеи-прототипа в 1920-е годы, обусловленная включением революции как источника системы ценностей в поэтическую идеологию. Революция, воспринятая как новый «цикл идей», заставила В.В. Маяковского пересмотреть содержательную сторону художественного знака. Возможность подобного пересмотра – следствие специфических качеств поэтической идеологии В.В. Маяковского, о которых уже шла речь в первом параграфе. К ним относится способность слова поэта передавать любую разделяемую им идею, воплощать в слове только еще возникающую жизненную проблемность.

Революция была воспринята поэтом как новый «цикл идей», который должен быть осмыслен в новых формах, отлит в новом поэтическом слове. В пореволюционном творчестве вместе с искренней верой в то, что «мы на верном пути в грядущее», приходит осознание, что именно революционная идея требует своего воплощения в слове: «Только Октябрь дал новые огромные идеи, требующие нового оформления». Будучи «оформлена» в слове, идея приобретает силу преображения действительности: «Величайшая идея умрет, если мы не оформим ее искусно». О необходимости поэтического воплощения идей времени В.В. Маяковский заявляет в программных статьях Левого фронта искусства: «За что борется Леф» (1923), «В кого вгрызается Леф» (1923), «Кого предостерегает Леф» (1923).

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что повышенное внимание к поэтической стороне слова в поэтической идеологии В.В. Маяковского остается неизменным от раннего к послеоктябрьскому периоду творчества. Так, в центре внимания поэта периода работы над «окнами» РОСТА оказывается необходимость выработки «художественных форм», которых требует новая эпоха. Но уже с началом работы В.В. Маяковского над «окнами» сатиры РОСТА характер взаимоотношений поэтического слова и мира стал определяться в творчестве поэта через предстояние идеи о мире ее вербализации в слове. Идейная составляющая художественного высказывания в советский период напрямую связана с «гражданскими идеями», а эстетическая – остается в сфере влияния искусства. Через поэтическую составляющую художественного высказывания поэт получает возможность воздействовать на реципиента, на мир. Истинный художник революционной эпохи, по мнению В.В. Маяковского, не только воплощает в слове революционную идею, представление о том, каким мир должен быть, но и художественно обрабатывает слово, чтобы оно участвовало в «формовке сегодняшнего дня». «Искуснейшие формы останутся черными нитками в черной ночи, будут вызывать только досаду, раздражение спотыкающихся, если мы не применим их к формовке нынешнего дня – дня революции». Таким образом, воля поэта, его «квалификация», направленная на создание «сделанных» строк, становится волей, «квалификацией», направленной на преобразование мира, на участие в деле революции через агитационную силу, понимаемую В.В. Маяковским не только в смысле плакатов РОСТА, но и более широко, как способность стиха быть импульсом движения мира.

В советский период В.В. Маяковским была осознана необходимость активизации роли читателя в деле революции, в то время как в раннем творчестве мир обновлялся силами поэтического слова, а адресату отводилась роль союзника/противника его воли. Изменение роли адресата в деле преобразования действительности привело к смене направления обработки поэтического слова. В послеоктябрьском творчестве человек, включенный в меняющуюся действительность, является частью преобразуемого поэтом мира, поэтому оружием поэта становятся «пример, агитация, пропаганда». Анализ высказываний В.В. Маяковским о «сделанности» стиха, способного вызывать живой отклик в душе и, тем самым, доносить необходимую идею до читателя, позволяет понять, что идея-прототип в послеоктябрьском творчестве поэта проявляет свой проективный характер в области преображения человеческой природы и лишь через нее - в преображении самой действительности. Идея-прототип ориентирована на способность слова нести идею и преображать человеческую душу, при этом сама идея находится за пределами творческой активности поэта.

Постановка задачи преображения души человека выводит В.В. Маяковского на размышления о «полезности» искусства. Принцип «полезности» предстает в декларациях автора-идеолога советских лет как телеологически сориентированный критерий поэтичности художественного слова, имеющего целью передачу конкретного сообщения реципиенту. Вершиной представления о «полезности» профессионально организованного искусства становится разрабатываемое В.В. Маяковским понятие «социальный заказ» («Как делать стихи» -1926 и др.). Выполнить социальный заказ – значит «обнаружить задачу в обществе, разрешение которой мыслимо только поэтическим произведением».

