WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Известно, что лимфоциты составляют наибольшую долю клеток крови у мышей и являются менее устойчивыми к действию радиации по сравнению с другими клетками крови (Данилов И.П., Микша Я.С., 1999; Михайловская Э.В., 1999). Введение гликозида витамина Е приводило к значительной защите уровня лимфоцитов в периферической крови (рисунок 1). Абсолютное и процентное содержание лимфоцитов у мышей с ТМG на всем протяжении исследования было значимо выше, чем в группе облученных животных, получавших физиологический раствор, а, начиная с 8-х суток, не отличалось от показателей у необлученных животных. При введении AAG наблюдалась практически такая же закономерность (рисунок 2).

В острый период опустошения костного мозга (первую неделю после облучения) происходило существенное снижение клеточности костного мозга у животных всех исследуемых групп (рисунки 3, 4).

В группах животных, которым вводили ААG до облучения и TMG сразу после облучения, количество миелокариоцитов было умеренно выше, чем в контроле. К 14-му дню после облучения наблюдалась регенерация костного мозга и увеличение числа миелокариоцитов.

Рисунок 1 – Влияние гликозида витамина Е (ТМG) на содержание лейкоцитов (слева) и лимфоцитов (справа) в периферической крови мышей С57Bl/6 в разные сроки после облучения в сублетальной дозе 5,6 Гр (X±m)

Рисунок 2 – Влияние гликозида витамина С (ААG) на содержание лейкоцитов (слева) и лимфоцитов (справа) в периферической крови мышей С57Bl/6 в разные сроки после облучения в сублетальной дозе 5,6 Гр (X±m)

При этом следует отметить, что содержание лимфоидных элементов в группе облученных животных, которым вводили AAG и TMG, значительно раньше достигало контрольного уровня, чем в группе только облученных животных (рисунки 3, 4).

Процесс регенерации был более выражен в группе с AAG, чем у получавших витамин С мышей, о чем судили по общему содержанию миелокариоцитов и лимфоидных элементов костного мозга (рисунки 3, 4).

По всей видимости, способность модифицированных витаминов уменьшать выраженность пострадиационной депрессии кроветворения обусловлена их защитным действием на лимфоидный росток кроветворения, и стимулирующим – на процессы кроветворения в восстановительный период.

Рисунок 3 – Влияние гликозида витамина Е (ТМG) на содержание миелокариоцитов и лимфоидных клеток в костном мозге мышей С57Bl/6 в разные сроки после облучения в сублетальной дозе 5,6 Гр (X±m)

Рисунок 4 – Влияние гликозида витамина С (ААG) на содержание миелокариоцитов (слева) и лимфоидных клеток (справа) в костном мозге мышей С57Bl/6 в разные сроки после облучения в сублетальной дозе 5,6 Гр (X±m)

Способность модифицированных витаминов снижать нейротоксичность гипоксического радиосенсибилизатора саназола

Широкое использование лучевой терапии для воздействия на опухолевый процесс привело к созданию подхода по увеличению ее эффективности на основе использования радиосенсибилизаторов, позволяющих расширить радиотерапевтический потенциал, т. е. селективно усилить повреждение опухоли и снизить радиопоражаемость нормальных тканей (Бойко А.В. и др., 2004). В их число входят электроноакцепторные соединения нитроимидазольного ряда – мисонидазол, метронидазол, обладающие высокой нейротоксичностью (Sugie C. et al., 2005).

Головной мозг, в сравнении с другими органами, наиболее подвержен опасности воздействия свободных радикалов, и недостаточность антиоксидантной системы может быть причиной развития нейротоксичности (Heinrich E., Getoff N., 2000; Joshi G. et al., 2007). Синтезированный в 90-х годах саназол (Kimura R et al., 1986) выгодно отличался от мисонидазола низкой нейротоксичностью его терапевтических доз. В то же время положительные результаты по эрадикации солидных опухолей при интенсивном режиме введения высоких доз саназола, нередко приводят к появлению нейротоксичности (Kagiya V.T., 2006).Поскольку в развитии нейротоксического эффекта принимают участие АФК, достаточно очевидным является предположение о потенциальной роли антиоксидантов в качестве церебропротективных агентов, поэтому мы изучили возможность использования модифицированных витаминов для снижения нейротоксичности. Для этого в работе была создана модель нейротоксичности, индуцированной высокими (превышающими терапевтические) дозами саназола. Наличие нейротоксического действия и степень его выраженности, оценивали по поведенческим реакциям животных в классическом тесте “открытое поле” (Буреш Я. И и др., 1991).

