WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

2. По логической структуре метафора близка к аналогии; их различие определяется прежде всего в плане задач и соответственно – ожидаемых результатов. Основная цель аналогии (не обязательно достигаемая) – получение истинного знания. Применение метафоры напрямую не связано с поиском истины: метафора ориентирована либо на получение нового знания, либо на его представление в процессах трансляции знания.

3. Основными гносеологическими условиями обеспечения эффективности метафоры в философском познании являются интенция к сущности, опора на главное в предмете и учет не только сходств, но и различий сопоставляемых объектов.

4. Гносеологические свойства метафоры, формирующие ее потенциал в качестве средства выражения философской идеи – возможность установления связи между близким и далеким объектами, единство концептуального и эмоционально-насыщенного образа, многоуровневость, ассоциативная гибкость, риторическая эффективность.

5. Присутствие метафоры во всех основных модификациях философского знания свидетельствует об органичности метафоры как средства выражения философской идеи.

Теоретическое значение диссертационного исследования заключается в разработке актуальной проблемы современной теории познания философии – проблемы общего и особенного в средствах выражения идей в контексте различных видов познания. Кроме того, полученные выводы могут послужить основой для изучения гносеологического аспекта других риторических средств.

Практическая значимость диссертационного исследования. Результаты исследования могут использоваться для обогащения способов представления идей в современной философии, а также в практике ее преподавания. Материалы и выводы исследования могут быть использованы в преподавании курсов философии и истории философии.

Структура диссертации подчинена общему замыслу работы, цели и логике исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, первая из которых включает три, вторая – четыре параграфа, заключения и списка литературы. В первой главе рассмотрены гносеологическая сущность, функции и типология философских метафор, во второй главе на основании сформулированных теоретических принципов осуществлен анализ функционирования метафоры в конкретных модификациях философского знания. Работа представлена на 169 страницах, список использованных источников включает 183 наименования.

Апробация данного диссертационного исследования была осуществлена в ходе обсуждения его основных положений и выводов на кафедре философии Сибирского государственного университета путей сообщения и методологическом семинаре кафедры философиии Омского государственного педагогического университета, а также в выступлениях автора на международных, всероссийских, региональных и межвузовских научных конференциях: на Всероссийской научной конференции «Реальность. Человек. Культура» (ОмГПУ, Омск, 2008); на V Всероссийском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество» (Новосибирск, 2009); на Всероссийской научной Интернет-конференции «Социально-экономические коммуникации в современном российском обществе» (ОмГУПС, Омск, 2009) и др.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в журналах «Вестник НГУ» и «Омский научный вестник», рекомендованных ВАК для публикации результатов кандидатских диссертаций, а также в статьях автора в других научных изданиях.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, дается анализ степени изученности проблемы исследования, формулируются цель и задачи исследования, определяются методологические основания, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Сущность и функции метафоры в философском познании» дан обзор основных концепций метафоры, раскрыта гносеологическая сущность, функции и типология философских метафор.

В § 1 «Гносеологическая сущность метафоры» исследованы проблемы, возникающие при включении метафоры в философский текст, рассмотрены наиболее важные для философского познания теории метафоры, раскрыта гносеологическая природа метафоры. В наиболее общем плане метафора определена как языковое действие, заключающееся в том, что вместо слова, употребленного в прямом смысле, используется сходное с ним по смыслу слово, употребленное в переносном смысле.

Рассматривая сферу метафорического, Аристотель определил ее как необычное словоупотребление. В «Поэтике» он указывает, что использование необычных слов делает речь благородной. При этом Аристотель называет благородным такое словесное выражение, которое повествует о сложных, важных вещах, интересное, раскрывающее индивидуальность говорящего. Кроме того, это речь, обращенная не ко всем, ее главная мысль, глубинный смысл не лежат на поверхности. С особенностями философии как метафизики эти отличительные черты метафоры оказываются сопоставимыми напрямую, если принять во внимание, что Аристотель определяет философию как учение о неподвижных и вечных сущностях, о сущем самом по себе. Философское знание выходит за пределы обычного, повседневного, следовательно, требует для себя соответствующих средств выражения – необычных слов. Кроме того, движение философской мысли от поверхностного к глубинному слою сущего должно быть отражено также в многоуровневом, углубляющемся словесном образе. То и другое позволяет первично определить метафору как такое средство выражения мысли, обращение философии к которому не случайно, а закономерно.

