WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

3. Учитывая, с одной стороны, предпочтительные стратегии корейских учащихся, связанные с письменными формами речи, с другой – необходимость формирования у них умений осуществлять устное речевое общение, с самого начала обучения данного контингента необходимо шаг за шагом переводить их деятельность из плоскости работы с письменными источниками информации в плоскость работы с устными источниками информации. Обозначенная педагогическая стратегия осуществляется по оптимальным параметрам в случае, если она смоделирована на основе дифференциации феноменов текст и дискурс и включении данных компонентов в условия конкретной учебной деятельности. Так, первоначальное изучение русского языка с опорой на текст (и составляющие его семантические единицы) является уникальной возможностью аккумулировать в языковом сознании корейских студентов опыт накопленного в русской культуре и представленного в текстах речевого поведения (в том числе и когнитивных моделей, определяющих речевое взаимодействие). С другой стороны, постепенный перевод деятельности учащегося из режима «текст – монолог-дискурс» в интерактивный режим «дискурс – дискурс» (с включением дискурсивной деятельности в контекст реальной ситуации) весьма ощутимо увеличивает интерактивные возможности южнокорейского студента-филолога, поскольку стимулирует различного рода реакции на ситуацию как компонент реконструированной языковой среды.

4. В качестве базовых учебных единиц, включённых в профессионально ориентированный учебный процесс и нацеленных на формирование монологического дискурса (в том числе и на «профессионализацию» речи студента-филолога) следует рассматривать образцовые устные произведения следующих жанров: а) ответ студента на семинарском занятии; б) ответ студента на зачёте/экзамене; в) лекция по специальному предмету. Также в качестве вспомогательных средств следует привлекать учебные материалы в их письменной форме: а) тексты учебников и учебных пособий, составляющие текстотеку южнокорейских студентов-филологов основного этапа обучения; б) зафиксированные на бумажных носителях образцовые ответы студентов на семинарских занятиях, на зачётах и экзаменах; расшифровки лекций по специальности, составляющие текстотеку обучаемого контингента в настоящем и, частично, в будущем.

Научная новизна диссертационного исследования:

1. В терминах современной лингводидактики и смежных с нею наук представлена описательная модель языковой личности южнокорейского студента-филолога, изучающего русский язык в условиях неязыковой среды. Данная модель строится, с одной стороны, на инвариантных характеристиках языковой личности иностранного студента, представляющего Дальневосточный регион, с другой – на вариативных характеристиках языковой личности, представляющей именно южнокорейского студента-филолога, обучающегося в условиях Южной Кореи.

2. Национальная языковая личность южнокорейского студента-филолога, представлена не в статике (т.е. с помощью раз и на всегда данных характеристик), а в динамике: в процессе её развития, совершенствования и самосовершенствования. При обучении южнокорейского студента-филолога это проявляется, с одной стороны, в использовании базовых стратегий, свойственных данному контингенту, с другой – в развитии компенсаторных стратегий, в результате чего, в целом, становится возможным рассматривать учебный процесс как учебное общение, в частности, формировать монологический дискурс интерактивного типа, т.е. дискурс, направленный на конкретного адресата.

3. Монологический дискурс включается в контекст учебного общения адресанта и адресата, в результате чего формируется такое его свойство, как интерактивность. Поскольку данный дискурс формируется на стыке двух контактирующих культур, носителем которых является: а) русскоязычный текст (с закодированной в нём российской культурой); б) языковая личность корейского студента-филолога (с тезаурусом, представляющим южнокорейскую культуру), следовательно, формируемая в учебном процессе интерактивность учащихся приобретает совершенно новое качество – готовность к общению не только с представителем своей культуры, своего этноса, но также и готовность вступать в диалог и с представителями другой культуры, а именно, российской многонациональной культуры. Этому способствуют поведенческие механизмы и интерактивные стратегии, выработанные в том числе и на материале художественного текста.

