WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Микроминиатюра есть знак реагирования искусства на общезначимое, оно – отклик и репрезентация всего общезначимого. Оценка искусством процессов открытия микромира далеко неоднозначна: диапазон отношения к этому факту современности укладывается в границы от предельно пессимистических рассуждений о том, что сам человек становится, как и атом в XX веке, жертвой распада, утраты целостности, до оптимистических прогнозов перспектив человечества. От восприятия исследователей микрообъектов как героев, до очернения их как злодеев, от видения бесконечности человеческих возможностей овладения «языком», законами микромира, до трагического осмысления чудовищных последствий взрыва ядерной бомбы, катастрофы на атомной станции, бактериологического оружия.

Микроминиатюра – это реакция на действительность, созданную человеком в культуре. Микроминиатюра – это порождение науки, техники, искусства, в целом культуры, развившейся до определенного уровня. Значимость этих достижений уже зафиксирована, подчеркнута, но искусство визуализирует эту значимость, увеличивая ее.

Микроминиатюра обнаруживает в себя ряд основных черт эстетики постмодернизма.

  1. Принципиальный эклектизм, отказ от функционализма, смешение стилей, синтез искусств.
  2. Рефлексивность художественной практики: дистанция между микроминиатюристом и создаваемым им произведением всегда стремится к увеличению, так как непосредственно, без специальных оптических устройств художник не видит материал, с которым он работает.
  3. Стирание различий между высокой и массовой культурой.
  4. Зависимость от технических условий. Микроминиатюра возможна в изготовлении и рассмотрении исключительно посредством микроскопов новейших поколений.
  5. Обращенность в прошлое. Микроминиатюра – редкий вид искусства, имеющий глубокие исторические корни в миниатюрном искусстве. Возрождение этого направления связано с особым природо- и мировосприятием.
  6. Обращенность к природе. Постмодернизм испытывает явную жажду экологичности. Восприятие целостного мироздания, где человек слит воедино с миром органической и неорганической природы отвечает духу микроминиатюры. Обращенность к природе прослеживается и в преимущественном выборе микроминиатюристами природного материала: зерен риса, мака, пшена, лепестков цветов, паутинки, разрезанного вдоль человеческого или конного волоса. Эффект микроминиатюры обусловливается и тем обстоятельством, что микроскоп привычно настраивает человека на наблюдение за природными микросредами, а открывает неожиданный мир творений человеческих рук, поражая диапазоном неизведанных человеческих возможностей и смыслов, передаваемых микроформами. Скрипка в лапках кузнечика создает известный поэтический образ, подковки на лапках блохи позволяют воображению оживить сцену лесковского Левши, караван верблюдов в ушке иголки реализует библейские строки. Это искусство позволяет наряду с современной наукой человеческому сознанию соприкоснуться с микроуровнем организации бытия.

Микроминиатюра, являясь феноменом культуры постмодерна, отвечает его специфике и в то же время преодолевает различные изъяны, обнаруживаемые в культуре этой эпохи. Поскольку микроминиатюра технически не подлежит умножению, постольку она возвращает к жизни автора, «умерщвленного» сознанием постмодернистов. Мастерство при выполнении уникального произведения, появление которого нарушает представления о возможностях человека, актуализирует автора как личность постоянно растущую, преодолевающую себя, ориентированную на другую личность, с целью удивить искушенного современного человека. В этом качестве микроминиатюра является ответом на дегуманизацию искусства в технизированной культуре. Помимо микроскопа автор произведений не использует никаких иных технических устройств, создающих симуляцию трехмерного пространства, труд микроминиатюриста носит традиционный ручной характер, все используемые инструменты создаются каждым мастером индивидуально.

Во втором параграфе «Микрокнига: художественно-выразительные средства построения микромира и источник формирования духовного мира человека» уделяется внимание такому специфическому, редкому, но показательному с точки зрения актуальности и значимости в современной культуре направлению искусства микроминиатюристики, как микрокнига.