В историческом становлении философского осмысления метафоры определяется три основных линии трактовки ее сущности. Субституциональная концепция полагает, что в метафоре одно слово непосредственно употребляется вместо другого. Сравнительная точка зрения основана на предположении, что в основании метафоры лежит трансформация буквального значения. Теория взаимодействия, или интеракционистская концепция метафоры, разработанная А. Ричардсом и М. Блэком, рассматривает метафору как «разрешение напряжения» между метафорически употребленным словом и контекстом его употребления, основанное на подключении системы общепринятых ассоциаций. Согласно интеракционистской концепции, метафорическое выражение нельзя передать буквальными словами, без потери когнитивного содержания.

Обзор различных вариантов определения метафоры дает возможность обнаружить некоторые инвариантные линии в трактовке ее сущности. Во-первых, построение метафоры всегда связывается с установлением параллели между двумя существенно различными понятиями. Во-вторых, одно из понятий, включенных в метафорическое взаимодействие, всегда употреблено в более буквальной трактовке, чем другое, что делает обязательным для метафоры стыковку прямого и переносного значения ее базовых терминов. В-третьих, полюса метафоры содержат в себе несовпадающие спектры смыслов, между которыми существует многообразное взаимодействие. Именно это обстоятельство является ключевым для определения гносеологической сущности метафоры.

Гносеологическая сущность метафоры состоит в установлении непосредственной связи между внешне отдаленными понятиями в целях обогащения (расширения, уточнения, ассоциативного оформления) смыслового поля ключевого понятия через подключение к нему системы смыслов другого понятия. Представляется возможным утверждать, что именно внимание к гносеологической сущности метафоры составляет основу ее философского осмысления. Если лингвистика, особенно традиционная, рассматривает метафору как языковой феномен, то цель философии состоит в том, чтобы увидеть, каким образом через метафору реализуется мышление.

В работе рассмотрены основные варианты типологизации метафор. Аристотель выделил четыре типа метафор: перенос с рода на вид, с вида на род, с вида на вид и по аналогии. Дж. Миллер различает именные, предикатные и сентенциальные метафоры. А. Ричардс проводит разграничение между метафорами, которые строятся на основе прямого сходства между двумя объектами, и метафорами, строящимися на основе общего отношения, испытываемого нами к обоим объектам. Дж. Лакофф и М. Джонсон выделяют три вида метафор: структурные, ориентационные и онтологические. Практически все выделенные виды находят свое воплощение в философских текстах. Это связано прежде всего с многообразием философского знания – не только по содержанию, но и по способу философствования.

Одним из способов определения сущности метафоры является также ее сопоставление с близкими феноменами (синекдоха, метонимия и катахреза). Существуют два основных варианта трактовки соотношения метафоры с указанными феноменами: метафора трактуется либо как обобщающее понятие, либо как один из этих тропов. Исследования лингвистов, проанализированные в диссертации, по мнению автора, позволяют сделать вывод о том, что метонимия, синекдоха, ирония, метафора выполняют одни и те же функции в философском тексте, близки с точки зрения гносеологической сущности. Катахреза же, как «угасшая» метафора, слово, используемое в буквальном значении, применяется в философии для других целей. Возвращение слову его метафорического значения, обращение к этимологии слова позволяет отойти от привычного восприятия и применяется в постмодернизме как инструмент ломки стереотипов. Поэтому автор считает возможным, рассматривая метафору и близкие к ней феномены в качестве способов выражения мышления, делать достаточно общие для различных тропов выводы, выделяя при этом катахрезу как особый вид тропа.

В § 2 «Логическая природа и структура метафоры» раскрыта структура метафорического выражения, рассмотрена терминология, используемая различными авторами для понимания механизмов построения и функционирования метафоры в тексте. Логическая структура метафоры исследована в сопоставлении с логической структурой аналогии.

