WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Анализ публикаций в заводской многотиражке и экспертных интервью показал, что реструктуризация предприятия и крушение социальной сферы вызвали частичное разрушение идеологии и практики воспроизводства рабочих династий в 1992-98 гг. С налаживанием производства начались попытки возобновления корпоративного строительства с использованием проверенных заводских традиций. Современный менеджмент не имеет возможности опираться на идеологему «рабочего класса-гегемона» и столь же мощную социальную сферу на предприятии. Одной из возможностей формирования корпоративной солидарности является очередной виток «изобретения» заводских традиций, в частности, поддержание престижного статуса заводской династии. Метод критического дискурс-анализа дает возможность выделить следующий дискурсивный репертуар, с помощью которого создается статус заводской династии на современном предприятии: 1) символ стабильности предприятия при переходе к рынку и в рыночных условиях; 2) источник формирования династий высокопрофессиональных специалистов; 3) элемент культурной памяти заводского сообщества.

Заводские династии, пережившие реструктуризацию, остаются символом локального патриотизма, преданности предприятию, мотивации к производственному труду. Они представляют собой ресурс для создания корпоративной идентичности, на которое нацелены современные менеджеры. Наличие династий создает имидж стабильного, конкурентоспособного предприятия, успешного в рыночном контексте.

В современных публикациях заводская династия как образец трудолюбия и профессионализма – это уже не рабочая, а, скорее, династия менеджера или специалиста. Данная дискурсивная стратегия отражает идею о том, что основным социальным слоем рыночного общества являются средние классы, и внутрисемейное воспроизводство этих социальных групп может быть ценным в современном контексте. «Нормализованные биографии» династий менеджеров продолжают воспроизводить сконструированный в советский период этос честного заводского труженика, выполняющего долг перед коллективом.

В современных условиях советской рабочей династии придается музейная значимость. Она популяризируется в современном заводском контексте как элемент «героического», «легендарного» прошлого страны и предприятия. Публикации о советских рабочих династиях свидетельствуют об успешной работе завода на протяжении десятилетий, его значимости как основы благополучия советских работников. Советские рабочие династии представляют собой символ локального патриотизма работников, стабильности и экономической успешности предприятия.

Анализ интервью с заводскими экспертами показал, что современное акционерное предприятие комбинирует советскую систему поощрений определенных категорий работников и новую систему экономической поддержки молодежи.

В ГЛАВЕ 4. «Династии Кировского завода в семейных историях: трансмиссии капиталов и социальные траектории поколений» заводская династия рассматривается как результат семейных стратегий. В данном разделе анализируются материалы пятнадцати полуструктурированных биографических интервью с представителями трех династий Кировского завода. Сбор и анализ данных осуществлялся с помощью метода изучения истории семьи. Исследование генеалогий дает возможность рассмотреть структуру семейных капиталов, варианты их трансмиссии из поколения в поколение и семейные стратегии воспроизводства и разрыва династийной траектории. Собранные истории классифицированы в соответствии с подходом Ф. Шютце, адаптированным к материалам данного исследования: история семьи как стратегия; история семьи как траектория; история семьи как «превращение». Каждый из этих типов последовательно рассматриваются в трех параграфах главы.

В первом параграфе «Межпоколенческая восходящая мобильность: стратегии заводской династии Тихоновых» рассмотрен пример истории семьи как стратегии. Основатель династии пришел на завод рабочим в 1931 году, представитель третьего поколения династии – в 1998 году. В настоящее время все представители династии работают на инженерных или административных должностях.

Анализ интервью с тремя представителями семьи Тихоновых дает возможность сделать следующие выводы, касающиеся механизмов воспроизводства данной династии. В основе формирования и воспроизводства династии Тихоновых лежит социальный капитал, связанный с интеграцией в корпоративную среду, персональные контакты ее представителей, семейная репутация. В семье Тихоновых этот капитал передаётся от отца к сыну, обогащаясь с каждым поколением. Социальный капитал, транслируясь из поколения в поколение, конвертируется в культурный и экономический. От родителей к детям передаются представления о производственном труде как о «честном», и в перспективе – экономически выгодном. В связи с этим, работники, принадлежащие династии, ориентированы на отложенный результат их усилий (карьерное повышение, повышение зарплаты и т.д.). Представители среднего поколения династии реализуют образовательные стратегии, чтобы повысить шансы своих детей на заводском рынке труда. Вне зависимости от образования, терпение, упорство и старание, индивидуальные усилия считаются наиболее важными качествами успешного работника, его культурным капиталом. Ценность работы состоит в обеспечении финансовой самостоятельности работника-мужчины.