Микрокнига имела шанс появиться лишь с возникновением соответствующего инструментария для работы и демонстрации – прежде всего микроскопов нового поколения. Исторически ей предшествует миниатюрная книга – одна из основных областей художественных миниатюр, занимающая ничтожную долю в издательской продукции, мало изученная исследователями-теоретиками. Если миниатюрная книга определяется преимущественно размерами 100x100 мм, то микрокнига ограничена ориентировочными параметрами 10x10 мм. Если в массовом производстве микротехнические операции выполняются механизмами, по причине невероятной сложности, то выпуск микрокниги не обходится без ручного труда, поскольку достигнутый на сегодня уровень полиграфии и издательских технологий не позволяет соблюсти размерность при высоком уровне качества.

Осмысление феномена микрокниги с позиции философии открывает несколько исследовательских перспектив. Во-первых, в век нанотехнологий человеческая рука по-прежнему предвосхищает возможности техники, стимулируя развитие физики и технологии микрообъектов (в ряде областей общественной жизни мастерство микроминиатюристов оказывалось жизненно необходимым и абсолютно незаменимым; в частности, в изготовлении инструментов для микрохирургии). Во-вторых, в условиях визуальной культуры изобразительное искусство и книга как печатный носитель информации стремительно теряют свое значение, но направление микрокниги демонстрирует неисчерпаемость этих ресурсов человеческой культуры. Наконец, с точки зрения философской антропологии, одна из важнейших потребностей человеческого духа – потребность трансцендирования непосредственных жизненных обстоятельств (заданных природным или социальным факторами), прорыв за границу реального. Искусство, эстетический опыт предоставляет человеку такую возможность: открывать для себя новые грани мира. В частности, микроискусство демонстрирует ярчайший пример преодоления мастером пределов очевидных возможностей. В XX веке ведущим и определяющим центром эстетической перестройки в культуре было не искусство, а индустрия. Однако, эстетика типовых техноконструкций диаметрально противоположна эстетике духовной индивидуальности. На фоне быстро развивающихся процессов микроминиатюризации в производственной сфере импульс к развитию получает микроминиатюризация в искусстве, ориентированная на удовлетворение не потребностей, усиленно взращиваемых в человеке обществом потребления, а духовных потребностей личности. Анализ влияния микроминиатюры на духовный мир человека отправляет к выяснению значения эстетического развития личности и роли искусства в нем.

При рассмотрении микроминиатюрной книги раскрываются практически все известные истории осмысления искусства аспекты, затрагивающие его общественную природу и значимость для развития личности. Микроминиатюра обнаруживает в себе, например, миметический, «подражательный» момент, в котором античность и эпоха Возрождения видели особое познавательное значение и нравственную ценность искусства. Подражая внешнему космосу (напомним, что на греческом языке это слово означает помимо мироздания украшение, красоту, упорядоченность), микроминиатюра выполняет свою сугубо эстетическую функцию, являясь рефлексией эстетического сознания. Отражая идею микрокосма, миниатюра представляет собой способ и средство приобщения к «бесконечному», вечному, в чем должна была заключаться суть искусства по средневековым представлениям. Безусловно, в этом виде духовного освоения действительности нет прагматической цели, есть демонстрация игры творческих сил и выражение бытия абсолютного духа, как характеризовали искусство представители немецкой классической эстетики (Кант, Шиллер, Гегель и др.), осмысливавшие таким образом взаимоотношения искусства как «образа свободы» с эмпирической реальностью, наукой, моралью и религией.

Говоря о том, что микроискусство вообще и микрокнига в частности не имеют прямого утилитарного значения, стоит обратиться к истории возникновения искусства в момент, когда человек выходит за пределы удовлетворения своих непосредственных физических потребностей, практически-утилитарных интересов, получая возможность творить универсально, свободно, производя вещи и предметы, доставляющие ему наслаждение самим процессом деятельности. Возникновение и становление искусства связано с удовлетворением потребности в воспроизводстве собственно человеческого характера своей жизнедеятельности и самого себя как существа всеобщего и универсального.

Искусство, по самой своей природе опережающее нормы и представления своего времени, в определенном смысле способно задавать цели человеческой деятельности. Так, микрокнига в непосредственных областях профессиональной деятельности задает параметры качества и мастерства. А по отношению к личности, соприкасающейся с микрокнигой, последняя выполняет функцию расширения горизонтов мировосприятия и переживания свободы трансцендирующего человека.

