WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В научный оборот вводятся ранее не публиковавшиеся архивные и полевые материалы.

Практическая значимость работы

Основные положения и результаты исследования могут использоваться для подготовки лекционных курсов, спецкурсов при изучении дисциплин этнологического цикла, а также при создании учебных и методических пособий, рекомендаций для образовательных и культурно-просветительских учреждений; они могут быть учтены при разработке социальной, миграционной, культурной политики на региональном уровне, социокультурных проектов по взаимной адаптации этнических мигрантов и принимающей среды.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В массовом сознании городского населения сформировалось представление о «кавказцах» как об этнической группе, в которую объединяются этнические группы не только Кавказа и Закавказья, но и других территорий (например, Средней Азии). При этом обозначением «кавказцы» пользуются не только «не–кавказцы», но и сами представители кавказских и закавказских этнических групп;
  2. Местные жители используют или не используют понятие «кавказцы» в зависимости от сокращения или увеличения культурной дистанции, наличия или отсутствия личных контактов с выходцами с Кавказа;
  3. Отношения между этническими группами могут выстраиваться по типу гендерных, включая сексуальные роли;
  4. Стереотипное восприятие «кавказцев» местным населением изменяется с течением времени. Наблюдается динамика представлений в отношении трудовой деятельности мигрантов, причин переезда их на Север, а также в использовании этнических номинаций. Факторами, под влиянием которых произошли изменения, можно считать ужесточение миграционной политики государства в отношении иностранных граждан, исключение из употребления в СМИ термина «лицо кавказской национальности»; увеличение частоты контактов с мигрантами, сокращение культурной дистанции между мигрантами и принимающим населением.
  5. Формирование этнической идентичности – неустойчивый процесс, результатом его может стать трансформация этничности. В зависимости от степени открытости принимающей среды этническая идентичность растворяется среди других идентичностей или актуализируется и закрепляется. Открытость принимающей среды в значительной мере определяется локальным (региональным) самосознанием поселенческой общности.
  6. Этническое самосознание детей мигрантов, родившихся на Кольском Севере, имеет свои особенности. Дети из гетероэтнических семей склонны к смене этничности или к манипулированию ею в зависимости от конкретной ситуации. Представители моноэтнических семей отрицают или сохраняют родительскую идентичность. Дети из гетероэтнических семей сталкиваются с трудностями самоидентификации в дружеском окружении, а для моноэтнических семей с детьми, ориентированными на отличную от родительской идентичность, характерны внутрисемейные противоречия.

Апробация результатов исследования

Основные положения диссертации отражены в выступлении на международном семинаре «Encountering the Russian North» (Йоуэнсуу, Финляндия, 2007 г.) и всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: пути взаимодействия» (г. Москва, ИС РАН, 2008 г.), в докладах на международных и региональных конференциях «X Международная научная конференция КФ ПетрГУ» (Апатиты, КФ ПетрГУ, 2007 г.), «Межрегиональная научно-практическая историко-краеведческая конференция VI Ушаковские чтения» (Мурманск, МГПУ, ГАМО, 2009 г.), «Седьмая региональная научная студенческая конференция. Естественнонаучные проблемы Арктического региона». (Мурманск, 2006 г.), «Пятая региональная научная студенческая конференция. Естественнонаучные проблемы Арктического региона» (Мурманск, 2004 г.), на презентации исследовательских проектов участников курса «Качественные методы в социологическом исследовании: теория и практика» (Москва - Санкт-Петербург, ИС-ЦНСИ, 2008 г.), а также в опубликованных 10 и принятых к печати 9 статьях.

Структура диссертации. Работа состоит введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, списка сокращений.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность, новизна исследования, дается общая характеристика исследуемой группы, источников и методов сбора материала, теоретических предпосылок работы, формулируются цель и задачи, определяются основные термины и структура диссертации.

Первая глава «Миграционные и этнодемографические процессы в Мурманской области в XX начале XXI вв.» посвящена анализу опубликованных и неопубликованных материалов, связанных с изменением этнодемографической и миграционной ситуаций на Кольском Севере в рассматриваемый период.

