WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В культурологическом анализе время предстает как форма отношения человека к миру, как аксиологическая концепция этого отношения.

В работах лингвистов проблема времени (не как чисто грамматическая) исследуется в основном на материале лексико-семантических полей и темпоральной лексики, что само по себе важно и дает богатый материал для лингвофилософского, лингвокультурологического осмысления данной универсальной категории и человеческого бытия, и теории познания.

Языкознание 20 века сосредоточило свое внимание на семантике. Общая семантическая тенденция стимулировала изучение лексико-семантического поля (ЛСП) и отдельных лексико-семантических групп (ЛСГ) времени.

В разделе 1.6 уточняется соотношение концептов «время» и «пространство». Время и пространство связаны между собой. Оба концепта в равной степени можно считать базовыми элементами бытия, той основой, на которой строится вся картина мира, языковая в том числе.

Опыт восприятия пространства предстает как более простой и естественный по отношению к опыту восприятия времени.

Тем не менее, не стоит абсолютизировать связь времени и пространства. Несмотря на их тесное «взаимодействие», это разные сущности. Во-первых, время можно представить, не прибегая к «помощи» пространства. Во-вторых, доказано, что в языке существуют дифференцированные средства для выражения как локативных, так темпоральных отношений. В-третьих, время и пространство обладают разным набором топологических свойств.

Вместе с тем оба концепта имеют всеобщий характер и способны выступать ориентирами в жизни и деятельности субъекта и коллектива.

Вторая глава посвящена рассмотрению особенностей русского восприятия времени с точки зрения носителя китайского языка.

В разделе 2.1 проводится анализ представления о мире в языке и времени в представлении о мире.

Представления о мире в языковом сознании формируют когнитивную модель мира – «концептуальную репрезентацию действительности в многообразии ее внешних и внутренних связей, существующую в виде определенной схемы понятий. В каждой культуре эта система включает такие общие понятия, как время, пространство, причина, следствие, число, отношение, часть, целое и др.» (Шафиков, 1999). Как известно, изучение той или иной модели мира может успешно проводиться на основе языковых данных. Лексические единицы наиболее полно отражают специфику номинации различных реалий и структурирование действительности в сознании носителей конкретного языка (Маковский, 1989, 1992; Топорова, 1999).

Понятие «время» глубоко пронизывает смысл многих слов, а также язык и все наше сознание в целом, затрагивая практически все уровни языка (лексику, грамматику, синтаксис) и проявляясь особым образом на каждом из них. Поэтому неудивительно, что время принадлежит к определяющим категориям человеческого сознания, которые в каждой культуре связаны между собой» (Гуревич, 1994).

Человек не рождается с чувством времени, его временные и пространственные понятия определены той культурой, к которой он принадлежит.

Об особенностях восприятия в том или ином менталитете такой сложной и актуальной категории, как «время», могут многое сказать именно результаты ее языкового воплощения: специфика лексической и грамматической системы в плане выражения темпорального значения, направления семантического развития временных слов, их функциональные особенности.

Так, например, из гипотезы лингвистической относительности хорошо известно, что «разные языки предоставляют для выражения понятия времени разные формы» (Уорф, 1960), при этом различные языковые формы могут влиять на содержание понятий: мы постигаем идею времени через разнообразие темпоральных слов в русском языке и их функциональные особенности (Гумбольдт, 1985; Уорф, 1960). Одной из традиций семантической философии (Р. Карнап, Э. Кассирер, Ч. Огден, А. Ричарде) является отождествление описания с тем, что описывается, отождествление природы языка и мышления и аргументация действительности фактами языка и мышления.

Например, если обратиться к отношениям между абстрактным понятием «время» и такими реалиями, как «час» или «месяц», то русский язык оформляет их как отношения формы и содержания: час, день или месяц времени (ср. стакан молока или ведро воды) (Степанов, 1997).

Однако для получения наиболее полной картины необходимо учитывать и данные смежных дисциплин: философии, мифологии, психологии и др., поскольку восприятие времени – феномен не только лингвистический.

В разделе 2.2 кратко рассмотрена интерпретация времени в языковом сознании.

В русском сознании «время» может наделяться коннотативными характеристиками, быть плохим или хорошим, глухим, больным, счастливым или любимым.

Отношение к движению времени может быть положительным или отрицательным: время идет и бежит, летит и тащится, ползет и мчится.

Время может восприниматься как стихия, несущий нас поток, причем человек активен или пассивен по отношению к нему: Время течет, и колышет на спине лодку милой Шуры, и плещет морщинами в ее неповторимое лицо (Толст.).