Через 2 часа после введения саназола в дозе 2,1 г/кг наблюдалось статистически значимое снижение всех параметров поведения (вертикальной, горизонтальной двигательной активности и эмоциональной реакции) в “открытом поле” в сравнении с контрольной группой (p<0,05), которой вводили только физиологический раствор (рисунок 5).

Полученные данные указывают на то, что саназол в высокой дозе проявляет нейротоксический эффект, поскольку нарушение параметров поведения и ориентации животных является индикатором, свидетельствующим о развитии нейротоксического эффекта (Teunissen C.E. et al., 2001).

Введение гликозидов витамина С и витамина Е в концентрации 50 мг/кг и 100 мг/кг, соответственно, за 30 минут до введения высокой дозы саназола, приводило к статистически значимому повышению показателей эмоциональной и двигательной активности у мышей (p<0,05), по сравнению с группой животных, получавших только саназол, что указывает на их защитный эффект, то есть способность снижать нейротоксичность (рисунок 5).

На 2-й день после введения саназола происходило дальнейшее снижение эмоциональной, горизонтальной и двигательной активности в группе мышей, которой вводили только саназол (рисунок 5). Введение AAG или TMG способствовало восстановлению этих показателей (рисунок 5). Введение аскорбиновой кислоты не оказывало значимого влияния на данные показатели, по сравнению с группой животных, получавших гликозид аскорбиновой кислоты (р<0,05), а на 2-е сутки эксперимента даже привело к гибели животных, что может быть связано с прооксидантным действием аскорбиновой кислоты.

Для прояснения причин различий модулирующей и антитоксической эффективности AAG и витамина С мы оценили динамику уровня аскорбиновой кислоты в плазме крови у здоровых животных после введения гликозида витамина С в сравнении с введением экзогенной аскорбиновой кислотой. Было показано, что при введении AAG в дозе 50 мг/кг, наблюдается более быстрое и существенное увеличение уровня аскорбиновой кислоты в плазме крови, чем при введении просто аскорбиновой кислоты в той же дозе(p<0,05). В условиях нейротоксичности мы показали способность AAG предотвращать снижение уровня аскорбиновой кислоты в крови в условиях нейротоксического воздействия.

Это указывает на то, что введение гликозида витамина С может длительное время поддерживать высокие концентрации аскорбиновой кислоты в крови тем самым обеспечивая более выраженное защитное действие в организме.

Таким образом, в первой части работы представлены результаты, характеризующие эффекты новых модифицированных витаминов гликозидов витамина С и витамина Е, которые ранее не изучались. Принимая во внимание тот факт, что AAG является широко распространенным препаратом, достаточна легка технология его получения, что обеспечивает его низкую стоимость. Эффекты AAG проявляются при кратно более низких концентрациях, при пероральном пути введения. Все это свидетельствует, что при сопоставимых биологических эффектах с TMG гликозид витамина С является более перспективным в плане его внедрения в практическую медицину, как одного из препаратов поддерживающей терапии онкологических больных. Поэтому дальнейшее углубленное изучение механизма радиопротекторного и антинейротоксического действия было предпринято для гликозида витамина С.

Влияние гликозида витамина С на пролиферативную активность спленоцитов у мышей, облученных в сублетальной дозе

Способность клеток к пролиферации является одним из ключевых условий восстановления гемопоэза при действии повреждающих факторов, поэтому было изучено влияние гликозида витамина С и аскорбиновой кислоты на пролиферативную активность спленоцитов после облучения мышей в сублетальной дозе. Максимальное снижение пролиферативной активности клеток наблюдалось на 3-и сутки (рисунок 6) и было ассоциировано с минимальным уровнем ядросодержащих клеток в селезенке. Введение животным за один час до облучения аскорбиновой кислоты или ее гликозида препятствовало снижению пролиферативной активности клеток на протяжении всего эксперимента, при этом эффект гликозида был более значительным (рисунок 6).

Полученные результаты свидетельствуют о том, что радиозащитный эффект AAG на костный мозг и органы иммунной системы в существенной степени обусловлен его влиянием на пролиферативную активность клеток. Это влияние может носить как опосредованный характер, через воздействие на цитокиновую регуляцию процесса пролиферации, так и непосредственный, путем снижения уровня токсических интермедиатов кислорода и предотвращения их повреждающего действия на клетки.