В § 1, «Особенности заселения и миграционные процессы на Кольском Севере в ХХ в.», представлены основные этапы заселения Кольского Севера, связанные с процессами колонизации Мурмана, строительством Мурманской железной дороги, промышленным освоением края, в частности, со строительством новых городов и предприятий. Процесс демографического освоения области рассматривается с учетом государственных политических и экономических интересов в регионе, которые первоначально реализовывались с привлечением колонистов, а затем строителей Мурманской железной дороги. Привлечение рабочей силы на Кольский полуостров было связано с расширением этнического состава населения и сопровождалось изменением этнической ситуации. Массовые переселения определили полиэтничность миграционных потоков и сформировали население края в короткие сроки. Первоначально этнические группы на слабозаселенной территории распределялись свободно. Например, на Западном берегу Баренцева моря (до Кольского залива) поселялись в основном норвежские и финские колонисты, которые практически не взаимодействовали с «русским» населением (имеются в виду не этнически русские, а выходцы из России)3. Позже, при строительстве Мурманской железной дороги, возникла организованная концентрация колонистов вокруг одного объекта. В этот период политика «плавильного котла» поставила разнообразные этнические группы рабочих в тяжелое положение: рабочие не только не понимали друг друга, но и отказывались взаимодействовать с другими группами.

Если в начале ХХ века на Кольском полуострове фактически отсутствовали крупные населенные пункты, то к концу столетия область превратилась в одну из самых урбанизированных в стране. Урбанизация и индустриализация осуществлялась в ускоренном темпе и преимущественно за счет вынужденных переселений лиц различных категорий: спецпереселенцев, заключенных, депортированных граждан различной этнической принадлежности. Нередко и сегодня Мурманская область воспринимается как зона принудительной миграции на протяжении первой половины ХХ века. Это касается и иммиграции, и эмиграции. В 1940 году с территории была осуществлена депортация инонационалов – финнов, норвежцев, немцев, поляков, эстонцев, латышей и т. д. – всего более 7 тыс. человек4.

Послевоенное время вплоть до 1980-х гг.– период добровольной миграции, которая привела к росту числа так называемых «стихийных мигрантов». Причем уже к 1970-м годам личная инициатива доминировала среди причин переезда, 35,4% от общей численности населения области прибыли на Кольский Север по свободному выбору. Формы привлечения населения в область многообразны: мобилизация, общественные призывы, вербовка, индивидуальные приглашения, стимулирование прибывших по собственной инициативе. При этом наблюдаются и устойчивые, в частности, экономические мотивы переселения. Преобладание добровольной миграции показательно с учетом того, что в стране осуществлялась активная организованная миграция «путем перераспределения населения <…> из густонаселенных или трудоизбыточных районов в другие, менее заселенные <..>, в которых относительно высокими темпами развиваются промышленность и вся инфраструктура»5.

К особенностям заселения Кольского Севера относятся (а) концентрация жителей в поселениях близ транспортных путей и промышленных предприятий («очагово-ленточное» размещение), (б) отличие возрастного и гендерного состава населения от среднего по РСФСР (преобладание людей молодого и среднего возраста, высокий процент мужчин), а также (в) направленность миграционных процессов, в результате которых миграционную прибыль область получала за счет большего числа приезжающих, а не за счет тех, кто оставался и закреплялся в области.

§ 2, «Этнические и миграционные процессы в Мурманской области в конце ХХ начале XXI вв.», посвящен последствиям политического и экономического кризисов, которые обрушились на страну в начале 1990-х гг. и отразились на миграционных процессах и этнической ситуации в области.

Основную роль в изменении демографической картины региона сыграл экономический фактор. Произошедший в 1990-е годы спад производства, а в некоторых экономических сферах и приостановление работы целых отраслей, повлияли на миграционные установки северян, то есть их готовность покинуть место проживания, намерение переехать в другой регион или в другую страну. Такая ситуация характерна в целом для северных индустриальных монопрофильных городов. Кризис спровоцировал демографические потери. Часть северян вынуждена была вернуться на родину, поскольку вновь созданное государство не всегда соблюдало прежние условия и гарантии для работающих на Крайнем Севере. Преимущественно этот поток был направлен в южные республики. Встречная волна хлынула с юга на север, особенно велик был поток из бывших «южных» республик, откуда люди часто мигрировали из-за межэтнических конфликтов.

