WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Во втором параграфе «Методология исследования официальных репрезентаций заводских династий в заводской многотиражке: критический дискурс-анализ» рассмотрена специфика применения метода дискурс-анализа к исследованию заводской династии как идеологического проекта. Основной материал для исследования составили статьи заводской многотиражки «Кировец» и агитационно-пропагандистских и публицистических сборников о рабочих династиях. Отбор статей осуществлялся по следующему принципу. Был составлен список терминов, составляющих семантическое поле категории «заводская династия». В этот список входили такие лексемы, как, например, «рабочая семья», «трудовая смена», «эстафета поколений/традиций» и проч. Основанием для отбора статьи для эмпирического анализа являлось упоминание в тексте указанных лексем.

В исследовании указанных текстов был применен метод критического дискурс-анализа, разработанный Н.Феркло (N.Fairclough). Методика анализа включает несколько этапов. Первый этап – тематический анализ массива текстов. Единицей анализа является статья, описывающая историю заводской династии. Вторым этапом являлся непосредственно анализ конкретного текста статьи. Проведение анализа текста предполагало следующие шаги: 1) выделение дискурсивного репертуара, на основе которого создан текст; 2) анализ того, какие категории и акторы чаще встречаются в статьях вместе или раздельно, что и каким образом они создают и репрезентируют в повествовании; 3) анализ интертекстуальности, т.е. взаимодействия и пересечения различных дискурсивных репертуаров, перекодирование и перенос значений и смыслов. Заключительные выводы исследования, проведенного с помощью метода критического дискурс-анализа, касаются взаимоотношений между дискурсивной практикой и более широкой социальной практикой.

В третьем параграфе «Методология исследования заводской династии как результата семейных стратегий: изучение истории семьи» описывается специфика метода изучения социальных генеалогий (Д.Берто). Прежде всего, представляются ключевые для данного метода понятия: «семья», «межпоколенческая трансмиссия», «индивидуальные/семейные траектории» и «семейные стратегии». Далее описываются этапы сбора и обработки эмпирического материала, принятые в рамках метода изучения истории семьи:

Шаг 1. Сбор биографической информации о представителях как минимум трех-четырех последних поколений династии.

Шаг 2. Объединение всех собранных биографий представителей заводской династии в общий нарратив и написание семейной истории.

Шаг 3. Анализ случая (заводской династии). На данном этапе применялся подход Ф.Шютце к описанию биографических процессов, адаптированный для исследования семейных историй. В работе выделяется несколько типов семейных историй: история семьи как траектория; история семьи как стратегия; семейная история как «превращение».

Шаг 4. Сравнение случаев, построение типизаций. На данном этапе проводится сравнительный анализ нескольких исследованных случаев, делаются обобщения и выводы относительно общих признаков биографии представителя заводской династии и истории заводской династии. Для анализа применяется концепция социального воспроизводства П.Бурдье, рассмотренная в первом параграфе данной главы.

ГЛАВА 2. «Формирование заводских династий: социально-экономический и исторический контекст изобретения традиции» посвящена исследованию социально-экономического и исторического контекста, в рамках которого сформировалась и воспроизводится заводская династия как вариант заводской традиции. Исторические рамки включают послереволюционный период становления классовой структуры, две последующих волны советской индустриализации, а также современный рыночный контекст.

В первом параграфе ««Потомственный пролетарий» в социальной структуре послереволюционного российского общества (1917-20-е гг.)» рассмотрены предпосылки возникновения рабочей династии как идеологического проекта большевистского/советского государства, связанные с государственной политикой классообразования конца 1910-х – начала1920-х гг.

Официальная концепция социальных классов в послереволюционной России, пришедшая на смену сословной системе, определяется исследователями как «приписывание индивида к классу» (ascribing>

Практика «приписывания к классу» положила начало формированию так называемой «советской сословной системы», которая определялась властными отношениями государства с социальными группами. Потомственные пролетарии получили в послереволюционной стратификационной системе статус правящего класса-гегемона. Идеологическая номинация потомственного рабочего воплощалась в политике привилегий этой социальной категории (сословной группы), например, первоочередного вступления в комсомол или в партию, трудоустройства на предприятия в послереволюционный период (после гражданской войны и во время НЭПа) и т.д. Тем самым власти формировали группу потомственных заводских рабочих, в соответствии с марксистским пониманием классов.