Идея бесконечности мироздания на уровне микровеличин, бесконечности человеческих возможностей, диапазон которых трудно поддается пониманию, содержится в форме микрокниги. Как художественное произведение микрокнига ценна тем, что является проекцией духовного устремления, игры фантазии, реализацией, казалось бы, невозможного, рождаясь из потребности человека преобразовывать свое чувственное отношение к действительности. В культуре постмодерна человек, пресыщенный эффектами экранного искусства, игрой стилей и направлений, заканчивающейся определенным и в деталях конкретизированным результатом, а потому не требующей от зрителя развитого воображения, образного мышления, интуиции и, пожалуй, развитого эстетического чувства, микроминиатюра значима уже тем, что способна вызвать удивление и не представляет собой легкого гедонистического удовольствия. Удовлетворяя потребность в восприятии мира, искусство развивает культуру восприятия. Микроминиатюра развивает культуру восприятия микроформ, внимание к деталям, к микромиру. Эстетическое обогащение духовного мира современного человека является необходимым условием гармоничного сосуществования человека с природой, наслаждения ее красотой и гармонией, понимание этого как ценности.

Микроминиатюрная форма, подчеркивающая целостность и бесконечное многообразие малого мира, вызывая эстетические переживания человека, способствует формированию у него ощущения собственной целостности и возвышения собственных чувств до предельной духовной высоты. Этим определяется особая значимость формы микрокниги как явления искусства и культуры. Познавая мир и представляя его посредством понятий или образов, наделяя его человеческими смыслами, то есть очеловечивая, в конечном итоге, фактически подразумевает процесс оформления мира. Форма становится в искусстве конкретно-чувственным выражением духовной ценности явления, ставшего носителем красоты (как отношения между ним и человеком, эмоционально оценивающим его). Возможность возникновения именно такого отношения определяется особенностями и человека, и явления, с которым он взаимодействует. Явление должно иметь (или обретать) какие-то особые свойства, качества, чтобы оно смогло стать предметом эстетического отношения, носителем красоты. В разные эпохи, в разных сообществах – это разные свойства. Человек, взаимодействующий с этим явлением, должен быть эстетически развит, чтобы быть в состоянии чувственно оценить эти свойства, пережить их как красоту, испытать наслаждение от нее.

Человеку в его творческих порывах свойственно стремление к смелым экспериментам с размерностью объектов, преодолевая границы, соизмеримые с размерами тела самого человека. Так, существует в истории как искусства, так и промышленного развития масса примеров так называемых гигантомании: от панорамных живописных произведений и великих во всех смыслах этого слова архитектурных композиций до мегамашин в промышленности. Маленькая форма при этом позволяет сфокусироваться на деталях, сосредоточиться, всмотреться, почувствовать безграничность своих возможностей и, возможно, власти над тем, что меньше него (на фоне мегаконструкций, например, в архитектуре, человек чувствует подчас свою слабость и ничтожность, а не величие).

Художественное содержание невозможно перевести сколько-нибудь полно на язык понятий. Восприятие произведения оставляет значительное пространство для невыразимых состояний, смыслов, не является сразу и не обязательно посредством прямой речи.

Пожалуй, миниатюра являет собой предельное сближение искусства и философии. И философия, и искусство стремятся ухватить сущность мира в его предельных основаниях и смыслах, являя эту сущность в целостном образе. Микроминиатюра, таким образом, служит своеобразной рефлексией искусства. В то время как искусство есть рефлексия культуры, миниатюра – это рефлексия рефлексии. Сюжетные линии, некоторые технические приемы обращают нас к образам, существующим уже вне времени и пространства. Новые произведения (например, литературные в микроминиатюрной книге) практически не появляются в микроминиатюрной форме. Микроминиатюрист обращается к узнаваемым, хорошо известным, знаковым явлениям культуры. Микроминиатюра – это образ образа, новое прочтение старого. С одной стороны, сама актуализация, «переиздание» художественного образа в микроминиатюрной форме подчеркивает его непреходящую значимость. С другой стороны, новая форма по-новому высвечивает, казалось бы, знакомое содержание, требуя предельной сосредоточенности восприятия, а не отношение к культурному наследию как к чему-то абсолютно раскрытому, имеющему лежащие на поверхности, сами собой разумеющиеся смыслы.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»