При анализе понятия «социальный заказ» становится очевидным, что В.В. Маяковский пытается «балансировать» между представлением о «цикле идей», выражающем стихийное саморазвитие мира, и «гражданскими идеями» (политическими идеями, выдвигаемыми властью) в их становлении. Истолкование «социального заказа» как инициативного поиска и осмысления назревшей в обществе проблемы роднит его с понятием «цикл идей». Поэт стремится к тому, чтобы «угадать» в действительности назревающую «гражданскую идею», еще не сформулированную на государственном уровне, и воплотить ее в слове. Закрепиться в языке могли не любые факты действительности, но только тот блок фактов, который составлял «социально значимую информацию». С точки зрения О. Брика и В. Маяковского, оказавшейся удивительно созвучной позиции власти, социально значимой является только такая информация, которая может стать «оружием в социально-классовой борьбе». Поэтическую идеологию В.В. Маяковского советских лет характеризует возможность «принуждения» поэтического слова, наличия в поэзии воли, направленной на повышение его систематизирующей способности.

В статьях, выступлениях, «окнах» РОСТА, программных поэтических произведениях 1920-х годов, анализируемых в данном параграфе, совершается поворот автора-идеолога к отвергаемому ранее принципу словесного «оформления» идей, уже сформулированных политиками, общественными деятелями. Более того, признается возможность «принуждения» поэтического слова. Казалось бы, что кардинальная смена В.В. Маяковским собственных позиций выводит его творчество советских лет из авангардного русла русской поэзии, однако сама возможность такой смены позиции в ответ на потребности времени в полной мере соответствует футуристическому представлению об искусстве как постоянно обновляющейся художественной системе: ради живой связи искусства с действительностью поэт готов идти на отказ от себя «вчерашнего», от «вчерашнего» слова.

Во второй главе «Поэтическая система ценностей В.В. Маяковского на уровне идеологем» анализируются система идеологем, пути ее трансформации от раннего к послеоктябрьскому творчеству, выявляется вариативность содержательного наполнения идеологем и устойчивое ядро, определяющее относительную стабильность системы внутри каждого этапа. В результате проведенного исследования делается вывод, что единство творчества В.В. Маяковского на уровне системы идеологем обеспечивается ее бинарной структурой: четким делением на абсолютные плюсы и минусы, противопоставлением творческого и деструктивного, творческого и пассивного начал при различии источников креативности.

В первом параграфе «Формирование системы идеологем в раннем творчестве поэта» раскрывается способ формирования системы идеологем в поэзии В.В. Маяковского 1910-х годов, ее структура и источник динамических процессов внутри системы.

Как было выявлено в ходе исследования, становление системы идеологем в раннем творчестве В.В. Маяковского отражает логику формирования поэтического слова в эстетике авангарда. Свойственный авангардному искусству идейный релятивизм, множественность точек отсчета ведет к вариативности наполнения словесного знака, а ориентация на формирование и выражение в слове целостной картины мира с точки зрения утопического идеала определяет относительно устойчивую структуру идеологической системы.

Анализ стихотворений 1912-1916 годов, трагедии «Владимир Маяковский» (1913), поэм «Облако в штанах» (1914-1915), «Флейта-позвоночник» (1915), «Война и мир» (1915-1916), «Человек» (1916-1917) показал, что центральной в раннем творчестве В.В. Маяковского является идеологема «я-поэт», так как она обладает наибольшей семантической емкостью, многозначностью. Идеологема «Я-поэт» включает в себя значение поэт-футурист, поэт - пророк, поэт – новый Христос, поэт - отверженный сын Бога, поэт-мученик и др. Лирический герой выступает как единственный носитель всех возможных положительных характеристик, связанных с его творческой активностью, является источником новых эстетических, морально-нравственных ценностей. Поэтом переопределяются социальные отношения, религиозные воззрения, а также философские представления о движении мира по пути прогресса в направлении идеала будущего. Центральное положение идеологемы «я-поэт» в системе идеологем закрепляет за поэтическим творчеством значение основного средства преображения мира.