Второй параграф «Формирование заводских династий как элитного слоя в рамках сословно-корпоративной системы: первая волна советской модернизации (конец 1920-х-40-е гг.)» посвящен анализу стратегий государственной власти в сфере промышленности в годы ускоренной индустриализации, оказавших влияние на формирование заводских династий. Экстенсивный рост промышленного рабочего класса порождал многочисленные конфликты на цеховом уровне, включая напряженные отношения между «новичками» и «старыми» или «кадровыми» рабочими. Официальный переход от идеологии исключения «классового чуждых» из заводской сферы к интеграции всего рабочего класса через идентификацию с корпорацией, т.е. с предприятием рассматривалось властями как способ преодоления социальных напряжений, текучести и низкого уровня дисциплины на цеховом уровне. Исследователи предполагают, что модель завода как сообщества, квазисемейной структуры, возникшая в первые годы индустриализации, оказалась достаточно стабильной и просуществовала вплоть до конца 1980-х гг.

Анализ научной литературы позволяет выделить несколько составляющих сталинской индустриальной политики, направленных на конструирование класса промышленных рабочих и поиск эффективных механизмов закрепления работников за предприятиями. В работе делается акцент на четырех из них: 1) введение репрессивных трудовых законов (конец 1930-х – середина 50-х гг.); 2) внедрение дифференцированного подхода к оплате труда квалифицированных и неквалифицированных рабочих, возникновение новых статусных категорий рабочих; 3) начало формирования заводской инфраструктуры и социального обеспечения рабочих на предприятиях; 4) формирование ряда заводских ритуалов и традиций, официальная инициатива написания легитимной истории рабочего класса, фабрик и заводов. Одним из подобных ритуалов стало написание образцовой истории семьи работника, занятого на конкретном предприятии и «привязанного» к нему. Потомственные рабочие становятся идеологически вписанными не только в классовый, но и в корпоративный порядок, образуя сословие «заводской знати».

В третьем параграфе ««Вторая волна советской модернизации (1950-80-е гг.): «золотой век» заводских династий» рассмотрен завершающий этап формирования советской заводской династии, изучен социально-стратификационный, социально-экономический и идеологический контекст институционализации заводской династии. Наиболее важными факторами, способствующими активному росту числа рабочих династий и укреплению их статуса «образцовых» рабочих на советских предприятиях изучаемого периода, являлись следующие.

Во-первых, в послесталинский период произошел переход от государственной политики принуждения к политике убеждения. Поиски новых, нетоталитарных подходов к мотивации рабочих, решению проблем текучести кадров и нарушения производственной дисциплины привели к усилению идеологической пропаганды, актуализации моральных и поведенческих образцов, распространению производственных ритуалов. В этот период учет и чествование заводских династий как представителей «рабочей элиты» в рамках советской классовой структуры и заводского коллектива становятся рутинной практикой на предприятиях. Анализ заводской прессы демонстрирует, что в позднесоветский период получило распространение расширительное понимание династии, включавшей самые разнообразные типы семейной занятости на промышленном предприятии.

Во-вторых, увеличение количества династий в послевоенный период было связано с укреплением роли производственных предприятий как центров социального обеспечения работников. В связи с этим усиливались тенденции к укреплению классовых границ, закрытости и самовоспроизводству социально-профессиональных групп, их многопоколенной привязанности к заводам, предоставляющим определенные социально-экономические блага для своих работников. Потомственные рабочие формировали привилегированную группу в рамках позднесоветского «сословного» общества и патерналистской государственной системы.

Четвертый параграф «Возрождение заводских династий в современных рыночных условиях» посвящен изучению экономических условий, в которых заводская династия разрушалась как государственный идеологический проект и возрождалась как идеологический проект корпорации.