Во втором параграфе «Воспроизводство династии рабочих: семья Мартыненко» представлен случай межпоколенческого воспроизводства рабочего класса в трансформационный период, который осмысливается как стратегия выживания. Основатель династии пришел на завод рабочим в 1947 году, самый младший ее представитель пошел работать в заводскую охрану в 1999 году.

Анализ интервью с тремя представителями семьи Мартыненко дает возможность сделать следующие выводы, касающиеся механизмов воспроизводства данной династии. Воспроизводство династии Мартыненко происходит посредством реализации стратегии выживания семьи. Не имея дополнительных ресурсов для изменения своего статусного положения (отсутствие образования и стремления его получить), члены семьи приходят на завод «по инерции». Формирование династии не является семейным проектом Мартыненко. Завод воспринимается не столько как место семейной интеграции и идентификации, сколько инструментально, как место работы, предприятие, на которое можно трудоустроиться, почти не предпринимая дополнительных усилий. Перспективы увеличения жизненных шансов семьи Мартыненко связывают не с собственными стараниями и стратегиями социального продвижения по профессиональной лестнице, а с экономическими перспективами предприятия, не зависящими от усилий работников. Социальный ресурс, аккумулированный Мартыненко, имеет потенциал развития в биографическом сценарии младшего представителя династии, который, предприняв определенные стратегии, имеет возможность повысить статус, и соответственно, возможности семьи на предприятии.

В третьем параграфе «Разрыв династии: случай Пимановых» представлена история семьи как «превращение», ключевыми событиями/процессами которой стали структурная ломка советского предприятия и уход с завода одной из представительниц династии. Трехпоколенная династия Пимановых сложилась в советское время. Ее основательница пришла на завод рабочей до революции, последняя представительница – чертежницей в 1980 году.

Анализ интервью с тремя представителями семьи Пимановых дает возможность сделать следующие выводы, касающиеся механизмов воспроизводства и разрыва данной династии. Пимановы – это официально признанная советская рабочая династия. Представители среднего поколения династии идентифицируют себя с советским заводом, прошлым, в рамках которого семья благополучно существовала, пользуясь ресурсами социалистической патерналистской системы. Обладая официальным статусом династии, Пимановы успешно конвертировали свой символический капитал в экономический. Шансы, которые имела эта семья, были напрямую связаны высоким положением Пимановых в системе официальных рангов и, соответственно, с доступом к экономическим привилегиям. Трансмиссия культурного капитала членов этой семьи подобна его трансляции в семье Мартыненко: Пимановы были вынуждены идти на завод, повторяя трудовой путь своих родителей и не стремясь повышать уровень образования. Старший сын Пимановых фактически воспроизвел эту стратегию. На современном предприятии не достаточно быть потомственным рабочим и активным общественником, чтобы быть экономически успешным. Индивидуальной стратегией его сестры Натальи стало получение высшего образования и уход с завода. Данный случай разрыва династического воспроизводства представляет собой достаточно распространенный для периода реструктуризации вариант траектории многопоколенной заводской семьи, когда молодые рабочие уходили с завода в поисках более выгодных экономических предложений.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ диссертации подведены основные итоги исследования.

Заводская династия представляет собой многозначный и многослойный феномен, формирующийся и функционирующий как в официальной идеологии, так и в биографических сценариях конкретных многопоколенных семей, представители которых работают на одном предприятии. В данной диссертационной работе исследовались оба уровня воспроизводства заводской династии как социально-культурного феномена в контексте советского и постсоветского общества.

Социальная группа потомственных пролетариев (рабочих во втором, третьем поколениях) начала формироваться в послереволюционной России посредством практики «приписывания к классу» как элитная сословная группа идеологически сконструированного рабочего класса и общества в целом. В конце 1920-х гг. данная группа была встроена в сословно-корпоративную стратификационную и идеологическую систему промышленного предприятия. «Потомственный рабочий» номинировался как «представитель рабочей династии» промышленного предприятия. В этот период началось формирование практики публичной репрезентации рабочих биографий и генеалогий, ставшей одной из традиций на советских предприятиях.