Иногда время предстает враждебной всесокрушающей силой: Впрочем, мясорубка времени охотно сокрушает крупные, громоздкие, плотные предметы <...>, а всякая хрупкая мелочь <... > проходит сквозь нее нетронутой (Толст.).

Время воспринимается как часть естественного мира, чье движение диктуется природными законами: Звездами сыплются с неба годы, и, упав в жадную землю, прорастают чертополохом (Толст.).

Представление о времени можно интерпретироваться как «время» – сетку координат, в которой мы располагаем события нашей жизни, и «время» – субстанцию: В начале лета, 3 мая 1890 года, ночевало в тюрьме 1279 человек (Чех.).

Воспринимаемые сквозь призму человеческого сознания, реальные характеристики времени могут искажаться, отражая отношение к ним воспринимающего субъекта: Я вечность отсутствовала, но Александра Эрнестовна меня еще помнит (в реальном времени прошло несколько минут) (Толст.).

Таким образом, лингвистический образ времени в сознании носителей русского языка в действительности представляется более богатым и многогранным, чем предлагают словарные дефиниции, если исходить из понимания самой категории времени как качественно осязаемой, вовлеченной в события нашей жизни, при этом очень важен учет функциональных особенностей и контекстуальных употреблений лексемы «время».

В разделе 2.3 исследуется структура и содержание концепта «время» в русском и китайском языках.

В диссертации выделено 7 значений, которые реализует имя «время» в русском газетном тексте.

1. Какой-либо отрезок, промежуток в последовательной смене часов, дней, лет и т.д. (отрезок времени).

Например: найти время для обязательной прогулки, без которой я не человек: как минимум полтора часа быстрым шагом. (РГ, 19.08.2005).

Время закончилось; сократить время; время сокращается; время увеличивается; время колеблется.

2. Длительность существования всего происходящего, измеряемая веками, годами, часами, минутами и т.п. (длительность).

Например: (не)много времени; сколько времени; (не)мало времени; достаточно времени, уйма времени, масса времени.

3. Период, эпоха в жизни человечества, народа, государства, общества и т.п. (период, эпоха).

Например: советское время; советские времена; времена Российской империи; времена социализма; тоталитарное время; мирное время; времена «холодной войны».

4. Определенный, известный момент в последовательной смене часов, месяцев, лет и т.д. (определенный момент).

Например: назначить время; фиксировать время; перепутать время; показывать время; назначенное время; оповестить о времени; последний по времени.

5. Деятельная динамическая субстанция.

Например: время идет; время бежит; время остановится; время пролетит; время проходит; время тянется; время обходит стороной; идти в ногу со временем.

6. Сущность особого рода.

Например: существовать (быть, жить) вне времени; путешествие во времени; дымка времени; прыжки во времени; растянуть во времени, связать во времени.

7. Форма глагола, выражающая отношение действия или состояния к прошедшему, настоящему или будущему (форма глагола).

Например: Все это я хотела бы говорить в настоящем времени (Изв., 23.11.05).

Итак, можно представить их совокупность в виде фреймовой структуры (см. рис.1).

Рис. 1

Представляя концепт, многомерное ментальное образование, в виде структуры, которая выводится из синтагматических отношений имени, мы выделяем 6 значений, которые реализует ядерный репрезентант концепта «» (Ши Цзэнь) в китайском газетном тексте.

На рисунке 2 обозначены фреймы, образующие структуру имени концепта «».

Рис. 2

В связи с тем, что глаголы в китайском языке не имеют видовременных форм, в китайском языке для обозначения действия, которое было совершено в прошлом, к глаголу присоединяется суффикс (le).

– Мы выучили эти новые слова

– Мы уже выучили эти новые слова

Прошедшее неопределенное время в китайском языке образуется при помощи суффикса (gu) – эта форма обозначает действие, происходившее в прошлом в неопределенное время.

Например: – Мне приходилось учить китайский язык (оттенок неопределенного прошедшего времени); – Я бывал в том магазине.

Поэтому слово «» (Ши Цзэнь) не имеет такого значения, как форма глагола.

В разделе 2.4 рассматриваются особенности русского понимания времени с точки зрения носителя китайского языка.