Теоретическая значимость данного исследования состоит в том, что нами найден механизм, с помощью которого в сознании учащихся формируются модели будущего монологического дискурса, наделённого таким качеством, как его диалогичность. В качестве такого механизма мы рассматриваем комбинированный речевой акт, дифференцированный по формам и актам речи. Данный подход и предлагаемая нами технология формирования монологического дискурса/высказывания у южнокорейских студентов-филологов с учётом особенностей их языковой личности вносит определённый вклад в разработку теоретических представлений о динамической структуре монологического дискурса, формируемого в интерактивном учебном процессе в условиях неязыковой среды.

Практическая значимость работы определяется её национальной направленностью и разработанностью в отношении студентов-филологов основного этапа обучения, изучающих русский язык в условиях Южной Кореи. Предлагаемая описательная модель, в методической части (вторая и третья главы) выстроенная на уровне системного представления текстотеки, а также предлагаемой технологии обучения, может лечь в основу национально ориентированных учебников и учебных пособий по обучению монологической речи в условиях профессионально ориентированного учебного общения. Материалы данного диссертационного исследования позволяют также создать специальный обучающий курс для преподавателей, работающих с южнокорейским контингентом.

Апробация работы. Материалы диссертации прошли апробацию в Сеульском государственном университете, а также в университете Чунг-Анг, её основные положения заслушивались и получили одобрение на заседании кафедры практики русского языка студентов филологического профиля Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина. По результатам нашей исследовательской работы написаны и опубликованы в научных сборниках и журналах статьи, освещающие поведенческие особенности языковой личности южнокорейского контингента как в аудиторных, так и во внеаудиторных условиях, а также по анализу поведенческих стратегий на основе моделирования русскоязычного художественного текста.

Структура работы: работа состоит из Введения, трёх глав, Заключения, Библиографии, Списка анализируемых источников и Приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяется актуальность исследования, его цель и задачи, объект, предмет, методы, положения, выносимые на защиту, а также научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

В первой главе закладываются основы моделирования учебного процесса в целях обучения южнокорейских студентов-филологов. В связи с этим в первом параграфе данной главы решаются задачи как методологического характера, так и задачи, касающиеся моделирования конкретной национально ориентированной лингводидактической системы. Методология моделирования учебного процесса строится в соответствии с инвариантной коммуникативно-деятельностной моделью обучения. В качестве инструмента реализации данной модели используются предложенные А.А. Леонтьевым коммуникативный и когнитивный принципы обучения.

Во втором параграфе первой главы в целях оптимального обучения моделируется языковая личность южнокорейского студента-филолога (её операциональный аспект). Данное моделирование базируется на соотношении инварианта и варианта. В качестве инвариантной за основу берётся лингводидактически ориентированная модель, в которой учтены универсальные признаки иностранных учащихся Дальневосточного региона, а именно, корейских, китайских и японских учащихся. Модель была предложена такими исследователями, как И.Е. Бобрышева, И. Б. Череповская и др. (Бобрышева, 2004; Череповская, 2005) Вариативную же модель, а именно, модель южнокорейских студентов-филологов основного этапа обучения, мы выявили в практике учебного общения и в дальнейшем описали на основе собственных теоретических работ, а также работ О.П. Быковой, Н.В. Виноградовой, Н.В. Крашевской, Ку Сун Ми, А.А. Потёмкина, Ю.А. Тумановой. (Быкова, 2000; Крашевская, Виноградова, 2000; Ку Сун Ми, 2007; Попова, 2007, 2008; Потёмкин, 2005; Туманова, Попова, 2002).

Проведённый нами анализ как теоретических источников, так и данных, полученных в результате непосредственного практического опыта (результатов наблюдения за учебным процессом, анкетирования студентов и преподавателей, интервьюирования студентов и преподавателей, результатов проведённого спецкурса по обучению общению) показал, что в отношении южнокорейских студентов-филологов оптимальной на сегодняшний день следует считать коммуникативно-деятельностную обучающую модель, базирующуюся на учёте таких инвариантных свойств языковой личности, как: а) интровертированность; б) синтетический способ восприятия и переработки информации. В качестве инвариантных в отношении изучаемого контингента были выделены и такие характеристики, как глобализм, дедуктивный способ усвоения информации, визуальность и опора на письменные источники информации.