«Расцвет» заводских династий в послевоенный и позднесоветский периоды связан с развитием социальной инфраструктуры социалистических предприятий, усилением идеологического аппарата государства и укреплением границ социальных групп. Получившие массовое распространение в середине ХХ в. в советских СМИ повествования о жизни рабочих династий представляли собой вариант «образцовых биографий», канонизированных в рамках заводских сообществ. Их публичная репрезентация была нацелена на дисциплинирование и контролирование заводских коллективов, создание моделей официально одобряемого поведения на производстве. Анализ публикаций в заводской многотиражке и всесоюзных сборниках позволяет выделить три аспекта функционирования рабочей династии как идеологического проекта, которые трансформируются с переходом от социалистического к акционерному предприятию.

Рабочие династии объявлялись заводской элитой, имеющей «сословные» символические отличия (титулы, регалии, родословную, связанную с легитимной советской историей, и кодекс рабочей чести). В рамках социальной структуры предприятия рабочим династиям как статусной группе официально противопоставлялись недобросовестные работники и летуны, не имевшие четкой идентичности с предприятием.

В «нормализованных биографиях» представителей династий конструировались представления о «трудовом долге» заводского работника. Потомственные рабочие рассматривались как «носители» профессионального этоса, наиболее дисциплинированные и высококвалифицированные работники. Воспитательная и дисциплинирующая роль рабочих династий была также связана с авторитетом отца-основателя или старшего рабочего, обучающего и контролирующего не только младших представителей династии, но и являющегося наставником и образцом трудовой морали для любого работника цеха или завода.

В публикациях о рабочих династиях формировалась концепция локального (заводского) патриотизма, основанная на идеологеме завода как «дома» для его работника. Преданность предприятию, «приписанность» работника к нему конструировались в текстах при помощи нескольких средств. Во-первых, пространство завода описывалось категориями приватного. Во-вторых, в рассказах отождествлялись родственные и производственные отношения между работниками, тем самым формировалось представление о заводе как об «общине». Итак, в репрезентациях транслировались «кодекс рабочей чести» рабочей аристократии, заводской знати: их отношение к труду, политическая лояльность, корпоративный дух, товарищество, эмоциональная вовлеченность в жизнь предприятия.

Символическая номинация рабочих династий становилась дополнительным ресурсом в системе распределения социальных и экономических благ. Статусные привилегии могли быть получены потомственными рабочими с большей вероятностью посредством укрепления сословной позиции с помощью ряда других достигаемых формальных статусов, имеющих экономическую ценность для социалистического предприятия, например «Заслуженный кировец», «рационализатор» и проч.

В 1990-е годы, в условиях экономической трансформации, элитарный статус заводской династии на предприятии был утрачен. Процесс возрождения заводских династий в современных рыночных условиях связан, с одной стороны, с инерционностью патерналистской модели трудовых отношений на российском производстве. С другой стороны, их официальная репрезентация на предприятии доказывает успешное прохождение этапа реструктуризации и демонстрирует конкурентоспособность завода в рыночных условиях. Смыслы, приписываемые символическому статусу заводской династии, меняются.

Анализ современных материалов многотиражки (1998-2006 гг.) и экспертных интервью продемонстрировал, что заводские династии по-прежнему остаются символом локального патриотизма, преданности предприятию, мотивации к труду. Репрезентации современных этапов истории династий воспроизводят идеологию стабильного, мотивированного к труду, преданного предприятию коллектива. Они представляют собой ресурс для конструирования корпоративной идентичности, на которое нацелены современные менеджеры. Образ потомственного работника Кировского завода, не покинувшего производство в драматический период выживания, героизируется. Наличие династий создает имидж стабильного, конкурентоспособного предприятия, умеющего справляться с трудностями и способного вписаться в новый для него рыночный контекст. Такая корпорация позиционируется руководством как надежный партнер, в чье производство безопасно инвестировать капитал, а работники подобной корпорации – как современные квалифицированные специалисты.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»