В разделах 2.4.1 и 2.4.2 исследуется летосчисление и русское понимание времени. Для русского народа время оказывается линейным. Время воспринимается как постоянное и неподвижное, а человек движется в нем от прошлого к будущему. Это фиксируется в таких языковых выражениях, как, например: в русском фольклоре, собранном, например, В.И. Далем, мы найдем немало речений, отражающих народное понимание времени, жизни человека во времени и т.п. Это и загадки: «Вчера было, сегодня есть и завтра будет». А.С. Пушкин в «Евгении Онегине» говорит: «Годам нет возврата», и хором бабушки твердят: «Как наши годы-то летят», а В.В. Маяковский, автор «Марша времени», помещенного в драме «Ваня» (1930), призывал «Время, вперед!». Рассмотрим еще следующие примеры:

Время, идущее вперед, на нас не оборачивается!

Годы уходят, как продукты.

Парадокс времени: труднее всего догнать время, которое ползет.

Время не имеет обратного хода, но может безвозвратно остановиться.

Будущее делается прошлым, а прошлое еще более прошлым, и нет конца в прошлом нашему будущему.

Будущее исчезнет, когда наступит.

Будущее – это прошлое с позиции еще более отдаленного будущего.

В отличие от русского понимания времени для архаических мировоззренческих систем Китая была характерна идея мифологического времени. Основополагающим свойством времени являлась цикличность. Мифологические события не просто следовали одно за другим, а повторялись вновь и вновь. Возникновение идеи цикличности обусловлено существенной зависимостью человека и человеческого общества в древнейший период от окружающей природы. Вследствие этого ритм жизни описывался через наблюдаемые явления окружающего мира.

Лунный цикл становился основой осмысления мира китайским народом. Лунные ритмы и фазы Луны считались более очевидной единицей времени, чем солнечный год. Следы китайской идеализации вечной повторяемости лунных ритмов могут быть найдены также в китайском языке. Сам слово (луна) изначально представляло примитивный рисунок новолуния и теперь обозначает значение месяца, а так же многие иероглифы, обозначающие значение времени, имеют один и тот же элемент «», например слово (15-ый день каждого месяца по лунному календарю), (ранее утро), (срок) и т.д.

В рамках мифологического времени будущее и настоящее были подчинены прошлому, т.е. будущее и настоящее выступали как различные темпоральные ипостаси мифического прошлого. Посмотрим в качестве примера следующие стихи из величайшего произведения китайской прозы «Сон в красном тереме»:

(Перевод: Прошлое и будущее взаимосвязаны и связь между ними не может разрезать даже мудрец, за определенной причиной следует соответственное последствие и близкие люди, иногда влюбленные, обречены расстаться.)

В учении традиционной китайской религии Даосизма есть такой закон:, он переводится как «вращение и перевоплощение в 6 пространствах». Под термином «6 пространств» подразумевается пространство Неба, пространство Человечества, пространство Ashura, пространство Животных, пространство Голодных дьяволов и пространство Ада. Из них первые 3 пространства являются добрыми, а следующие 3 – дьявольскими. Все вещества мира вечно вращают и перевоплощают в этих пространствах, как колес телеги. Приведем один пример из известного произведения китайской прозы «Путешествие на Запад»:

”“”“”

(Перевод: Из живущих на земле существ только три категории не подчинены владыке преисподней Янь-вану.

– Что же это за категории – с живостью спросил царь.

– Это – Будда, бессмертные и мудрецы, – отвечала обезьяна. – Они не подчиняются законам жизни, перевоплощения и разрушения; они вечны, как небо и земля, как горы и реки.)

Исходя из данного факта, мифологическая циклическая модель времени налагала запрет на порядковые отношения «раньше, чем». Если графически представить время как цикл при помощи замкнутой линии, то сказать, какое из событий a, b, c произошло раньше вообще невозможно (Рис. 3).

Рис. 3

Кроме этого, китайское мифологическое время было неоднородно. Мифологическое время, также как и пространство, являлось многослойным. Так, например, в мифологической модели мира китайцев речь шла о 18 слоях ада и 33 слоях неба. Каждый уровень мира характеризовался собственным временным ритмом и последовательностью. Например:

(Перевод: В тот же момент Сунь У-кун поднялся вверх на десять тысяч чжан. Голова его стала подобна горе Тайшань, талия напоминала горные хребты, глаза сверкали, словно молнии, рот походил на кровавую чашу, а зубы – на ножны сабель. Посох, который Сунь У-кун не выпускал из рук, достигал вверху тридцать третьего неба, а внизу касался восемнадцатого слоя преисподней. (Цитата из «Путешествие на Запад»)

“()”·

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»