Результаты исследования также показали, что вариативные характеристики южнокорейского учащегося весьма разнообразны, однако такое универсальное его свойство, как саморегуляция относительно ситуации и, следовательно, высокая степень адаптивности, является основой для успешного формирования компенсаторных стратегий межличностного речевого взаимодействия.

В результате определения инвариантных и вариативных свойств языковой личности южнокорейского студента-филолога (её деятельностного, операционального аспекта) в работе делается вывод, что управление учебным процессом данного контингента учащихся должно осуществляться в опоре на свойственные им стратегии интровертивного поведения и в опоре на текст как учебную единицу, в которой синтезированы самые разнообразные языковые образования. Однако, в целях развития компенсаторных стратегий (что, как показало исследование, весьма актуально в отношении южнокорейского контингента) необходимо у рассматриваемого контингента формировать, с одной стороны, стратегии интерактивного (экстравертивного) поведения, с другой – когнитивные стратегии: а) от синтеза – к анализу и б) от анализа – к синтезу.

Весьма важными результатами, полученными при исследовании языковой личности южнокорейского студента-филолога, являются результаты, полученные при исследовании южнокорейского студента, работающего с текстом. Следует сделать вывод о том, что тексты простой структуры моделируются учащимися без особых трудностей: их семантическое содержание представляется учащимися с помощью различного рода внешних опор: схем, рисунков… и даже движений руки. Учащиеся в дальнейшем в состоянии репродуцировать данные тексты по созданным ими внешним опорам. Однако создавать «опоры» по текстам усложнённой структуры большинство учащихся затрудняется. В этих случаях учащиеся предпочитают выучивать такие тексты наизусть. Следовательно, методисту в целях оптимального формирования монологической речи (репродуктивной и продуктивной) необходимо использовать подходящие «опоры» – соответствующие модели текста.

Во второй главе решается задача формирования текстотеки, предназначенной для южнокорейских студентов-филологов основного этапа с целью обучения данного контингента монологическому дискурсу. Данная задача решается с учётом, с одной стороны, эмпирических данных (данных, полученных при изучении языковой личности южнокорейского студента, работающего с текстом), с другой – с учётом выработанных этносом (носителями русской культуры и русского языка) форм, моделей дискурсивной деятельности, зафиксированных в текстах.

В первом параграфе данной главы (2.1.) в результате анализа различных теоретических направлений в области лингвистики и психолингвистики текста мы приходим к следующим лингводидактически значимым выводам:

1. В качестве исходной единицы, лежащей у истоков порождения текста является интенция (коммуникативное намерение), возникающая у адресанта в отношении адресата (данный вывод делается на основе работ Г.В. Колшанского, Т.М. Дридзе, Н.И. Формановской и др.). Данная модель, а именно от интенции (иерархии интенций) – к тексту и должна лежать в основе порождения монологической речи. В связи с этим в учебных целях мы выбираем модель «коммуникативной организации текста», предложенную Д.И. Изаренковым (это модель, в которой типы текста определяются по «главной целевой установке» адресанта в отношении адресата).

2. С другой стороны, семантическую структуру текста представляет денотат (когнитивная модель отражённого в тексте объекта реальной действительности), однако данный денотат отражает реальную действительность в аспекте языковой личности (воспринимающей и говорящей). В связи со сказанным в качестве оптимальной семантической единицы, отражающей, с одной стороны, интенциональное, с другой – денотативное содержание текста/дискурса следует считать метатему как инвариантную когнитивную единицу, в наибольшей степени соответствующую некоторому множеству текстовых вариантов в динамике их развёртывания.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»