Система идеологем в раннем творчестве одновершинна, она строится по принципу противостояния «я-поэта» как носителя творческого начала толпе, поэтам прошлого, Богу. В результате противопоставления лирического субъекта другим объектам возникают ценностные оппозиции, закладывающие основу для формирования таких идеологем, как «Бог», «агрессивный мир», «прошлое», с одной стороны, и «будущее» - с другой. Конструктивным принципом системы идеологем является членение мира на абсолютные плюсы и минусы. Предпринятый в диссертации анализ позволил выявить характер взаимодействия идеологем в структуре поэтических текстов. В зависимости от авторских задач в идеологеме «я-поэт» актуализируется та или иная сторона значения, другие идеологемы формируются по принципу противопоставления центральной идеологеме. Так, если лирический герой – демиург, способный претворить мир, то Бог – нет. Если поэт – носитель животворящего слова, то мир – немой. Если я-поэт» претворяет реальность средствами поэтического слова, то поэты прошлого не могут осмыслить меняющуюся действительность.

Идеологемам в творчестве В.В. Маяковского свойственна многозначность, а сами эти значения вступают во взаимодействие друг с другом внутри идеологемы. В работе предложен развернутый анализ идеологем «я-поэт», «Бог», «агрессивный мир», «будущее», в процессе которого были выявлены дополнительные значения, актуализированные поэтическим контекстом в каждой из рассматриваемых идеологем и в системе в целом.

В раннем творчестве В.В. Маяковского лирический субъект, владеющий художественным словом, приобретает право переосмыслять представления о добре и зле, в то время как плохое владение словом лишает субъекта способности участвовать в деле преображения действительности: «Как вы смеете называться поэтом/ и серенький, чирикать, как перепел!/ Сегодня/ надо/ кастетом/ кроиться миру в черепе!». Взаимодействие значений внутри центральной идеологемы ведет к появлению дополнительных значений внутри противостоящих ей идеологем. Так, в результате взаимосвязи эстетической и морально-этической составляющих значения внутри идеологемы «Бог» возникает новый смысл. Неспособный к творческому вмешательству в жизнь мира Бог не просто вытесняется со своего места надстоящего источника воли, но и осмысляется поэтом как источник страдания, создатель несовершенного мир, обрекающего человечество на муки. В идеологеме «агрессивный мир» эстетическое бессилие толпы порождает ее этическое уродство.

Однако трансформации внутри идеологем («Бог», «агрессивный мир») вызывают изменения в центральной идеологеме «я-поэт», то есть трансформационный импульс, исходящий от центральной идеологемы, возвращается обратно, вызывая появление новых смыслов уже в идеологеме «я-поэт». Так, надстоящая воля, явленная через образ Бога, актуализирует в поэзии мотив предопределенного одиночества и мученической доли человека, в том числе лирического «я».

Многозначность идеологем, возникающая в процессе становления поэтической идеологии, свидетельствует о нарастающей многоакцентности идеи-прототипа, что, с одной стороны, обогащает поэтическую идеологию новыми структурными связями между идеологемами, а сами идеологемы новыми значениями, но, с другой стороны, дестабилизирует систему поэтической идеологии с ее центром, которым является идеологема «я-поэт». За множественностью равноправных точек зрения автора-идеолога теряется единство понимания мира, а неустойчивость ценностного ядра осмысляемого мира связана с его несистематичностью, произвольностью, поэтому к исходу 1910-х годов в поэтической идеологии В.В. Маяковского появляется возможность для формирования нового ядра, но уже противопоставленного в ценностном плане лирическому «я».

Во втором параграфе «Трансформация системы идеологем в послеоктябрьском творчестве В.В. Маяковского» анализируется развитие поэтической идеологии В.В. Маяковского в пореволюционный период. Формирование системы идеологем рассматривается на материале стихотворений, «окон» сатиры РОСТА (1919-1922), пьесы «Мистерия-буфф» (1918), поэм «150000000» (1919-1920), «IV Интернационал» (1922), «Пятый Интернационал» (1922), «Люблю» (1922), «Про это» (1923), «Владимир Ильич Ленин» (1924), «Во весь голос» (1929-1930).

В первые пореволюционные годы трансформационные процессы охватили в первую очередь ядерную структуру поэтической идеологии. Система идеологем в творчестве В.В. Маяковского первых послеоктябрьских лет («Мистерия-буфф», «150000000», «окна» сатиры РОСТА) строится на противопоставлении идеологем «мы» и «они», при этом новые революционные «мы» становятся «зодчими земли, планет декораторами», «чудотворцами», что выдвигает их в центр ценностной картины мира. Идеологема «мы» многозначна, как и центральная идеологема раннего творчества «я-поэт», она включает в себя значение революционная масса, партия, Ленин, коммунизм. Идеологема «они» - враги революции, капиталистический мир.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»