Рыночный этап развития производства начался в России в конце 1980-х - начале 1990-х гг. Он, в частности, характеризовался перепрофилированием производств и реализацией программы конверсии предприятий военно-промышленного комплекса; разрушением заводской социальной инфраструктуры; кризисом неплатежей; массовым сокращением объёмов производства и персонала; банкротством предприятий. Кировский завод кризис охватил в 1990 году, период с 1992 по 1998 гг. оценивается экспертами как «выживание».

Рыночные механизмы привели к существенным изменениям системы социальной стратификации российского общества, изменилась роль государства в формировании социальных групп. Происходило размывание советских «сословий», основанных на зависимости граждан от государства, гарантировавшего стабильное рабочее место, заработок и совокупность социальных гарантий. Идеологически сконструированный рабочий класс потерял свой статус «гегемона», находящегося на вершине социальной иерархии. Таким образом, многие предприятия утратили значительные в прошлом рычаги контроля рабочей силы. В этих условиях руководство предприятий вынуждено прибегать к традиционным методам поддержания единства «трудового коллектива», в частности, воспроизводя патерналистские отношения с работниками, а также вновь «изобретая» заводские традиции, свойственные советскому периоду. К числу таких традиций относится и чествование заводских династий. С конца 1990-х – начала 2000-х гг. для менеджеров по управлению персоналом тема рабочих династий становится значимой в рамках формирования организационной культуры предприятия, корпоративной этики, стратегий по управлению персоналом и других направлений современного менеджмента.

В ГЛАВЕ 3. «Заводская рабочая династия как идеологический проект: от социалистического предприятия к акционерному обществу» представлены результаты анализа репрезентаций рабочих династий в заводской многотиражке, тематических сборниках и интервью с экспертами, исследуются символические и связанные с ними экономические ресурсы потомственных работников завода в советский и постсоветский период.

В первом параграфе «Модели официальных репрезентаций рабочих династий на социалистическом предприятии» представлена структура символического статуса рабочих династий советского периода. Согласно результатам критического дискурс-анализа публикаций (конец 1950-х – начало 80-х гг.), символический статус рабочей династии создается при помощи следующего дискурсивного репертуара значений: 1) аристократизм; 2) профессионализм и дисциплинированность; 3) локальный патриотизм.

«Аристократизм» трудовых династий складывался из нескольких компонентов: рабоче-крестьянское происхождение их представителей; связь истории семьи с легитимной советской историей и историей предприятия; трудовой стаж династии; наличие «титулов» и семейных «регалий» (заводских почестей и наград, семейного архива); следование кодексу «рабочей чести».

Согласно исследуемым материалам, потомственные рабочие презентировались как «носители» профессионального этоса, наиболее дисциплинированные и высококвалифицированные работники. Долг представителя династии состоял также в том, чтобы транслировать трудовые ценности молодому рабочему (родному сыну или ученику). Воспитательная роль рабочих династий основывалась на авторитете отца-основателя или старшего рабочего, являвшегося наставником и образцом трудовой морали для любого работника цеха или завода.

Локальный патриотизм представителей заводских династий конструировался посредством отождествления в опубликованных рассказах о рабочих династиях социальных пространств «дома» и «работы/завода», производственных и семейных отношений и статусов. В рассказах родственные отношения описываются с использованием производственной лексики и, напротив, трудовые и производственные отношения – посредством риторики родства.

Анализ интервью с заводскими экспертами показал, что статусные привилегии династий Кировского завода в советский период были значительными. Вместе с тем, они могли быть получены с большей вероятностью посредством укрепления сословной позиции с помощью ряда формальных статусов, имеющих экономическую ценность для социалистического предприятия. Символический (династийный) и социальный капитал (П.Бурдье) оказываются признанными и значимыми в поле советской производственной корпорации для получения экономических привилегий.

Во втором параграфе «Модели официальных репрезентаций рабочих династий на акционерном предприятии» анализируется структура символического статуса представителей рабочих династий в ходе и после реструктуризации предприятия, с начала 1990-х гг.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»