Действительно, мы показали, что введение AAG за 1 час до тотального облучения мышей приводило к снижению уровня первичных продуктов ПОЛ – гидроперекисей липидов в селезенке через 12 и 24 часа после воздействия, более существенному по сравнению с аскорбиновой кислотой (рисунок 7).

Мы подтвердили эти результаты и на модели индукции окислительного стресса гидроперекисью водорода в изолированных спленоцитах in vitro. Гидроперекись водорода в высокой концентрации значимо ингибировала спонтанную пролиферацию спленоцитов. AAG в концентрации 5 мМ, в отличие от аскорбиновой кислоты в той же концентрации, полностью препятствовал ингибирующему действию Н2О2 на пролиферативные процессы в спленоцитах.

Исследование роли системы глутатиона в антитоксическом действии гликозида аскорбиновой кислоты

Основным механизмом повреждающего действия при химиотерапии и лучевом воздействии является избыточная генерация активных форм кислорода и радикалов в результате активации микросомального окисления и радиолиза воды. Посрадиационная ответная реакция клеток обусловлена состоянием антиоксидантной системы, что подтверждается многочисленными литературными данными (Biaglow J.E., et al., 2003; Guo G., et al., 2003; Ustinova A.A., Riabinin V.E., 2003; D'Andrea G.M., 2005). Ключевая роль в защите клеток от окислительного стресса отводится системе глутатиона. Недавние исследования показали, что аскорбиновая кислота играет важную роль в поддержании нормального уровня глутатиона в условиях окислительного стресса (Montecinos V. et al., 2007). Поэтому целесообразно было изучить влияние AAG на систему глутатиона в условиях окислительного стресса, индуцированного различными воздействиями, в частности, радиосенсибилизатором саназолом, при его использовании в нейротоксической дозе, и гамма-излучением в сублетальной дозе.

Введение саназола в нейротоксической дозе приводило к существенному снижению уровня восстановленного глутатиона в головном мозге экспериментальных животных (таблица 3). Содержание окисленного глутатиона при этом существенно повышалось и отношение GSH/GSSG снижалось, что свидетельствует об активации процессов окислительного стресса в ткани мозга.

Таблица 3 – Уровень восстановленного (GSH), окисленного (GSSG) и отношение GSH/GSSH в мозге мышей, получавших гликозид аскорбиновой кислоты в сочетании с нейротоксической дозой саназола (X±m)

Группы животных

GSH

(мкмоль/ г ткани)

GSSG

(нмоль/ г ткани)

GSH/GSSG

Интактные

1,34± 0,08

8,48± 0,53

163

Саназол, 2,1 г/кг

0,95± 0,08*

10,64± 0,64*

89*

Саназол, 2,1 г/кг + Вит.С, 50 мг/кг

1,06± 0,08*

10,08± 0,35

104*

Саназол, 2,1 г/кг + AAG, 50 мг/кг

1,30± 0,05**

8,76± 0,3**

148**

Примечания

1 * - различия статистически значимы с интактной группой (p0,05);

2 ** - различия статистически значимы с саназолом (p0,05).

Предварительное введение животным AAG приводило к повышению уровня GSH и снижению уровня окисленного глутатиона, по сравнению с группой животных, получавших только саназол. В результате этого происходило восстановление отношения GSH/GSSG, что свидетельствует о защите клеток от окислительного стресса. Очевидно, что способность AAG поддерживать высокий уровень GSH вносит вклад в его нейропротекторное действие. В то же время предварительное введение аскорбиновой кислоты не вызывало существенного повышения уровня GSH и не оказывало выраженного нейропротекторного эффекта.

Аналогичный эффект антиоксидантов на уровень глутатиона в спленоцитах мы наблюдали и на модели облучения животных в сублетальной дозе. Предварительное введение гликозида витамина С способствовало сохранению более высокого уровня восстановленного глутатиона в спленоцитах мышей в ранние сроки после облучения и более быстрому восстановлению его уровня до контрольных значений в отдаленные сроки (рисунок 8). AAG более эффективно, чем витамин С предотвращал повышение окисленной формы глутатиона и способствовал сохранению уровня его восстановленной формы и отношения GSH/GSSG в условиях окислительного стресса, индуцированного облучением.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»