На основе анализа терминологии, используемой разными авторами для описания структуры метафоры, в диссертации выделена в качестве базовой терминология, предложенная М. Блэком. Основные компоненты метафоры называются у него главным и вспомогательным субъектами. Главный субъект метафоры – это предмет, свойство или отношение между предметами, на которые переносятся признаки; вспомогательный субъект метафоры – это предмет, свойство или отношение между предметами, от которого заимствованы признаки. Поскольку с метафорического слова на то, что оно означает, переносятся лишь некоторые характеристики того, с чем происходит сравнение, используется также термин «фильтр метафоры».

Выявление логической структуры метафоры может быть осуществлено через сопоставление метафоры с универсальной логической операцией аналогии. В диссертации подвергнуто критическому анализу утверждение о том, что в основе метафор лежит буквальная аналогия. Аналогия эффективна в тех случаях, когда она является выясненной, т.е. когда условия сходства и различия ясно сформулированы и точно определены. Метафора же, в силу многозначности смыслов и необходимости интерпретации, скорее близка к невыясненной аналогии. Цель аналогии – прежде всего получение истинного знания. Метафора же может направить к истине, подтолкнуть к ней, но метафора ориентирована скорее на получение нового знания (либо на его представление в процессах трансляции знания).

Сопоставление метафоры с аналогией позволяет увидеть возможность процессуальной, длящейся, раскручиваемой метафоры. И это обращает нас к разграничению простой и развернутой метафоры, имеющему особое значение при использовании метафор в философских текстах. Развернутые метафоры предполагают наличие нескольких главных и нескольких вспомогательных субъектов метафоры: базовое соотнесение понятий обрастает в таких метафорах рядом частных соответствий, иллюстрирующих компоненты или детали общего.

В § 3 «Функции метафоры и свойства философского знания» рассмотрены функции, которые выполняет метафора в философии, специфика философии и соответствующие ей особенности функционирования метафор в тексте, а также соотношение роли метафор в различных концептуальных видах познания: философском, научном, религиозном и художественном.

Онтологическая функция метафоры основывается прежде всего на процессе конструирования реальности, выражаемой в метафоре. С ней связана номинативная функция: метафора служит средством заполнения пробелов в словаре, обновления языка. Но онтологическая функция метафоры не сводится только к номинативной деятельности; метафора создает не только новую терминологию, но и целые языковые картины мира.

Гносеологическая функция метафоры имеет ряд подфункций. Метафора в философском тексте играет объяснительную и инструментальную роли: интерпретировать фундаментальные понятия философии и их взаимосвязь иногда невозможно без метафоричности, также без использования метафоры бывает достаточно сложно вычленить интересующий исследователя фрагмент реальности. Инструментальная функция метафоры переходит в методологическую функцию, позволяя использовать наиболее продуктивные метафоры в качестве ориентиров философских учений разных эпох. Гносеологическая функция метафор проявляется также в возможности метафорического предвидения, предвосхищения целостных проектов, которые получают затем многонаправленную разработку в контексте науки и самой философии, что свидетельствует об эвристической роли метафоры в познании.

Этико-эмоциональная функция метафоры заключается в расстановке акцентов, позволяющих определять ценностные ориентиры. Таким образом, эта функция перетекает в мировоззренческую функцию. Метафора способствует формированию в сознании человека картины мира и системы ценностей, выражающих отношение к миру.

Эстетическая функция метафоры считается периферийной для философского текста. Тем не менее многие философские тексты включают установку на создание определенного художественного впечатления, и метафоры в них становятся средством реализации этой функции.

Осуществленное выявление основных функций метафоры позволяет высказать ряд соображений о связи метафоры с самой природой философского мышления. Прежде всего можно указать на многообразие самого философского знания, в котором сосуществуют не только различные по содержанию концепции, но и разные способы философствования. Сама сущность философствования требует, чтобы это многообразие не унифицировалось, а поддерживалось и культивировалось. Данной особенности философского знания как нельзя лучше отвечает многообразие и многофункциональность метафоры.

Определяющей характеристикой философского мышления выступают обращенность к предметам, не данным непосредственно, не включенным в доступный опыт. Метафора, логика которой – в контакте между близким и далеким, в которой пробрасывается мост между доступным и знакомым и недоступным и загадочным, служит одним из немногих возможных способов самого включения таких реалий в гносеологический контекст.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»