Отток населения из области, начавшийся с 1992 г., сохраняется до настоящего времени, иммиграция составляет небольшую долю в общих миграционных процессах. В последнее десятилетие XX в. на Кольском Севере при постоянном снижении численности населения разнообразнее стал этнический состав, возросла численность некоторых этнических групп, наблюдается новый приток особой категории этнических мигрантов – «беженцев». Исследователи отмечают усиление миграционных связей, прежде всего, с регионами Северо-Запада и с бывшими южными республиками (Азербайджаном, Таджикистаном, Украиной, Молдовой и др.). На Европейском Севере, в том числе в Мурманской области, заметно увеличилось число представителей закавказских и среднеазиатских народов. Сравнение результатов переписей населения 1989 г. и 2002 гг. демонстрирует, в частности, резко возросшее число представителей кавказских и закавказских этнических групп. Новые мигранты не только заняли соответствующие экономические ниши, тем самым включились в экономическое пространство региона и адаптировались к нему, но и создали самостоятельные объединения, сохраняющие уникальные особенности этнических групп.

В § 3, «Аборигены» - «старожилы» - «мигранты»», рассматриваются принадлежность этнических групп области к определенным категориям населения по территориальному статусу (коренному, старожильческому, переселенческому) и используемые в историографии по отношению к ним номинации. Применительно к этнокультурной ситуации Кольского Севера автором уточняются такие понятия как «коренное население», «старожилы», «мигранты». В соответствии с концепцией Л.Л. Рыбаковского и позициями других исследователей коренного, миграционного и старожильческого населения, определяется место «кавказцев» в данном распределении. Представлены основные исследовательские направления и предпочтения в отношении этнических групп на Кольском Севере.

Во второй и третьей главах представлены результаты эмпирических исследований, которые, с одной стороны, отражают представления местных жителей о «кавказцах», а с другой стороны, выявляют точку зрения самих мигрантов о новой территории, особенностях отношения принимающего населения к переселенцам, этнической идентичности мигрантов и специфике адаптации «кавказцев».

Во второй главе «Лица кавказской национальности» в представлениях северян» - обсуждаются результаты исследований 2004-2009 гг., направленных на выявление представлений горожан Кольского Севера о качествах и особенностях «кавказцев». Сбор материала осуществлялся при помощи письменных и устных интервью, использовались материалы архива ЦГП КНЦ РАН. Проанализировано более трехсот текстов разного объема (включая и устные интервью).

В § 1, «Кавказцы»: проблемы изучения и подходы», рассматривается понятие «лицо кавказской национальности», обсуждаются причины его возникновения и функционирования, а также проблемы, связанные с изучением группы «кавказцы».

В § 2, «Внешность, нравственность, поведение», на основе анализа эмпирических данных выявляются ассоциации, возникающие у местных жителей при упоминании слова «кавказцы», а также характерные свойства, которые отличают названную группу от других. В данном разделе представлены антропологические и поведенческие особенности, этика.

Местные жители не разграничивают представителей этнических групп Кавказа и Закавказья по внешним антропологическим признакам. «Кавказцы» рассматриваются в качестве отдельной этнической группы, которая наделяется определенными общими свойствами. «Кавказец» ассоциируется, в первую очередь, с представителем сильного пола. Антропологические черты отражают признаки маскулинности: средний рост, плотное телосложение, густые брови и т.д. Среди наиболее устойчивых ассоциаций внешности можно выделить ассоциации: «кавказец - нос», «кавказцы – волосатость». «Кавказский нос» может соответствовать некоторым «кавказским» качествам: темпераментности, повышенной сексуальности, богатству, властности и т.д. Как известно, нос в народной культуре соотносится с материально-телесным низом (см. работы М.М.Бахтина, Г.И. Кабаковой, Н.Е.Мазаловой и др.). Это вполне соответствует распространенному, по крайней мере, среди русских, представлению о «сексуальности» кавказцев. «Небритость», «бородатость», как и в целом, развитие волосяного покрова, ассоциированы с «природностью» и одновременно со сверхъестественными способностями. Как речевую общность «кавказцев» отличают «кавказский акцент», «ломаная русская речь», «свой язык», который они, по мнению информантов, всегда используют в повседневном общении.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»